Память земли

 Рита Зильбер
 18 июня 2019
 277

 В начале января нынешнего года строители, закладывавшие фундамент под элитный жилой комплекс в историческом центре Бреста, обнаружили в котловане человеческие останки. Их происхождение мало у кого вызвало сомнения: по всем данным, это было одно из мест, где покоятся расстрелянные жертвы Брестского гетто.  

Городское гетто, куда немцы согнали всех живших в Бресте евреев, находилось здесь с декабря 1941 года. В октябре 1942-го гетто было уничтожено, а десятки тысяч его узников расстреляны.
Как рассказал журналу «Алеф» заместитель председателя Союза белорусских еврейских организаций и общин Борис Герстен, местные власти поначалу не хотели привлекать внимания общественности к страшной находке. Однако застройщик не стал подводить свой проект под удар – и сам вызвал 52-й отдельный специализированный поисковый батальон Минобороны Беларуси, который занялся эксгумацией останков.
Работы продолжались более двух месяцев: бойцы аккуратно разрывали могилу саперными лопатками, руками перебирали комья земли, вынимали почерневшие от времени кости и черепа, полуистлевшую обувь — бережно раскладывали, нумеровали и пересчитывали.
Тем временем шли споры о дальнейшей судьбе этих останков. 
Горисполком не намеревался отказываться от такого прибыльного проекта (квартиры в этом доме вдвое дороже, чем в среднем по городу) и еще до окончания эксгумации подтвердил, что в марте там будут возобновлены строительные работы.
В СМИ появились публикации, в которых чиновники объясняли свою позицию.
Так, старший инспектор сектора культуры в отделе идеологической работы Брестского горисполкома Алла Кондак заявляла, что городу не нужен еще один памятник: буквально за углом от обнаруженного захоронения уже установлен небольшой мраморный камень в память о 34 000 евреев, погибших в этих краях во время войны.
«Здесь будет место, где люди смогут жить с комфортом. Там, где раньше стояли маленькие обветшалые домики, появится красивый уголок», — сказала чиновница корреспонденту местной газеты.
Кроме того, городские власти и строительная компания заверили всех интересантов, что фундамент здания не затронет то место, где было найдено захоронение – на нем разобьют газон. А на доме пообещали установить мемориальную табличку.

Горожане знают, что практически на любой стройке в центральной части города находят человеческие останки – следы трагической истории еврейского Бреста.
До войны евреи составляли более половины населения города, а пережили ее единицы. Сегодня в Бресте нет даже синагоги: с 1959 года синагогальное здание перестроено под кинотеатр. А на месте еврейского кладбища построили стадион, надгробные камни с которого можно обнаружить в самых неожиданных местах. И до сих пор собрать их не удается. Глава городской еврейской общины Регина Симоненко уже давно безуспешно добивается создания лапидария — музея надгробных еврейских камней, найденных при ведении строительных работ или в частных дворах. Не секрет, что в годы войны и в Украине, и в Белоруссии еврейскими надгробными камнями немцы мостили дороги, жители укрепляли свои дома.
Правда, в отношении нынешней находки Симоненко согласна с властями – считает, что невозможно превратить в кладбище всю территорию бывшего гетто, хотя людей там расстреливали повсюду. Но предлагает обязательно установить памятный знак на месте массового захоронения узников брестского гетто.
Ей вторит и местный историк Ирина Лавровская, которая родилась после войны, но росла всего в нескольких метрах от места гибели евреев. Она убеждена, что массовое захоронение должно предупреждать будущие поколения об опасности авторитарных режимов.
«Люди были убиты лишь потому, что принадлежали к определенной этнической группе. Это была сегрегация — разделение нашего общества на разные «виды». Какой следующий «вид» будет выбран для уничтожения, мы не знаем», — настаивает она и прилагает усилия к тому, чтобы люди открыто обсуждали историю, даже если это больно.
Лавровская пишет книгу о средневековом Бресте, составляет подробную карту исчезнувших районов, в том числе еврейских. «Люди не должны жить в том месте, где произошла массовая казнь, — полагает она. — Я вижу исторические наслоения различных эпох, и понимаю: если не излечить симптомы болезни, она будет возвращаться снова и снова».
В конечном итоге компромисс был найден: решили перезахоронить останки на Северном кладбище, за чертой города.
- Известие об этом разлетелось не только по всей Беларуси, но и далеко за ее пределы, — продолжает свой рассказ Герстен. — Поначалу власти хотели провести захоронение, не привлекая внимания. Но Союз белорусских еврейских организаций и общин и Еврейская община Бреста выступили против такого плана.
Более того, Регина Симоненко настаивала на том, чтобы забота об останках и памяти брестских евреев – это обязанность вовсе не только еврейской общины, но и города, ведь эти люди были жителями Бреста.
Горисполком уступил — пересмотрел свое первоначальное решение и организовал церемонию захоронения на достойном уровне в присутствии дипломатов и иностранных делегаций.
22 мая погребение состоялось в том месте, где несколько лет назад были похоронены останки 300 евреев, погибших в Катастрофе, и где уже был обелиск.

