Загадка Анжелики Кауфман

 Борис ЯКУБОВИЧ, Россия
 7 июля 2017
 83

У этой женщины было все: блистательный талант живописца, дивный, чарующий голос, открывавший перед ней карьеру успешной оперной певицы, а также исключительно привлекательная внешность, которая, наряду с высоким интеллектом и тонким, саркастическим умом, бросала к ее ногам многих выдающихся людей Старого Света…

У этой женщины было все: блистательный талант живописца, причем не только в рамках «галантного» XVIII века, но и всей эпохи Просвещения, дивный, чарующий голос, открывавший перед ней карьеру успешной оперной певицы, а также исключительно привлекательная внешность, которая, наряду с высоким интеллектом и тонким, саркастическим умом, бросала к ее ногам многих выдающихся людей Старого Света. И все эти достоинства, подобно изысканному блюду, были приправлены пикантным соусом тайны, касающейся ее родовых корней.
Новая комета
Великолепная художница эпохи Просвещения Анна Анжелика Катерина родилась 30 октября 1741 года в семье живописца Иоганна Иосифа Кауфмана. Ее мать Клеофея Мутц сделала не слишком яркую музыкальную карьеру, но, тем не менее, дочь унаследовала от обоих родителей дар к творческому самовыражению.
Проявившиеся с раннего детства разносторонние способности Анжелики поначалу мешали ей в выборе главного направления, которое могло бы стать ее судьбой. Отец, сделавшийся придворным живописцем княжеского семейства, разумеется, мечтал передать дело своей жизни любимой дочери. Впрочем, он вскоре осознал, насколько творческая индивидуальность дочери выше его собственной. Но, осознав, не огорчился, а воспылал гордостью за свое лучшее произведение.
В 1754 году Кауфманы переезжают в Милан, где отец благодаря старым связям получает заказы на исполнение портретов. Через три года семью постигает большое несчастье: умирает Клеофея Мутц, мать Анжелики, до последних дней надеявшаяся на музыкальное будущее дочери. Однако после долгой и мучительной борьбы, происходившей в душе Анжелики, музыка уступила место фонтанирующему живописному дару.
Началом ее блистательного пути можно считать счастливый день, когда Иосифу Кауфману удалось продемонстрировать работы своей дочери при миланском дворе. Ее картины произвели фурор. Многие знатные горожане, начиная от герцога, пожелали заказать портреты пленившей всех кисти Анжелики.
Приняв приглашение известного собирателя произведений искусства графа Монфорта, Анжелика с отцом некоторое время пользуются его щедрым гостеприимством. Во дворце графа Анжелика ведёт не только привольную жизнь модной светской художницы. Спустя некоторое время отец и дочь покидают дворец Монфорта и уезжают в Рим. 
Здесь Анжелика знакомится с известными художниками, среди которых успешно подвизается Баттиста Казанова, родной брат знаменитого авантюриста и сердцееда. Многие из новых друзей молодой художницы запечатлены в ее неповторимых, живых рисунках. В 1762 году едва перешедшая 20-летний рубеж синьорина Кауфман удостаивается почетных премий флорентийской и болонской художественных академий. В течение последующих двух лет она ездит по Флоренции и Неаполю, где изучает сокровища картинных галерей и пышных дворцов знатных аристократов.
Среди ее друзей и поклонников можно встретить блестящего знатока античных памятников, ученого Фридриха Рейфенштейна, тесно связанного по работе с культурой Российской империи, а также сэра Горация Манна — английского посланника при тосканском дворе, который сумел увлечь девушку вдохновенными рассказами об искусстве Туманного Альбиона.
В 1764–1765 годах Анжелика Кауфман создает свои первые полотна на исторические и мифологические темы, черпая сюжеты из произведений Гомера, Плутарха, Вергилия, Овидия и захватывающих страниц римской истории. В 1765 году 24-летняя Анжелика удостаивается почетного звания члена римской Академии Святого Луки и получает приглашение богатой английской аристократки леди Муррей сопровождать ее в Лондон. В июле того же года Анжелика едет в британскую столицу. С немалым трудом ей удается уговорить отца немного подождать в Риме, до тех пор пока она не обустроится на новом месте. Скрепя сердце, старый Кауфман согласился.
Молодому дарованию не пришлось слишком долго дожидаться признания привередливой английской публики. Через месяц она со слегка наигранной небрежностью пишет отцу: «Королева (т.е. супруга короля Георга III) примет меня на днях…» Уже следующим летом, к ее неподдельной радости, в Лондон прибывает и сам глава семьи, дабы помочь непрактичной и немного ветреной дочери обустроить собственный салон. Успех Анжелики-художницы неизменно соседствует с ее женскими успехами. Один из ее друзей в те дни писал: «Ее фигура пропорциональна, лицо свежее и цветущее, милый ротик, ослепительно белые зубы, а чудные глаза обладают магической силой и прелестью…» В числе ее многочисленных поклонников — президент английской Академии художеств, первый живописец Британии Джошуа Рейнольдс, чаяниями которого Анжелика вскоре была принята в члены этого престижнейшего заведения.
