В будущее с надеждой

 Песах Амнуэль
 5 декабря 2016
 833

Минувшей осенью премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу выступил с речью на заседании Генеральной Ассамблеи ООН. Можно было бы назвать это выступление традиционным, поскольку каждый год на заседании Генеральной Ассамблеи лидеры стран-участниц произносят речи, содержание которых обычно мало у кого вызывает интерес. В прессе обычно обсуждают речь американского президента, поскольку США являются ведущей мировой державой, и если от кого-то и ждать реальных, а не дежурных слов, то в первую очередь от президента Соединенных Штатов.  

Есть и давно сложившиеся традиции в поведении делегаций. Когда на трибуну выходит премьер-министр Израиля, делегации арабских стран покидают зал заседаний. Разумеется, они слышат выступление, будучи в коридорах, а потом внимательно изучают, но ведь главное — показать миру свое отношение. Показывают.
В нынешнем году Нетаниягу попытался изменить традицию, высказав мысли, которые, по его же словам, должны были шокировать аудиторию.
Содержание речи Нетаниягу можно разделить на три части: факты, обвинения и надежды. И если факты наверняка известны как сторонникам Израиля, так и его врагам, обвинения тоже были не раз высказаны, в том числе и с трибуны ООН, то надежды, к всеобщему удивлению, оказались для многих (если не для большинства) неожиданными.
Однако прежде чем говорить о надеждах, обратимся к фактам и обвинениям.

