Новое старое

 Песах АМНУЭЛЬ
 18 июня 2019
 147

В апреле в Израиле прошли выборы. Возможно, самые странные (и самые ненужные) в истории страны. С одной стороны, накал страстей в ходе избирательной кампании был велик – все конкурировавшие партии занимались тем, что поливали друг друга, обвиняли в коррупции, наплевательском отношении к проблемам безопасности, в личных недостатках лидеров – в общем, полный набор давно известных, понятных и не очень эффективных методов. С другой стороны, при всем видимом накале страстей ощущалась в избирательной кампании какая-то внутренняя вялость. Возможно, это только мое частное ощущение, но, скорее всего, так и было на самом деле. Как энтузиазм может сочетаться с вялостью – судить социальным психологам.  

 Как бы то ни было, 11 апреля Центризбирком объявил результат выборов в Кнессет 21 созыва. Из 39 партий, участвовавших в выборах прошли 11. 36 мандатов у Ликуда во главе с Биньямином Нетаниягу, 35 – у новой партии «Кахоль-лаван» во главе с Бени Ганцем. Остальные девять партий далеко отстали от лидеров.
  Партия ШАС получила – 8 мест, «Еврейство Торы» - 7, по 6 мандатов у «Аводы» и арабского списка ­ХАДАШ-ТААЛ, по 5 – у НДИ и «Союза правых партий», и по 4 – у МЕРЕЦ, «Кулану» и арабского списка РААМ-БАЛАД. Две правые партии, на которые в ходе избирательной кампании возлагали большие надежды, не преодолели электоральный барьер: «Новые правые» (лидер Нафтали Беннет) и «Зеут» (Моше Фейглин).
  Лидеры «Кахоль-Лаван» до самого последнего момента надеялись на победу – если не в общем зачете, то хотя бы на победу над Ликудом. По многим опросам, с том числе и по результатам экзитполов, эти партии набирали равное число мандатов.
  Однако для Ганца, даже если бы его партия опередила Ликуд на мандат-другой, эта победа оказалась бы пирровой: по всем показателям правые партии суммарно опережали левый лагерь, и довольно существенно. Так что Ганц не смог бы собрать коалицию - сформировать правительство. Чего, как мы теперь знаем, не удалось и Нетяньягу.
  Израильтяне хотят перемен – выборы это показали. Но израильтяне не хотят, чтобы в результате перемен к власти пришел левый лагерь. За «Кахоль-лаван», как утверждают сейчас социологи и политические обозреватели, голосовала, в основном, молодежь – средний класс.
  Однако единственное «достоинство» «партии генералов» (как называли «Кахоль-лаван» в прессе) заключалось именно в том, что ее невозможно было обвинить в ошибках прошлого – прошлого у этой партии попросту нет. Как, вероятно, и будущего.
  Так или иначе, выборы состоялись, ничего, по сути, не изменив.
И подтверждение тому граждане Израиля получили крайне быстро. 30 апреля депутаты новоизбранного Кнессета 21 созыва были приведены к присяге (кстати, спикером опять единогласно выбрали Юлия Эдельштейна), а уже в первые дни мая ХАМАС устроил Израилю генеральную проверку.
За двое суток на Израиль из Газы было выпущено около 700 ракет. Сирены тревоги звучали не только вблизи Газы, но и в Ашдоде, Кирьят-Гате, Кирьят-Малахи, Рамат-Гане, Гиватаиме…
«Железный купол» показал свою эффективность – значительная часть ракет, имевших «опасную траекторию», была сбита. Правда, стало ясно, что, если ракет слишком много, «Железный купол» не справляется. Из каждых 10 ракет он сбивает 9, но, если ракет сотни, это означает, что десятки все-таки достигают цели - разрушают дома и убивают людей.
  Так, в майских обстрелах четыре человека погибли, около 150 ранены. Какой оказалась на этот раз реакция премьер-министра и армии? Чем отличалась от предыдущих «наших ответов»? Да ничем, и именно это больше всего напрягает израильтян.
  Конечно, ЦАХАЛ ответил. Самолеты и дроны нанесли около двухсот бомбовых ударов по разным зданиям Газы. Разрушены, как написано в официальном пресс-релизе ЦАХАЛа, важные для ХАМАСа объекты: штабы, склады оружия и оружейные мастерские. Удалось даже провести «точечную ликвидацию»: убит «главный финансист» ХАМАСа, который переводил в сектор иранские деньги.
Однако политическое руководство террористов, как и прежде, оказалось «вне зоны обстрела» и объявило о победе над «оккупацией» после заключения соглашения о прекращении огня.
