Почему израильтяне говорят «да», а арабы «нет»?

 Давид Шехтер
 31 мая 2017
 380

Наиболее часто задаваемые вопросы по поводу арабо-израильского конфликта звучат примерно так: «Почему бы Израилю не пойти на уступки? Пусть даже болезненные! Ведь в обмен Израиль получит мир! И тогда трудно представить, как расцветет еврейское государство, которое больше не будет вынуждено тратить 20 процентов своего бюджета на оборону и перед которым распахнутся двери всех арабских стран!» Ответ на этот вопрос состоит в том, что для мирного процесса, как и для танго, нужны два партнера. Один из них есть — Израиль. А вот второго пока еще нет. На протяжении всей своей истории современный еврейский ишув в Эрец Исраэль постоянно говорил «да» всем инициативам, направленным на урегулирование конфликта. Даже если они были связаны с существенными, порой болезненными уступками. А что говорили арабы?  

Израиль сказал «да» решению ООН о создании двух государств в подмандатной Палестине, хотя оно было вопиюще несправедливым. После завершения Первой мировой войны Англия получила от Лиги Наций мандат на турецкий вилайет, публично обязавшись в декларации Бальфура создать в нем национальный очаг для еврейского народа.
Но, едва получив мандат, она сразу же слепила на львиной доле этого вилайета Иорданию — никогда ранее не существовавшее арабское государство. Передача территорий, предназначенных для евреев, арабскому шейху было проявлением благодарности ему за участие в войне с турками и знаком для всего арабского мира: Англия с вами. На даже оставшийся после этого самочинного раздела клочок земли евреи не получили полностью: ООН решила создать на нем еще одно арабское государство. Таким образом, по решению ООН евреям доставалось всего несколько процентов территории, которая была им положена в соответствии с декларацией Бальфура.
И тем не менее, евреи сказали «да». А арабы — «нет». И начали войну, отправив для уничтожения евреев свои регулярные армии. Войну, получившую название Войны за независимость, эти армии проиграли еврейской самообороне, не имевшей никакого боевого опыта. В результате арабское государство не возникло, а предназначавшаяся ему по плану ООН территория оказалась в руках евреев. Что вовсе не отменяет факта: евреи на решение ООН дали положительный ответ, а арабы — отрицательный. И не просто отрицательный, а вооруженный.
Июньская война 1967 года была развязана арабами. Весной того года прессу арабских стран заполонили сообщения о готовящихся к нападению на Израиль арабских армиях всего региона, намеревавшихся сбросить евреев в море. И вновь произошло невероятное: вооруженные советской современной техникой арабские полчища потерпели разгром. Под контролем Израиля оказались Иудеи и Самария, сектор Газа и Синайский полуостров. 
Через несколько недель после завершения победоносной ­войны министр обороны Моше Даян заявил, что Израиль рассматривает эти территории как залог, который готов вернуть в обмен на мирные соглашения с соседями. В ответ на предложение Даяна 1 сентября 1967 года в Хартуме прошел саммит Лиги арабских стран, который сформулировал три принципа: нет мирному договору с Израилем, нет переговорам с Израилем, нет признанию права Израиля на существование. Евреи опять сказали «да», а арабы — «нет». Причем три раза.
В 2000 году на переговорах в Кэмп-Дэвиде премьер-министр Израиля Эхуд Барак предложил Арафату все территории, доставшиеся Израилю в 1967 году, в обмен на мирный договор и окончательное завершение конфликта. Вместо того чтобы, приняв это предложение, немедленно создать палестинское государство со столицей в восточной части Иерусалима, Арафат отказался и начал вторую интифаду — вооруженное восстание, унесшее жизни тысяч евреев и арабов. Евреи сказали «да», арабы — «нет».
Таким образом, мы видим, что на протяжении всей истории арабо-израильского конфликта у евреев не было партнера для достижения мира. Но почему? Что движет арабами? В первую очередь — ненависть. Арабы все еще не смирились с фактом существования еврейского государства. Палестинская проблема не заключается в том, что арабы хотят создания еще одного, ­22-го арабского государства. Они хотят уничтожения еврейского.
Тут следует отметить, что в последние годы ситуация начала понемногу меняться. В связи с нависшей над суннитскими странами иранской опасностью умеренные арабские государства региона все больше понимают, что реальной угрозой для них является не Израиль, а шиитский режим аятолл. А после создания палестинской автономии появился еще и экономический фактор, также играющий все большую и большую роль.
Автономия развратила своих жителей, отучив их работать. Когда территории находились под контролем Израиля, в них процветал мелкий и средний бизнес. Многие израильтяне ездили в арабские гаражи ремонтировать свои машины, покупали пусть не очень качественную, но зато дешевую арабскую мебель, арабские овощи. После возникновения автономии и двух интифад всё кардинально изменилось.
Торговля между Израилем и автономией сошла на нет: кому из евреев охота рисковать жизнью ради починки автомобиля или покупки дивана? А в самой автономии произошли принципиальные перемены. Европейские страны и в особенности европейские филантропические фонды начали вливать в нее колоссальную гуманитарную помощь. Большую ее часть Арафат с подручными, а потом его наследники разворовывали и разворовывают. Но и оставшихся крох хватает жителям автономии, чтобы жить — пусть не роскошно, но безбедно. И не утруждать себя производительным трудом. Сегодня около половины всех мужчин автономии получают от нее зарплату, зачастую даже трудно сказать, за что. Средства на зарплаты поступают от европейских доброхотов. Зачем же гнуть спину на поле или в мастерской? Сельское хозяйство и зачатки промышленности, существовавшие до создания автономии, постепенно скукожились.
Сегодня автономия почти ничего не производит, а необходимые ей овощи и фрукты поставляет Израиль. Конечно, политики автономии во всем обвиняют евреев. Мол, бесконечные блокпосты мешают свободному перевозу сырья и готовой продукции, что убивает промышленность. Но это отговорки. Зачем работать, если можно в ус не дуть? Ведь в дополнение к зарплатам почти все жители автономии получают гуманитарную помощь от ЮНРА.
Для беженцев во всем мире в ООН существует специальная организация, а вот для палестинских — ЮНРА. И она не только выдает каждый месяц пусть небольшую, но постоянную сумму в твердой валюте, но и продукты. А еще ЮНРА учит бесплатно детей в созданных ею школах, лечит больных в своих госпиталях. Так зачем ежедневно утруждать себя работой, когда можно наслаждаться жизнью, проклиная время от времени сионистских оккупантов?
Но это благоденствие может закончиться в одночасье, если цель, к которой на словах стремятся палестинцы, будет реализована. После возникновения независимого государства Фалястын великодушные радетели несчастных, лишенных родины жертв сионистов сократят свои вспомоществования. Ведь главная проблема палестинцев будет решена, а на планете и без них много беженцев и горя. Пряников сладких всегда на всех не хватает. А с созданием Фалястын его жителям придется работать. Много и тяжело. К чему они вовсе не готовы, от чего они давно отвыкли.
Поэтому главной задачей руководства автономии сегодня является поддержание конфликта с Израилем на его нынешнем уровне. Этот уровень позволяет, не вступая в вооруженное столкновение, которое может привести к потере власти, кричать на весь мир о страданиях народа. И требовать материальной помощи.
Вот поэтому все старания израильских политиков — левых и правых, «ястребов» и «голубей» — и все их даже самые щедрые предложения натыкаются на решительное «нет». И в обозримом будущем изменения этой позиции палестинцев не предвидится.
Давид ШЕХТЕР, Израиль
_____
*Вилайет — административно-территориальная единица в Турции.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!