Последующие годы пребывания в Лондоне проходили в обстановке непрерывных творческих поисков. Наряду со столь полюбившимися ей сюжетами из античной мифологии, Анжелика обращается к истории средневековой Англии и создает ряд полотен, вошедших в золотой фонд так называемого готического Возрождения.
В 1781 году в Лондоне она познакомилась с малоизвестным венецианским художником Антонио Дзукки и в основном по настоянию старого Кауфмана вышла за него замуж. К тому времени Анжелика уже явственно ощущала, что в творческом отношении ее английская эпоха себя исчерпала, да к тому же старому и больному отцу настоятельно требовалось покинуть страну холодных, северных туманов и перебраться на юг.
В июле того же года все трое навсегда покидают Англию, на служение музам которой Анжелика отдала почти 15 самых плодотворных лет своей жизни. В Венеции многочисленная родня ее супруга тепло встретила новую родственницу, постаравшись создать для знаменитой художницы самые комфортные условия. Увы, долго пользоваться гостеприимством семейства Дзукки ей не пришлось, так как в январе 1783 года скончался старый Кауфман. Убитой горем Анжелике стало невмоготу находиться в этом доме.
Вскоре Анжелика согласилась принять приглашение неаполитанской королевы Марии-Каролины и отправилась в Неаполь — жемчужину Италии. Перед самым отъездом из Венеции ее посетили наследник российского престола, цесаревич Павел с супругой, которые инкогнито путешествовали по Италии под именем графа и графини Северных. Знатные визитеры заказали у нее несколько работ, в том числе портрет императрицы Екатерины II. Пожив некоторое время при неаполитанском дворе, Анжелика решила вернуться в Рим.
Её мастерскую сразу же посетил специально прибывший по такому случаю австрийский кайзер Иосиф II, заказавший ей несколько исторических полотен. Затем появились посланцы баварского принца Людвига I, попросившие «известнейшую синьору Ангелику» выполнить парадный портрет своего повелителя. Отдельной темой ее творческого и душевного состояния стала встреча с ненадолго приехавшим в Вечный город великим Гёте. Пока он находился в Риме, их связывала нежная дружба, которая еще долгие годы поддерживалась оживленной перепиской. Портрет Гёте, исполненный ее вдохновенной кистью, по сей день занимает почетнейшее место в музее поэта в городе Веймаре.
В 1795 году умирает ее муж Антонио Дзукки, верно и преданно помогавший ей в трудные минуты жизни. Последние годы стали для нее непонятным и сложным временем. Французская революция, Бонапарт, бесконечные войны… Пережив многих друзей, утратив внутренний духовный стержень, столько лет питавший этот искрометный талант, она начинает часто и подолгу болеть. 5 ноября 1807 года Анжелика Кауфман скончалась.
Тайна, которую надо раскрыть
Известная русская писательница, эмигрантка Лидия Рындина называет Анжелику дочерью бедного браганцского художника. Но позвольте: Браганца — небольшой городок в Португалии, где после изгнания из Испании проживала значительная еврейская колония. В данном случае надо полагать, что склонная к мистификациям писательница ошиблась, будучи введенной в заблуждение созвучием наименований португальской Браганцы с австрийским городом Брегенцем, крупным административным центром. Это обстоятельство подтверждается наличием в картинной галерее Брегенца автопортрета Анжелики Кауфман в костюме тирольской девушки. Но что это доказывает?
Согласно свидетельствам одних биографов, она родилась в швейцарском городе Куре, расположенном к юго-западу от очаровательного Боденского озера. В одной из биографий родиной ее отца Иосифа Кауфмана называется немецкий Шварценберг (или Шварцбург), где, кстати, проживала компактная еврейская община.
Вглядываясь в самый известный из автопортретов госпожи Кауфман, выполненный в середине 1780-х годов, находящийся в художественном собрании Эрмитажа, видишь темноволосую женщину с вьющимися локонами и умными, пристально глядящими на вас карими глазами…
В 16-томной Еврейской энциклопедии, изданной Брокгаузом и Ефроном в конце позапрошлого века и являющейся подлинным шедевром интеллектуального творчества, приведены имена доброго десятка людей, носивших фамилию Кауфман. Здесь представлены более или менее известные писатели, экономисты, композиторы, архитекторы и, что самое любопытное, живописцы. Нет только нашей героини. А ведь Анжелика Кауфман жила не во времена фараонов, и историкам искусства хорошо известны мельчайшие подробности ее биографии. 
Думается, настала пора, используя современные технические методы исследования, окончательно прояснить этот важнейший вопрос и, возможно, восстановить на страницах еврейской истории славное имя величайшей художницы эпохи Просвещения Анжелики Кауфман. 
Борис ЯКУБОВИЧ, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!