От слов к делу

 Песах Амнуэль
 31 марта 2017
 234

Президент США Дональд Трамп — пожалуй, самый скандальный из всех сорока пяти американских президентов. Он начал скандализировать американское общество еще на ранней стадии своей избирательной кампании. В эпоху победившей политкорректности Трамп говорил так, будто вернулись 1960-е годы, когда афроамериканцев еще называли неграми, а гомосексуалисты еще не были «людьми нетрадиционной сексуальной ориентации». Трамп обещал вернуть Соединенным Штатам былое величие, которое они в значительной степени растеряли в годы президентства Обамы, обещал вернуть в Америку уплывшие за дальние рубежи рабочие места и даже оказался настолько неполиткорректен, что назвал исламский террор исламским террором, пообещав с ним покончить (слова, которые Барак Обама не произнес ни разу за восемь лет обеих своих каденций). Более того, Трамп по­обещал перенести наконец в Иерусалим американское посольство, всемерно защищать Израиль в Организации Объединенных Наций и не допустить в дальнейшем антиизраильских резолюций в Совете Безопасности.  

В общем, еще до избрания наговорил достаточно для того, чтобы возмутить половину американцев и взбодрить вторую половину, которая и привела Трампа в Белый дом. Оказалось, что от политкорректности, исламского террора и нелегальной иммиграции страна устала и захотела перемен.
Перемены произошли, и противники Трампа стали надеяться на то, что, как это часто бывает, предвыборные обещания нового президента окажутся пиар-ходом и выполнять их Трамп не станет или не сможет, или ему не позволят.
Однако одним из первых указов нового президента стал запрет на въезд в США мусульман из семи стран, включая Сирию. Не стану описывать реакцию европейских и ближневосточных лидеров на действия Трампа. Об этом можно говорить много, и к тому же реакция эта меняется день ото дня в зависимости от новых слов и поступков Трампа. Поговорим о том, как изменилась с приходом Трампа ситуация, связанная с арабо-израильским конфликтом.
Вскоре после инаугурации президента США руководство Израиля дало разрешение построить 2500 квартир в еврейских поселениях на «контролируемых территориях», в том числе в Восточном Иерусалиме. Еще пару месяцев назад эта чисто демонстративная акция (между декларацией и реальным строительством обычно проходят годы) вызвала бы немедленную и резкую отповедь из Белого дома. На этот раз ответом было молчание, принятое за знак согласия. Позднее, встретившись с премьер-министром Биньямином Нетаниягу, Дональд Трамп попросил все же не торопиться со строительством, но, в принципе, его не осудил и не заявил, как это делали другие американские президенты, что строительство в поселениях приведет к краху мирного процесса.
В Израиле посчитали это событие знаковым, и кнесет немедленно принял во втором и третьем чтениях отложенный было Закон о легализации еврейских поселений в Иудее и Самарии. Махмуд Аббас, естественно, возмутился, арабские страны выразили (довольно вяло, надо сказать) свой протест, европейские лидеры традиционно солидаризировались с Аббасом… Белый дом промолчал.
Естественно, арабских лидеров больше всего волновал другой ожидаемый демонстративный жест Трампа: действительно ли он перенесет американское посольство в Иерусалим? Махмуд Аббас, а следом некоторые другие лидеры арабского мира, заявил, что перенос посольства в Иерусалим (и тем самым признание Соединенными Штатами Иерусалима как единой и неделимой столицы Израиля) откроет врата ада. Не очень понятно, что хотел сказать Аббас. Палестинцы объявят войну Соединенным Штатам? Начнут, по обыкновению, новую серию терактов? Третью интифаду?
Надо признать: после инаугурации президент Трамп не объявил сразу о переносе посольства. Сказал обтекаемо, что вопрос прорабатывается, но дал понять, что обещание своё все же выполнит — не сейчас, так несколько месяцев спустя.
Окончательного прояснения ситуации ожидали от визита Биньямина Нетаниягу в Соединенные Штаты и от переговоров премьер-министра Израиля с американским президентом. Визит состоялся в середине февраля. ­Совместную пресс-конференцию президент США и премьер-министр Израиля провели сразу после прибытия Нетаниягу в Белый дом — еще до начала беседы двух лидеров. Обычно такие брифинги происходят после окончания переговоров, и политики рассказывают о результатах. На этот раз, видимо, предполагалось, что результаты будут соответствовать ожиданиям, и можно рассказать о целях встречи заранее, не опасаясь, что в ходе переговоров возникнут неожиданные осложнения.
«Белый дом, — сказал президент Трамп, открывая брифинг, — восстанавливает теплые отношения с Израилем. Наше сотрудничество основывается на общих ценностях: свободе личности и стремлении к миру. Именно на этих принципах покоится израильская демократия». «Мы не забудем, — добавил Трамп, — всего, что довелось пережить еврейскому народу, не забудем смелости евреев перед враждебностью и насилием».
Вот еще несколько цитат из речи Трампа на брифинге.
«Израиль противостоит серьезным угрозам, одной из которых является угроза применения ядерного оружия со стороны Ирана. Соединенные Штаты сделают все возможное, чтобы у Тегерана не появилось атомное оружие. Мы обещаем сделать все возможное, чтобы Израиль смог себя защитить».
«Отношение к еврейскому государству в мире и в ООН нелогично и непорядочно. Мы должны гарантировать Израилю безопасность».
«На переговорах между Иерусалимом и Рамаллой израильтянам необходимо проявить определенную гибкость. Я знаю, как это сложно. Израильтяне должны показать, насколько они заинтересованы в заключении соглашения. Новая концепция Белого дома относительно ближневосточного урегулирования позволит Израилю быть гибким на переговорах».
