Романс «Астры осенние»

 Николай ОВСЯННИКОВ, Россия
 30 июля 2018
 129

«…В годы нэпа «Астры осенние» пели, но записать на пластинку (теперь уже советского монополиста под названием «Музтрест») снова, как назло, никто не успел. А к началу 1930-х годов этот грустный меланхоличный романс в стране, бодро пошагавшей в социализм, не имел шансов на выживание. Вместе с он не исполнялся и не переиздавался в нотах долгие десятилетия. И не миновать бы им полного забвения, если бы в 1920 году не возникло такое культурно-историческое явление, как русское зарубежье…»

Романс Николая Харито на стихи С. Грея «Астры осенние» не так знаменит, как два других произведения, созданных композитором в 1910-е годы, — «Хризантемы» («В том саду, где мы с вами встретились», слова В. Шумского) и «Тени минувшего» (слова А. Френкеля). В наши дни «Астры» исполняются нечасто, да и выделить кого-либо из новичков за яркое и свежее прочтение старого материала не возьмусь. А так бы хотелось! Но дивная «осенняя» музыка и высокий уровень поэзии требуют, очевидно, иных исполнителей.
Впрочем, и с самого начала «Астрам осенним» не везло. Николай Иванович Харито (1886–1918) написал его в 1914-м, в самый канун Великой войны. Произошло это в Киеве, где он снимал одну из квартир в доме Матвея Строева на Пушкинской улице и работал в семье домовладельца одновременно гувернером и преподавателем музыки. У Строева была дочь Татьяна, ей-то Харито и посвятил предназначавшийся для высокого женского голоса романс. В том же году новинка вышла в нотном издательстве Леона Идзиковского. С этим киевским предприятием композитор сотрудничал уже в течение нескольких лет.
К сожалению, до сих пор никому не удалось выяснить, кто такой С. Грей, указанный на обложке нотной тетради как автор стихов. Напомню их начало:

Астры осенние, грусти цветы,
Тихи, задумчивы ваши кусты.
Тихо качаетесь, грустно 
склоняетесь
Осенью поздней к земле…

