Сколько жизни в твоих днях…

 Ирина Любавина
 31 марта 2017
 228

Первая премьера 2017 года в Театре Антона Чехова (частная антреприза, старейший негосударственный театр России) под руководством Леонида Трушкина — спектакль «Спасатель» по пьесе одного из самых успешных современных канадских драматургов Норма Фостера (40 пьес, 150 постановок по всему миру ежегодно). Режиссер-постановщик — Леонид Трушкин. Композитор — Игорь Крутой. Первоначально спектакль должен был называться «Ничего не бойся, Барри!» Однако в процессе работы над спектаклем выявились дополнительные внутренние смыслы, и название было изменено. Оно действительно более точно отражает суть рассказанной на сцене истории.  

В спектакле заняты три актера. Двое из них известны самой широкой публике, это Геннадий Хазанов (Барри Саймон) и Федор Добронравов (Джони Хайнс). Роль Рози Войт, дочери Барри Саймона, исполняет молодая актриса, больше знакомая зрителям по киноработам, Дарья Макарова.
Спектакль идет менее двух часов без антракта, и, может быть, благодаря этому смотрится на одном дыхании. Пронзительная, точная игра актеров завораживает. Два старика (одному 68 лет, другой немного моложе) встречаются в доме для престарелых. Один — бывший дантист Барри Саймон, в начале спектакля сидящий завернувшись в плед серого цвета, брюзга, с безнадежностью смотрящий в будущее, мечтающий о внуках. Геннадий Хазанов походкой, осанкой, мимикой, интонациями мастерски, с юмором показывает внутреннее состояние человека, попавшего в дом для престарелых после инфаркта и считающий, что его жизнь кончена. Другой — бывший актер, жизнелюб и оптимист Джони Хайнс (его играет Федор Добронравов). Он носит яркую одежду, постоянно находится в движении и старается сделать так, чтобы Барри, как и он, радовался жизни. Не сразу, но у него это получается. И в конце спектакля Барри Саймон — энергичный человек — не старик! — одетый в яркий костюм, лихо скатывающий с детской горки (раньше он боялся с нее спускаться, не то чтобы подняться наверх), решивший уйти из дома для престарелых. Тут, правда, выясняется, что Джони Хайнс смертельно болен. История грустная, но жизнеутверждающая: создатели спектакля дают понять зрителям, что у Барри Саймона будет внук, сын Рози Войт, которая назовет его Джони. Так что подзаголовок «Смертельная комедия», обозначающий в программке жанр спектакля, может быть, слишком пессимистичен.
Надо учитывать, что эта камерная история разыгрывается на довольно большой сцене Театра эстрады. Тут надо отдать должное мастерству режиссера-постановщика Леонида Трушкина и сценографа Кирилла Данилова, сумевших превратить эстрадную площадку в театральную, благодаря чему актерам удобно играть на этой сцене. И это ощущение комфортного существования артистов на сцене передается в зрительный зал.
Разговор в спектакле идет о знакомых всем вещах — семье, взаимопонимании, преданности, верности. Весь фокус в том, как это подано автором, режиссером и актерами. А подано так, что после премьерного спектакля зрители долго не хотели расходиться и выражали свои впечатления продолжительными аплодисментами.
Ирина ЛЮБАВИНА, Россия
Сцены из спектакля. Фото: Алексей КОШЕЛЕВ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!