Из речи Биньямина Нетаниягу — факты:
«Израиль поддерживает дипломатические отношения более чем со 160 странами мира. И это в два раза больше, чем каких-нибудь тридцать лет назад». «Израиль также лидирует в области утилизации и переработки вторсырья. Мы перерабатываем почти 100% своих отходов. И если вспомнить, что следующая в этом списке за Израилем страна перерабатывает всего лишь 20% отходов, то Израиль можно назвать мировой экологической державой».
«Население Израиля составляет одну десятую процента общемирового населения. Но при этом мы привлекли 20% общего объема частных инвестиций в сфере кибербезопасности во всем мире. В этой области Израиль весит в 200 раз больше своего номинального веса».
«В 1948 году, в год обретения Израилем независимости, наше население составляло 800 тысяч человек. Нашим главным экспортным товаром были апельсины… Население Израиля выросло в десять раз, наша экономика — в сорок. На сегодняшний день наша основная статья экспорта — это израильская технология, которая питает компьютеры всего мира, сотовые телефоны, автомобили и многое другое».
Эти факты общеизвестны. Менее известно другое. В 2016 году Нетаниягу впервые посетил с официальным визитом 17 африканских стран. «Это был первый визит главы израильского правительства на Африканский континент за многие годы. Мы обсуждали наши предложения в сфере науки и технологии, в области образования. Африка меняется. Спасибо за эти перемены».
Еще один удивительный факт, на который Нетаниягу обратил внимание членов ООН. «Самая большая перемена в отношении к Израилю происходит в арабском мире. Да, в арабском мире… Впервые в моей жизни многие другие государства Ближневосточного региона признают, что Израиль им больше не враг, Израиль — их союзник в борьбе против общего врага, в борьбе с «Исламским государством» и с Ираном… Все больше и больше стран, как, например, страны Латинской Америки, видят в Израиле важного партнера, который борется с терроризмом сегодня, и партнера во всем, в том числе и в технологиях завтрашнего дня».
К сказанному премьер-министром можно добавить: в 2016 году Израиль тайно посетили члены королевских семей некоторых стран Персидского залива — событие, которое еще несколько лет назад невозможно было себе представить. Состоялись переговоры, содержание которых не разглашалось. Известно, например, что речь шла, в частности, о возобновлении воздушного сообщения с некоторыми странами Залива. Сказать об этом с трибуны ООН Нетаниягу не мог, но в Израиле о происходящем пишут комментаторы и аналитики.
Обратимся к обвинительной части речи премьер-министра.
«Этот конфликт (с палестинскими арабами. – П.А.) не связан с поселениями. Он никогда не был с ними связан. Начало этому конфликту было положено десятки лет назад, до того как существовали поселения. Тогда, когда Иудея, Самария и Газа были в руках у арабов. В те времена они точно так же нападали на нас, множество раз. Мы отдали все поселения в Газе и не получили мира. На нас посыпались тысячи ракет. Этот конфликт не утихает, потому что под поселениями палестинцы подразумевают Хайфу, Яффо и Тель-Авив».
Это очень важное заявление, поскольку израильтяне, палестинские арабы и международная общественность вкладывают в слово «поселения» разное содержание. В таких случаях трудно, а порой невозможно не только прийти к соглашению, но хотя бы договориться о предмете обсуждения. Израильтяне имеют в виду конкретно еврейские поселения в Иудее и Самарии. Международная общественность (включая государственных лидеров) включает в понятие «поселения» еще и Восточный Иерусалим, аннексированный Израилем (как и Голанские высоты) и входящий в пределы Иерусалима, столицы Государства Израиль. Палестинские же арабы, говоря о поселениях, имеют в виду все населенные пункты на территории Израиля, включая Тель-Авив, Хайфу, Яффо и даже новые города, такие как Модиин и Ашдод. Арабам не поселения мешают, им мешает присутствие евреев на Ближнем Востоке, и это не хочет понимать международная общественность, в том числе лидеры, слушавшие речь Нетаниягу в ООН.
Поэтому премьер-министр акцентировал проблему, сказав: «Одно я не готов обсуждать — это право евреев на одно-единственное еврейское государство».
Нетаниягу обвинил Махмуда Аббаса в нежелании признать Израиль государством еврейского народа. Впрочем, если уточнять термины — разве речь идет о нежелании? Нежелание — нечто временное. Сегодня человек не желает сделать нечто, завтра он может передумать и согласиться с тем, что отвергал вчера. Арабское нежелание формировалось веками, оно вошло в плоть и кровь арабского населения Ближнего Востока. Оно, можно сказать, сидит у арабов в генах: после стольких лет еврейских погромов, после стольких лет пропаганды, после стольких лет убежденности в том, что евреи могут жить на Ближнем Востоке лишь под властью арабов (жили же сотни лет!), — признать Государство Израиль еврейским? Невозможно.
И с этим «невозможно» палестинские арабы живут — в лагерях беженцев, в палестинской автономии, даже в самом Израиле. Понимает ли это международная общественность? Может быть. Но скорее всего понимать не хочет.
Прекрасно зная, какой последует ответ, Нетаниягу все же обратился с трибуны Генеральной Ассамблеи к Махмуду Аббасу: «Господин Аббас, вместо того чтобы выступать с критикой Израиля в ООН, я приглашаю вас обратиться к израильскому народу — приехать в Иерусалим и выступить в нашем кнесете. И я с удовольствием выступлю в Рамалле перед законодательным собранием ПА».
Ответ был ожидаемым: Аббас отказался.
Прозвучали обвинения и в адрес Ирана: «Угроза, которую представляет для всех нас Иран, она не где-то в прошлом, она здесь, прямо перед нами… У нас в запасе меньше года до того, как будут сняты ограничения на ядерную программу Ирана. Израиль не позволит Ирану разработать ядерное оружие. Ни сегодня, ни через десять лет, никогда».
Это не столько обвинение, сколько прямая угроза. «Израиль не позволит». Значит, красная черта проведена, и премьер-министр Израиля недвусмысленно заявил об этом с трибуны ООН. И срок назвал — меньше года.
Комментировать не буду. Не знаю, что предпримет Израиль, если Иран перейдет красную черту. Но атомного оружия у Ирана не будет.
Не мог Нетаниягу в своей речи обойти вниманием недвусмысленный антисемитизм ООН как организации. «К позору Генеральной Ассамблеи, в прошлом году было принято двадцать резолюций против демократического государства Израиль и три — целых три — резолюции против всех других стран на нашей планете… А как насчет фарса под названием «Совет ООН по правам человека»? Этот Совет каждый год выражает осуждение Израилю чаще, чем всем остальным странам мира, вместе взятым… Но это не все — цирковое представление продолжает ЮНЕСКО… Послушайте, в это трудно поверить, но ЮНЕСКО запросто отвергло и оспорило 4000-летнюю связь еврейского народа с его национальной святыней — Храмовой горой… Это все равно что отрицать связь между китайцами и Великой Китайской стеной».
И вывод: «Мы не приемлем никаких попыток со стороны ООН навязать нам какие-либо условия. Дорога к миру проходит через Иерусалим и Рамаллу, а не через Нью-Йорк».