А не повезло романсу потому, что записать его на грампластинку (в те годы — крайне важное условие для популяризации произведения) удалось лишь артисту оперетты Михаилу Давыдовичу Ксендзовскому в год начала Великой войны — 1914-й. Это было изделие варшавской фирмы «Сирена Гранд Рекорд», не имевшее ни большого тиража, ни позднейших переизданий. Поэтому пластинка быстро превратилась в раритет. При этом известно, что «Астры осенние» входили в репертуар Владимира Сабинина — одного из популярнейших романсовых исполнителей 1910-х годов.
Война и последовавшая за ней смута отодвинули возможность дальнейшей популяризации романса на неопределенное время. Хотя следует заметить, более ранний и к тому времени уже достаточно широко известный романс Н. Харито «Хризантемы» Владимир Сабинин, несмотря на военное время, все же сумел увековечить на грампластинке столичной фирмы «Граммофон» в 1915 году.
В годы нэпа «Астры осенние», конечно, пели, но записать на пластинку (теперь уже советского монополиста под названием «Музтрест») снова, как назло, никто не успел. А к началу 1930-х годов этот грустный меланхоличный романс в стране, бодро пошагавшей в социализм, не имел шансов на выживание.
Вместе с «Хризантемами» и «Тенями минувшего» он не исполнялся и не переиздавался в нотах долгие десятилетия. И не миновать бы им полного забвения, если бы в 1920 году не возникло такое культурно-историческое явление, как русское зарубежье. Благодаря ему, многие культурные ценности нашего отечества, в том числе замечательные песни и романсы, не только сохранились в матрицах, на пластинках и магнитных лентах, но и зажили новой жизнью. Среди них — все три знаменитых романса Николая Харито.
Первой из выступавших за рубежом знаменитостей* «Астры осенние» записала на пластинку фирмы «Victor» американская королева русского романса Маруся Сава (Мария Ивановна Савицкая). Это произошло в мае 1939 года в Нью-Йорке. Аккомпанировал певице оркестр под управлением Феди Заркевича**. Несколькими годами позже там же, в Соединенных Штатах, «Тени минувшего» и «Астры осенние» включила в свой репертуар Сара Горби — выдающаяся русско-еврейская певица, которой в 1948 году пришлось перебраться из Америки во Францию.
В этой стране еще в довоенные годы она как Сара Гольдштейн (фамилия артистки по мужу), наряду с еврейскими песнями, начала петь русские романсы. Теперь, снова оказавшись в Париже, Сара продолжила исполнять оба романса Николая Харито на своих сольных концертах и различных культурно-общественных мероприятиях русской диаспоры. Собственно, она-то и сберегла для нас эти романсы, увековечив на французских долгоиграющих плас­тинках конца 1950-х («Тени минувшего») и начала 1970-х годов («Астры осенние»), поскольку именно эти пластинки, а не шеллаковый раритет Маруси Савы, в 1960-е и 1970-е годы нелегально завозились в СССР и широко тиражировались с помощью магнитофонных записей.
К тому времени в стране уже разлилась романсовая «оттепель», у истоков которой стояли ленинградцы Галина Карева и Александр Борисов, а также москвичка Ольга Тезелашвили. К сожалению (особенно это относится к Ольге Григорьевне, которую мне посчастливилось знать лично), никто из них «Астры осенние» не записал. Значительно позже Галина Карева на гиганте фирмы «Мелодия» увековечила другой романс Харито — «Тени минувшего».
Первым советским певцом, вернувшим забытый романс отечественной аудитории, как это не раз случалось в рассказываемых мною историях, был представитель еврейского народа Соломон Маркович Хромченко. Как поведал мне сын артиста Александр, в 1980 году 73-летний (!) певец, в прошлом блистательный солист (тенор) столичного Большого театра, завершил кропотливую четырехлетнюю работу с итальянским репертуаром. Ее итогом стал долгожданный гигант фирмы «Мелодия» с неаполитанскими песнями, записанными в сопровождении оркестра под управлением Анатолия Цадиковского — выдающегося маэстро, аккомпанировавшего, кстати, и Ольге Тезелашвили, и Эльмире Жерздевой, и многим другим мастерам отечественного вокала.
Человек исключительного трудолюбия и таланта, Хромченко тут же приступил к реализации новой программы — «Русский романс». Каждое произведение он, обладатель безу­пречного вкуса, лично отбирал из своей огромной нотной коллекции. Работа была завершена в 1983 году. В ходе ее с коллективом Цадиковского Хромченко записал программу, способную заполнить минимум два гиганта, но выпущен был, к сожалению, только один. На нем-то, под 10-м номером, увековечено первое на родине его создателей — после долгих лет забвения — исполнение романса «Астры осенние».
Как и все интерпретации Хромченко, это был подлинный шедевр! Слушая певца, пребывавшего в столь поч­тенном возрасте, поражаешься силе и звучности его голоса, ровного, щедро наполненного во всех регистрах. Этот голос воистину неподвластен времени. Но важно еще и то, что это было мужское — и тоже первое после премьерных выступлений Ксендзовского и Сабинина в далеком 1914 году — исполнение романса.
Впрочем, как мы убедились, женщинам «Астры осенние» нравились не меньше: недаром же романс был написан для женщины. Тогда же, в 1983-м, почин Соломона Марковича поддержала именно женщина — неповторимая Людмила Зыкина исполнила «Астры осенние» в фильме-концерте «Слушайте, если хотите». А в 1987 году выдающийся отечественный баритон Сергей Лейферкус включил шедевр Николая Харито в свой сольный гигант фирмы «Мелодия».
Три последних имени окончательно сняли с него несправедливый и, к сожалению, прилипчивый штамп: «забытый романс».
Николай ОВСЯННИКОВ, Россия
*В 1931 году малоизвестный певец-эмигрант К. Ченчов записал «Астры» на пластинку фирмы Odeon.
**Эта запись стала доступна отечественному слушателю в 1996 году с выходом компакт-диска Ассоциации независимых теле- и киноработников «Белая акация. Эстрада Русского Зарубежья. Выпуск 1».



Комментарии:

  • 7 августа 2018

    Максим Хемелов

    А почему автор не считает нужным указывать хотя бы источники фотографий?


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!