Авраам Бен Иегошуа: о миссии еврейского писателя

 Наталья Лайдинен, Москва
 20 мая 2019
 83

В последние годы интерес российской читающей публики к литературе Израиля стабильно высок. В Москве и других городах с презентациями своих произведений и лекциями выступают живые классики, издаются переводы шедевров классической и современной еврейской поэзии и прозы.  

В декабре 2018 года состоялось настоящее ханукальное чудо: несмотря на холодную снежную погоду и насыщенный график выступлений в различных городах мира, в столицу России для участия в книжной выставке «Nоn/Fiction» и встреч с читателями приехал один из самых ярких и популярных прозаиков Израиля, энергичный человек, оптимист с активной жизненной позицией Авраам Бен Иегошуа. Он родился в 1936 году в семье сефардов – пятом поколении потомков отважных репатриантов, переехавших в Иерусалим в XIX веке из греческого города Салоники.
А. Б. Иегошуа – автор многочисленных романов, переведенных на десятки иностранных языков, обладатель престижных наград (в том числе, в 1995 году удостоен Премии Израиля). Его проза, сочная и захватывающая, лиричная и философская, поднимает самые сложные вопросы человеческой жизни, психологии отношений, раскрывает противоречия земного бытия и подчеркивает значимость непреходящих ценностей. В книгах писателя немало сложных коллизий, любви, эпизодов истории, тесно связанных с современностью, описаний реалий еврейской жизни в разные времена.
О многом можно поспорить, но над такой прозой хочется размышлять. По романам Иегошуа поставлено несколько фильмов (правда, сам автор не удовлетворен ни одним из них в полной мере).
Прозаик уже приезжал в Россию 10 лет назад, но представившуюся новую возможность встречи с российской аудиторией воспринял с большим энтузиазмом. В Москве он представил впервые изданную на русском языке книгу «Дружественный огонь», пообщался с читателями на разных площадках.
Во время беседы со студентами ульпана в Израильском культурном центре «НАТИВ» в Москве А. Б. Иегошуа уделил большое внимание формулированию и обсуждению миссии еврейского писателя. 
«В основе идеологии сионизма стояли не религиозные фигуры, не общественные деятели и не политики-социалисты, а, в первую очередь, – писатели, такие как Герцль, Лилиенблюм, Жаботинский, Пинскер, – сказал он. – Это были выдающиеся личности, блестяще образованные интеллектуалы, отлично знавшие историю и понимавшие тенденции развития событий. Можно сказать, что именно писатели, находящиеся на границе еврейства и внешнего мира, острее других осознавали и предвидели возможность грядущей Катастрофы, предчувствовали усиление антисемитизма в мире и своим творчеством предостерегали людей. Точно также в русской литературе Толстой и Достоевский предвосхитили возможность революции. Я всегда говорил, что обществу необходимо прислушиваться именно к поэтам и прозаикам, интеллектуалам своего времени».
Значительная часть выступления израильского автора была посвящена проблемам жизни евреев в Израиле и в других странах. В таких вопросах прозаик бескомпромиссен, у него свой особый взгляд на исторические процессы.
«Есть мнение, что Государство Израиль появилось потому, что произошла Катастрофа европейского еврейства. Но я уверен, что это случилось, несмотря на Шоа. Во многом трагедия произошла из-за проживания евреев в галуте. Часть внутренней ответственности за произошедшее с ними лежит на евреях, которые соглашались жить в изгнании, ассимилировались. На момент подписания Декларации Бальфура в 1917 году, открывавшей возможности для создания Государства Израиль, на земле предков проживало всего 50 тысяч евреев, при том, что в мире их было около 15 миллионов. Большинство евреев мигрировали из Восточной Европы на запад. Если хотя бы 5% представителей народа переехали бы на землю Израиля в двадцатые годы прошлого века, вполне возможно, что государство состоялось бы еще до Катастрофы, что позволило бы спасти как минимум два миллиона жизней евреев в тридцатые годы, а к нынешнему моменту численность израильских евреев достигла бы десяти-двенадцати миллионов. Мы должны винить, прежде всего, самих себя, что не вернулись в начале ХХ века.
Переход от осознания себя евреем до становления израильтянина является нравственным. Еврей живет в текстах книг, в Торе. Израильтянин должен принять еврейство и начать совершать поступки в реальности. Смысл заключается не только в теоретическом познании, но в превращении опыта в активное действие. Важно изучать Тору, иврит и культуру народа, но жить в современных условиях. Более миллиона евреев из Советского Союза и России, которые переехали в Израиль в 70-е – 90-е годы, своим решением о репатриации изменили не только свои жизни, но повлияли на израильское общество, внесли вклад в различные его сферы, позволили стране стать такой, какая она есть сегодня. Трудно себе представить, чтобы алия в Израиль была связана только с антисемитизмом, ведь в любом государстве есть стороны хорошие и проблемные. Я сержусь на евреев, которые не переезжают в Израиль и на тех, кто покидает страну. Будучи открытым сионистом, верю в общечеловеческие ценности и возможность перемен. Уверен, это морально-нравственный выбор – стать не просто книжным евреем, а активной частью израильского общества», – подчеркивает писатель.
Тема взаимосвязи между русской и израильской литературами стала одной из самых эмоциональных тем, обсуждаемых на встрече с Авраамом Иегошуа. Писатель признается, что на его личностное и профессиональное становление русские прозаики и поэты оказали колоссальное влияние. Среди своих учителей он с огромной теплотой называет имена Пушкина, Гоголя, Чехова, Достоевского, Толстого, Бабеля. По мнению автора, они не только теоретизировали и описывали воображаемые модели событий, но имели глобальную интеллектуальную задачу – своими взглядами, произведениями и действиями повлиять на общественную жизнь. Именно в этом, на взгляд А. Б. Иегошуа,  и заключается главная миссия писателя. Он размышляет о том, что переводы классических трудов русской литературы на иврит лучшими поэтами и прозаиками Израиля способствовали не только расширению кругозора читателей, но и воздействовали на развитие иврита, существенно обогатили язык. Так сформировался уникальный творческий взаимообмен между нашими странами.
Немало внимания в своих произведениях автор уделяет философии любви и семьи. 
«Я верю в брак, этот институт мне кажется очень важным. Другие авторы пишут об изменах, трагедиях, расставаниях, – это не мой путь. Я уверен, нет ничего лучшего, чем настоящий союз мужчины и женщины, большинство пар моих героев – очень хорошие. Я стремлюсь описать ту особую связь, которая возникает между супругами, даже если они находятся на расстоянии. В романе «Дружественный огонь» я как раз размышляю над этой темой».
Отвечая на вопрос от журнала «Алеф» о том, как пишутся его произведения, Бен Иегошуа приоткрывает дверь в творческую мастерскую:
«Каждая новая книга, словно другой ребенок, рождается особенным образом. Самое трудное для меня всегда – начало. Первые двадцать-тридцать страниц могу писать несколько месяцев. Вначале нужно вывести формулу ДНК романа. С момента, когда она готова, и я точно узнаю, кто мои герои, какие они, могу в течение четырех-пяти месяцев ежедневно многое создавать и менять, перерабатывать. Становится легко, я глубоко проникаю в пространство действия и живу в нем. Всегда отчетливо вижу конец произведения, но не пишу его сразу, а продвигаюсь очень медленно, ясно понимая поставленную цель. Есть писатели, которые работают, не зная, чем закончится их книга. Со мной такого не случается. У каждого свой путь, в литературе не бывает жестких правил. Важен не процесс, а результат».
Наталья Лайдинен, Москва



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!