Журналисты, естественно, задали вопрос о том, как относится Трамп к лозунгу, ставшему уже привычным и чуть ли не обязательным: «Два государства для двух народов». «Я согласен и на два, и на одно государство, — ответил Трамп. — Пусть об этом договариваются участники конфликта. Я был бы рад созданию двух государств, но в конце концов решать не мне. Главное — чтобы прямые переговоры привели к заключению мира».
Не забыли журналисты спросить и о том, когда же американское посольство переедет в Иерусалим. «Возможность эту мы рассматриваем серьезно, — ответил Трамп. — Однако это произойдет не сегодня. Давайте подождем, посмотрим, как будут развиваться события».
Сказав о том, что израильтяне должны проявить гибкость (но не указав, в чем конкретно эта гибкость должна состоять), Трамп обратился к палестинскому руководству: «Палестинцам придется признать право Израиля на существование и отказаться от подстрекательств и политики ненависти. Ненависти к евреям, которой палестинцы учат своих детей с самого раннего возраста». «Будущее соглашение между Израилем и палестинцами, — добавил Трамп, — удивит многих».
До соглашения, однако, пока еще очень далеко — далеко, видимо, даже до начала прямых переговоров. Но многие уже удивлены. Удивлены прежде всего тем, что слова, произнесенные президентом США, почти совпадают со словами, произнесенными Трампом во время его избирательной кампании. Почти — потому что сейчас Трамп уже не настаивает на немедленном переносе посольства («вопрос прорабатывается») и просит израильтян попридержать строительство в поселениях (не настаивая, однако, на нелегитимности такого строительства).
В ответном выступлении Биньямин Нетаниягу заявил, что вовсе не еврейские поселения являются препятствием к миру, а именно то, о чем уже упомянул и что потребовал от палестинцев Трамп: невозможен мир без признания палестинцами еврейского Государства Израиль. И невозможен мир, если не будет обеспечена безопасность. О каком мире можно говорить, когда ведется постоянное подстрекательство, призывы убивать евреев, когда в палестинских детских садах и школах воспитывают детей в ненависти к «сионистскому образованию»?
Отвечая на вопрос журналиста, Нетаниягу сказал, что при любом варианте мирного соглашения Израиль должен сохранить полный контроль за безопасностью на всей территории от Средиземного моря до реки Иордан. «Мирный договор, — добавил Нетаниягу, — это результат не только двусторонних переговоров, но и участия умеренных арабских режимов». 
Повторю: все эти слова были сказаны обоими лидерами еще до начала их личной встречи. Следовательно, речь идет о проблемах, в которых стороны уже достигли консенсуса. Видимо, личная встреча Трампа и Нетаниягу, продолжавшаяся два с половиной часа, была посвящена детализации дальнейшего сотрудничества, а не попытке наведения мостов, как это было с прежними американскими администрациями.
Главное ощущение от визита Нетаниягу в Вашингтон: президент Трамп намерен выполнить свои предвыборные обещания, но просит Израиль попридержать коней. Изменения в американской ближневосточной политике уже происходят, но не так стремительно, как этого хотелось бы нетерпеливым израильтянам.
В отличие от нетерпеливых израильтян, требующих, чтобы Нетаниягу сегодня же объявил об аннексии территорий и немедленно заложил тысячи домов в еврейских поселениях, премьер-министр понимает, что лучше поспешать медленно и уж точно, если наладились наконец прекрасные отношения с американской администрацией, не совершать действий, которые эти отношения вновь могли бы испортить.
Тем не менее во время встречи с Трампом премьер-министр просил американскую администрацию признать Голанские высоты израильской территорией. Ни с какой прежней администрацией Белого дома никакой из израильских лидеров не мог разговаривать на эту тему — резкий отрицательный ответ был бы очевиден. По словам Нетаниягу, для Дональда Трампа израильская просьба не стало шоком. Уже хорошо. А если будет наконец признана аннексия Голанских высот, тогда настанет время и для аннексии Иудеи и Самарии.
Еще один момент. В отличие от прежней администрации США сейчас в Белом доме реально оценивают опасность заключенного президентом Обамой договора с Ираном. Об этом заявил Дональд Трамп во время совместной пресс-конференции с Биньямином Нетаниягу. «Это очень плохой договор, — сказал Трамп, по сути повторив слова израильского премьера. — Соединенные Штаты ни в коем случае не допустят, чтобы у Ирана появилось атомное оружие. Если не останется других вариантов, то и военное решение будет приемлемо. Соединенные Штаты гарантируют безопасность Израиля».
Вернувшись на родину, Нетаниягу сказал, что сейчас важнее всего создать условия для широкого мирного соглашения в регионе — соглашения, в котором израильско-палестинская проблема была бы лишь частью общего арабо-израильского урегулирования. Собственно, так было всегда, но лишь сейчас это начали понимать и даже открыто говорить не только израильские, но и некоторые арабские политики.
В сентябре прошлого года, выступая на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Биньямин Нетаниягу говорил, что у арабских стран и Израиля есть общий враг — радикальный ислам. Следовательно, существуют общие интересы, которые и станут в недалеком будущем гарантом мирного договора. Многие — в Израиле в том числе — назвали эти слова Нетаниягу фантазией. Тогда. Сейчас, похоже, надежды премьер-министра выглядят не такими уж фантастическими.
Впрочем, пока речь идет о декларациях и взаимных намерениях.
Проследим за делами.
Песах АМНУЭЛЬ, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!