А теперь — о надеждах
Казалось бы, после всего, что сказал Нетаниягу о нежелании арабов видеть Израиль на карте Ближнего Востока, после всего, что премьер-министр сказал о планах Ирана, говорить о мире утопично.
Но слушаем Нетаниягу: «И когда я стою здесь, в ООН, вы думаете, что ничто никогда не изменится, а я думаю, что может измениться. Знаете, изменится все. И гораздо быстрее, чем вы можете подумать… Я верю, уже очень скоро Израиль сможет полагаться на многие страны, которые встанут на его сторону в ООН. Времена, когда Организация Объединенных Наций автоматически осуждала Израиль, проходят».
«Война против Израиля в ООН закончилась», — утверждает Нетаниягу, казалось бы, вопреки собственным обвинениям. И продолжает: «Я предсказываю вам: через десять лет на этой трибуне будет стоять израильский премьер-министр, и он будет аплодировать ООН, а не осуждать эту организацию. Но зачем ждать долгие десять лет? Почему нужно продолжать осуждать и очернять Израиль?.. Я больше чем когда-либо верю в то, что те перемены, которые происходят сегодня в арабском мире, дают уникальную возможность продвигаться к миру… Я готов начать переговоры уже сегодня, не завтра, не на следующей неделе, а сегодня».
«Я полон надежд, потому что Израиль способен самостоятельно защитить себя от любой угрозы. Я полон надежд, поскольку доблести наших солдат нет равных. Я полон надежд, потому что знаю, что силы цивилизации в конечном счете победят силы террора. Я полон надежд, потому что в эпоху инноваций Израиль, нация инноваций, процветает, как никогда раньше. Я полон надежд, потому что Израиль неустанно работает для обеспечения равных прав и возможностей для всех своих граждан: евреев, мусульман, христиан, друзов — всех. И я полон надежд, потому что, несмотря на голоса всех скептиков, я верю, что в ближайшие годы Израиль достигнет прочного мира со всеми соседями».
Откуда такие надежды? Нетаниягу объясняет: «Будущее принадлежит тем, кто изобретает, и именно поэтому будущее принадлежит таким странам, как Израиль... Я призываю всех вас: сотрудничайте с Израилем, примите Израиль, мечтайте с Израилем. Мечтайте о будущем, которое мы можем построить вместе, будущем захватывающего дух прогресса, будущем безопасности, процветания и мира, будущем надежды для всего человечества, будущем, в котором даже в ООН, даже в этом зале Израиль наконец непременно займет свое законное место среди наций».
Можно подумать, что Нетаниягу в этом абзаце цитирует книгу Шимона Переса «Новый Ближний Восток». Надежды на то, что через десять лет Израиль будет жить в «прочном мире со всеми соседями», похожи на мечты Переса, осмеянные в Израиле многими за утопичность, обернувшуюся в результате гибелью тысячи израильтян. Биньямина Нетаниягу утопистом не считает никто. Может, перемены, происходящие на Ближнем Востоке, действительно способны вызвать эти оптимистические прогнозы?
Хотелось бы надеяться. Но верится с трудом.
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!