Он был установлен, благодаря финансовой помощи фонда супругов Лазарус. Эта английская еврейская чета помогает Союзу белорусских еврейских организаций и общин устанавливать памятники на местах захоронения погибших в Холокосте евреев. На их счету уже более 120 памятников.

Церемония прошла со строгим соблюдением еврейской традиции, этим занимались сотрудники израильской похоронной службы Хевра кадиша, которые специально приехали для этого в Брест. Погибшим были принесены воинские почести, выступили местные чиновники, представители Израиля и Германии, а также активисты белорусских и польских еврейских организаций. (До 1939 года Брест был польским городом, так что, наверняка, среди погибших в брестском гетто было немало и польских евреев.)
Теперь на памятнике появилась новая надпись. Собственно, изменилось только число погибших: было 300 — стало 1514.
И ни одного имени. Якобы разговоры об идентификации останков велись. Но, по словам Герстена, при таком колоссальном количестве погребенных в одной яме, это было бы очень непростым делом, тем более что в Беларуси нет соответствующей лаборатории.
Церемония на Северном кладбище широко освещалась в белорусской прессе, мэр раздавал интервью. Все прошло исключительно мирно, не вызвав враждебности наблюдателей, — отметил Герстен, явно не приняв это как должное.
И заключительным аккордом всей этой истории стало письмо Всемирного еврейского конгресса (ВЕК) – письмо благодарности белорусским властям, взявшим на себя моральную ответственность за эксгумацию и торжественное захоронение погибших в Бресте евреев.
«Белорусское правительство и муниципалитет Бреста продемонстрировали исключительную порядочность в возникшей ситуации — в чествовании памяти и жизней еврейских жителей города, хладнокровно убитых на месте нынешнего строительства. Мы высоко ценим тесное сотрудничество властей с Союзом белорусских еврейских организаций и общин, а также то, что они признали трагедию, которая разыгралась с их земляками в годы Холокоста», — заявил президент ВЕК Рональд Лаудер по завершении церемонии.
«Печально, но это лишь одна из тысяч неотмеченных могил Европы, в которых покоятся останки евреев, ставших жертвами массовых расправ. О некоторых из них знают и историки, и очевидцы. И правительства обязаны принять участие в обнаружении подобных мест, обеспечить эксгумацию останков и их захоронение по Еврейскому закону, — говорит Лаудер. — Все и каждая из этих жертв заслуживают того, чтобы их похоронили с подобающим достоинством, чтобы у них было свое место окончательного упокоения, отмеченного должным памятным знаком – камнем, доской или памятником».
«Я искренне надеюсь, что похороны, которые состоялись в Бресте, послужат примером другим местам как в Беларуси, так и по всей Европе. Надеюсь, что непременно будет обеспечена тщательная проверка любого участка, который только предполагается отвести под застройку, что все муниципалитеты будут руководствоваться едиными соображениями при рассмотрении возможности строительства на тех площадках, которые исторически признаны и известны как места убийств, — заключает президент ВЕК. – Мы должны всегда чтить память жертв нацистской жестокости и защищать сохранившиеся еврейские общины».
Рита Зильбер



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!