  Победа (по версии палестинской прессы) заключалась в том, что в обмен на согласие ХАМАСа прекратить огонь, Израиль принял к исполнению десять требований противника: ослабление (и снятие) блокады, увеличение зоны свободного рыболовства, обеспечение Газы горючим, отказ ЦАХАЛа от метода точечных ликвидаций…
  Так что, если список не фейковый (израильская пресса на этот счет молчит), это вполне себе победа.
Мало того, в Израиле все понимают, что это перемирие временное и что ХАМАС способен устроить новое «ракетное шоу» в любой момент и никакие договоренности его не остановят.
  Вопрос «кто виноват?» уже не стоит, куда важнее - «что делать?» И тут даже у израильтян нет общего мнения. «Додавить ХАМАС, добраться до руководства, лишить ХАМАС власти и влияния» - требуют одни. Если армии не мешать, она способна заново оккупировать сектор.
  «А дальше? - спрашивает вторая половина израильтян, которая старается заглянуть в будущее. - Кто придет на место ХАМАСа?».
  Израильтяне (и это как раз общее мнение) не хотят опять брать на себя ответственность за жизнь двух миллионов арабов Газы. После победы над ХАМАСом в борьбу за власть в Газе - без сомнения - вступят многие, начиная с «Исламского джихада» и кончая многочисленными мелкими группировками. И нет надежды, что за этой междоусобицей забудут об Израиле. Напротив: ненависть к Израилю сплачивает их ряды. И в ситуации безвластия в сторону Израиля могут полететь уже не сотни, а тысячи ракет. Тут и Хизбалла на севере подтянется.
Все, как бывало.
Единственная, пожалуй, новизна в сложившейся ситуации: на этот раз выходки ХАМАСа назвали военным преступлением не только президент Трамп, но и многие европейские лидеры. А Евросоюз распространил официальное заявление с требованием к ХАМАСу немедленно прекратить удары по мирному населению Израиля. Впервые за многие годы Евросоюз занял однозначную позицию, а не обычное свое «обращаемся к обеим сторонам конфликта…»
***
Тут и подоспел второй акт израильской трагикомедии, которую можно назвать «Сага о выборах». Вроде бы ничто не предвещало: выборы состоялись, правый лагерь достаточно уверенно победил, Нетанигу начал формировать правительство, новый состав Кнессета приступил к работе…
Все прекрасно?
Но хорошие пьесы – трагикомедии не исключение – отличаются крутыми и неожиданными поворотами сюжета. Зритель не ждет их, он готовится аплодировать счастливому финалу, но тут вдруг…
Тут вдруг на авансцену выходит один из персонажей (вообще говоря, совсем не главный) и разваливает спектакль.
В том-то и состоит самая серьезная проблема израильской демократии. На выборах уверенно побеждает коалиция правых и религиозных партий, но в ней десяток партий, и у каждой свои претензии и пожелания.
Достаточно небольшой партии упереться, настаивать на своем – и все: без ее пяти мандатов (казалось бы, мелочь) коалиция не имеет большинства в Кнессете, премьер-министр не может сформировать правительство, выборы теряют смысл…
А бенефициант весь в белом: он принципиален, он не отступает ни на шаг. Речь об Авигдоре Либермане и его партии «Наш дом – Израиль». Именно его требование обязательного призыва в армию всех учеников ешив и привело к тому, что правительство сформировать не удалось.
28 мая Кнессет объявил о самороспуске, и на 17 сентября назначены еще одни выборы, теперь уже в Кнессет 22 созыва. Сотни миллионов шекелей, потраченные на весеннюю предвыборную кампанию, вылетели в трубу, и еще сотни миллионов уйдут теперь на новую кампанию, успех которой вовсе не гарантирован.
Итак, в чем же состояло столь принципиальное требование Либермана, заставившее его пойти (впервые в истории государства!) на развал еще не созданного правительства? Напомню, что «Наш дом – Израиль» (НДИ) включил в коалиционное соглашение несколько пунктов, среди которых есть жизненно важные для новых репатриантов старшего поколения: существенное увеличение пособий по старости и строительство социального жилья. Но вовсе не эти требования оказались для Либермана самыми важными, хотя именно о них он говорил на «русской улице» больше всего во время предвыборной кампании.
Было еще требование смертной казни для террористов. Тоже важное, но довольно бессмысленное, поскольку в израильском законодательстве есть статья, предусматривающая смертную казнь, в том числе и за терроризм. Если есть статья, то зачем закон? Затем, что само требование воздействует на избирателя, мало знакомого с историей вопроса.
