Нееврейское «счастье» народа сахрави

 Захар Гельман
 2 февраля 2017
 784

Как ни странно может показаться на первый взляд, с таким же правом можно говорить и о «несчастье» этого народа. Потому что в отличие от евреев о сахрави не трубят СМИ, хотя этот народ десятилетиями борется за свою свободу. Кто такие сахрави? В просторечии этот народ именуется маврами. Самым знаменитым его представителем можно было бы считать шекспировского Отелло, независимо от того, выдуманный этот трагический герой или настоящий. Но в действительности сахрави арабско-берберского происхождения и известны как аль-бейдан, то есть белые. Живут они на территории не только Западной Сахары (бывшего испанского Марокко), но и в Мавритании, на юге Марокко, на севере Мали и на юге Алжира.


О сахрави я почти ничего не знал до тех пор, пока некоторое время назад не познакомился с одним из них в Амстердаме, в кафе, которое содержал какой-то египтянин. Обычно в такого рода заведениях я сразу не представляюсь израильтянином, но тогда я путешествовал с женой и детьми, которые предпочитают везде говорить на родном иврите.
Моего нового знакомого звали Хасанна Булажи. Различив на слух иврит, он подошел к нам и сказал, что однажды побывал в Израиле и восторгается нашей страной. Хасанна говорил на английском с акцентом, который я принял за арабский. В принципе я не очень ошибся, ибо его родной язык хасания — один из диалектов арабского. Правда, вторым его языком был и остается не английский, а испанский. Хасанна родился в Западной Сахаре, но после нескольких арестов вынужден был бежать. Несколько лет жил в Испании, но на учебу приехал в Голландию. Он и поведал горькую историю своего народа и родины.
Начиная с 1960-х гг., когда Западной Сахарой еще управляла Испания, вопрос о проведении референдума о независимости несколько раз выносился на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН. И хотя все резолюции самой авторитетной международной организации выносились в пользу сахрави, Мадрид деколонизировать Западную Сахару долго не соглашался. Народу сахрави пришлось взяться за оружие. В мае 1973 года был создан Народный фронт за освобождение Западной Сахары (Фронт Полисарио), начавший вооруженную борьбу за самоопределение и полную независимость.
«Вначале мы боролись с испанскими колонизаторами, — разъяснял ситуацию в своей стране Хасанна Булажи, — но в 1975 году, когда испанская администрация покинула эти территории, марокканцы немедленно ввели в Западную Сахару свои войска». В конце 1975 года Международный суд справедливости (МСС) в Гааге постановил, что претензии Марокко на Западную Сахару незаконны. Организация Африканского единства признала провозглашенную «Полисарио» Арабскую Демократическую Республику Сахрави (АДРС). Однако Марокко отказывается признавать решение МСС и не прекращает военный конфликт.
Хасанна не сомневается, что спешка со стороны Рабата объясняется просто: на Западную Сахару положила глаз и Мавритания. По словам Булажи, сахрави возмущены тем фактом, что мировая общественность знать ничего не желает о настоящей оккупации марокканцами их родины и трубит только о палестинских арабах. «Во время посещения Израиля мне устроили посещение также Рамаллы и некоторых других городов Палестинской автономии, — вспоминал уроженец Западной Сахары, — и я не мог не позавидовать уровню жизни палестинских граждан, которого мой народ еще нескоро достигнет». Мне запомнились такие примеры, которые привел познакомившийся с нами представитель народа сахрави: питьевую воду местным жителям в лагеря беженцев привозят только два раза в неделю, а еду, одежду и медикаменты поставляют на территории международные организации, которые в Северной Африке работают не так активно, как в Палестинской автономии, включая Газу. Капитальное строительство в лагерях беженцев запрещено международным правом, поэтому сахрави живут в одноэтажных постройках из самодельных кирпичей и в палатках.
Израиль пытается отгородиться от территорий, значительная часть населения которых противостоит евреям террористическими методами. При этом Иерусалим не использует такие запрещенные международными соглашениями методы, как минирование подходов. Да и самих по себе заградительных заграждений совсем немного.
Другое дело Марокко. Выстроенная Рабатом так называемая Марокканская стена (именуемая также «обочиной Западной Сахары» и «стеной позора») представляет собой систему оборонительных сооружений протяженностью более 2500 километров — в 60 раз длиннее получившей дурную славу Берлинской стены. Вдоль Марокканской стены расположены минные поля, заграждения из колючей проволоки, радарные мачты и сенсорные системы для обнаружения нарушителей.
Долгое время предполагалось, что мароканнская армия использовала семь миллионов мин, но по подсчетам Пентагона вокруг стены на растоянии километра от нее посеяно не менее десяти миллионов мин. Хасанна Булажи привел такие данные: за последние пять лет на минах подорвалось не менее трех тысяч человек, среди которых немало подростков. Королевский дом Марокко отказывается проводить референдум о будущем оккупированной территории народа сахрави.
Наоборот, в пику решениям ООН Рабат продолжает активно осуществлять марокконизацию территории, изгоняя местное население из мест их проживания и расселяя вместо них выходцев из Марокко. Сотни тысяч беженцев сахрави вынуждены расселяться в лагерях беженцев на территории Алжира.
В свое время представители «Полисарио» обратились к Хиллари Клинтон, занимавшей тогда пост государственного секретаря Соединенных Штатов, с просьбой повлиять на руководство Марокко, не выполняющее решения МСС. Однако Клинтон в ходе переговоров в Вашингтоне с министром иностранных дел Марокко Тайабом Фасси Фикри вопрос о Западной Сахаре даже не поднимала. Более того, эта проблема вообще не упоминается на веб-сайте американского Госдепартамента.
При разгоне марокканской полицией лагерей сторонников независимости Западной Сахары всегда происходят жесткие столкновения. Отвечая на вопросы журналистов после одного из таких столкновений, министр внешнеполитического ведомства Марокко сказал: «В Хартии ООН слово “референдум” не встречается. В резолюциях Совета Безопасности ООН по Западной Сахаре оно тоже не встречается. На Генеральной Ассамблее ООН, которая собирает все государства, постоянных и не постоянных членов, об этом ни слова. И я вам напомню, что в практике ООН такой инструмент, как референдум, используется редко».
Таким образом, можно сделать вывод, что международные организации и руководство немалого количества государств считает одних поселенцев, в нашем случае израильских, «плохими», а других, например, марокканских, — «хорошими». И это при том, что евреи имеют все права, исторические, религиозные, моральные на Иудею и Самарию (Западный берег реки Иордан) и Газу, а для Марокко Западная Сахара — просто территориальное приобретение.
Поэтому совершенно неудивительно, что при голосовании в такой международной организации, как ЮНЕСКО, за резолюцию, отрицающую связь еврейского народа с Храмовой горой, из 58 стран, входящих в ее исполком, только представители шести государств — США, Великобритании, Литвы, Нидерландов, Эстонии и Германии — проголосовали против, еще 26 воздержались и 24 поддержали!
Налицо безнравственная политика двойных стандартов. Не в том суть, что евреев и Израиль критикуют и справа и слева. Юдофобство в том и заключается, что нападкам подвергают только Израиль и евреев. Вот оно, наше еврейское счастье — ханжество и цинизм «мирового общественного мнения»!
Разве мир обеспокоен ситуацией в Западной Сахаре? Притом, что речь идет о заявленной территории АДРС около 266 тысяч квадратных километров (более чем в десять раз превышает территорию еврейского государства), а фактической — около 50 тысяч. Нет, конечно же. Привычнее терзать евреев антиизраильскими резолюциями.
Захар ГЕЛЬМАН, Реховот



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!