Но главным из требований Либермана стал обязательный призыв в армию учащихся ешив. Почему «хилоним» (нерелигиозные) служат, а ультраортодоксы – нет? Именно это требование Либермана сломало «хребет» коалиции и привело к новым выборам.
Либерман был в свое время министром обороны и не мог не знать, что армии вовсе не надо, чтобы все без исключения ешиботники отправлялись в казармы. Напротив, для армии организация строгого кашрута и создание особых подразделений - только лишние хлопоты. При этом, как показали и многочисленные митинги протеста, мотивировка у учащихся ешив равна нулю.
Среди всех коалиционных требований это было самым бессмысленным и ненужным. Более того, это требование раскалывало народ Израиля по религиозному признаку, что уж совсем недопустимо.
Тем не менее, Либерман стоял до конца: или всеобщий призыв, или коалиции не будет. Вот если бы он с таким же упорством боролся за увеличение пособий по старости! Понятно, что на это нужны миллиарды государственных средств. Но больше ли смысла в миллиарде, израсходованном на две избирательные кампании? Не лучше ли на эти деньги построить несколько хостелей для стариков, нуждающихся в жилье?
Может, Либерман такой ярый противник религиозного населения Израиля, что готов жертвовать стариками? Да нет же, у него в друзьях и Арье Дери, лидер партии ШАС, и религиозный мэр Иерусалима Моше Леон, которого как раз Либерман поддержал на муниципальных выборах.
И еще. Если Либерман так принципиален в вопросе призыва, то почему не потребовал, чтобы и арабское население Израиля призывали в армию на общих основаниях? Пусть не в боевые части: для альтернативной службы арабы вполне годятся.
Обозреватели в недоумении пожимают плечами. Может, Либерман надеется на предстоящих выборах получить не пять мандатов, а гораздо больше - и вернуться в кресло министра обороны, например?
Думаю, надежды невелики. Так или иначе, но Либерман пошел ва-банк и развалил коалицию. Нетаниягу, говорят, пообещал никогда больше не вступать с Либерманом в переговоры.
Обозреватели пытаются понять причины столь странного поведения Либермана. Говорят о давней личной вражде между ним и Нетаниягу. Говорят и о фантастическом желании Либермана получить на будущих выборах больше мандатов, чем «Ликуд», и стать главным претендентом на право сформировать правительство. Если у Либермана действительно есть такая мечта, то это лишь свидетельство его неадекватности как политика.
Лично для меня самое странное в этой неприглядной истории - поведение той самой «русской улицы», которую Либерман много лет кормил обещаниями, ни одно из которых не было выполнено. Судя по последним опросам, «русский» электорат действительно готов отдать за Либермана больше голосов, чем на прошлых выборах. Рационального здесь столько же, сколько в поведении самого Либермана. Читая комментарии в социальных сетях, поражаюсь: «наши» стоят за Либермана горой, потому что он «не прогнулся под Биби», «для него идея важнее денег и постов».
«Не прогнулся» - это то, что должно характеризовать умного политика? «Идея важнее постов»? Какая идея? Бессмысленная по своей сути идея надеть военную форму на людей, изучающих Тору? И кстати, насчет постов. Идея идеей, но, если Либерману когда-нибудь еще доведется участвовать в коалиционных переговорах, то он непременно потребует для себя один из самых важных министерских постов – министра обороны или министра иностранных дел.
Почему «наш» избиратель так легко ведется на неприкрытую демагогию? Почему продолжает верить человеку, многократно отправлявшему в мусорную корзину свои предвыборные обещания? Помню аналогичную историю с жуликом Лернером (Бен-Ари), который обобрал «русских» пенсионеров и угодил в тюрьму. За него заступились как раз те, кого он обобрал (а выйдя из тюрьмы, обобрал вторично). Лернер тоже говорил красиво и раздавал обещания, которые не собирался выполнять.
Сдается мне, что Либерман – своего рода Лернер в политике.

Эту статью я начинал писать сразу после апрельских выборов и ее концовкой были слова: «Нужно иметь терпение. Терпения у израильтян достаточно».
Прошел месяц, и финал пришлось переписать. Да, терпения у израильтян достаточно, но испытывать его не стоит.
Не буду даже пытаться предсказать исход сентябрьских выборов. Но может оказаться, что в сентябре НДИ избирательного барьера не пройдет, тогда как для «Новых правых» и «Зеута» осенние выборы окажутся удачнее. Это было бы справедливо.
Песах АМНУЭЛЬ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!