Еврейская дочь Франции

 Семён Киперман, Израиль
 10 сентября 2019
 22

К плеяде великих женщин мировой истории по праву причисляют Симону Вейль, одну из тех, кто определил облик современной Франции. Симона Анни Лилин появилась на свет 13 июля 1927 года в Ницце в еврейской семье успешного архитектора Андре Жакоба. В годы вой­ны семья Жакоб оказалась в той части страны, где правил режим Виши и где евреев дискриминировали, но поначалу не так жестоко, как в городах, подконтрольных немцам. Симоне даже удалось закончить школу. Но в 1944-м, через несколько дней после получения аттестата зрелости, 16-летнюю Симону вместе с родными арестовали и отправили на Восток. Для отца и брата Симоны Жака это путешествие стало последним.  

Старшая сестра Дениз, вступившая в Сопротивление, оказалась в Равенсбрюке. Симона вместе с матерью и сестрой Мадлен — в Освенциме. Женщинам повезло: их не отправили в газовые камеры, а заставили рыть окопы и разгружать грузовики.
Вечером 18 января 1945-го года, с приближением советских вой­ск, для них начался марш смерти в Берген-­Бельзен. Там незадолго до освобождения скончалась мать Симоны.
Лагерные воспоминания, как и номер 78652 на запястье останутся с Симоной на всю жизнь.
По собственному признанию, ей помогла выжить ее красота: одна из надзирательниц, отличавшаяся зверской жестокостью к другим заключенным, почему-то не трогала и отчасти опекала ее, говоря, что та «слишком красива, чтобы умереть здесь».
15 апреля 1945 года Берген-­Бельзен освободили британские вой­ска.
Симона вспоминала: «Я только видела объятые ужасом лица солдат, которые обнаружили тела, брошенные друг на друга вдоль дороги, и шатающиеся скелеты, в которых мы превратились. Мы не кричали от радости, было лишь молчание и слезы».
Из всей семьи вой­ну пережили Симона и две ее сестры.
Вернувшись в Париж в 1945 году, Симона поступила в Институт политических наук Парижского университета, а еще через год вышла замуж за Антуана Вейля, в будущем влиятельного чиновника министерства финансов. У них было трое сыновей.
Она стала магистром права, работала в судебном ведомстве, быстро дослужилась до атташе при министерстве юстиции, несколько лет посвятила общественной деятельности и завоевала широкую известность как борец за права женщин и крупнейший специалист в области частного, и главное семейного, права.
А в 1970 году она — первая во Франции женщина, возглавившая Высший совет магистратуры, органа, рекомендующего на должность судей. Вейль отстаивала ценности либеральной демократии и никогда не связывала себя с ­какой-либо политической партией.
Наблюдая принципиальную и независимую позицию Симоны Вейль, премьер-­министр Франции Жак Ширак в 1974 году предложил ей пост министра здравоохранения, который она занимала два срока. Министр-­женщина — первый случай в стране за 30 лет.
За что ее так любили? Прежде всего «за умение сохранять образцовую душевную стойкость перед лицом горя».
Она сумела дважды переломить предначертанный судьбой сценарий: преодолеть ужас Холокоста, а затем не подчиниться французскому «домострою».
Вейль была министром социального обеспечения в правительстве Раймона Барра и первым председателем избранного Европарламента, причем первой женщиной на этом посту с 1952 года.
Все свои годы в политике Симона Вейль боролась с тем, что, как она считала, могло привести к повторению кошмара, пережитого ею в юности. Во Франции 1970-х –1980-х, где отношение к опыту Второй мировой вой­ны и к Холокосту сложилось весьма неопределенное, это было особенно актуально.
Одной из заслуг Вейль считается изоляция Национального Фронта — партии, которая при Жан-­Мари Ле Пене, отце Марин Ле Пен, была гораздо более радикальной, и многие члены которой не скрывали своих антисемитских воззрений. Между тем, часть правых и центристских политиков не исключали тогда возможности союза с Ле Пеном. И Вейль использовала свое влияние, чтобы этого не произошло.
Известно, что в конце 1980-х один из деятелей Национального фронта — Клод Отан-­Лара, французский кинорежиссер, снявший «Графа Монте-­Кристо» и «Красное и Черное», заявил: «Когда я слышу о геноциде, то помню, что, во всяком случае, мамашу Вейль они пропустили». И хотя у престарелого режиссера явно было немало единомышленников, эти его слова вызвали большой скандал.
С 2001 по 2007 год Вейль была первым председателем Фонда памяти Холокоста и до самой смерти (в 2017 году.) оставалась его почетным председателем.
В интервью по случаю 60-летия освобождения Освенцима она вспоминала: «Нас ставили в шеренги по пять человек, и отсчитывали определенное число людей. Тех, кто оставался по одну сторону, посылали на смерть, а тех, кто по другую — оставляли в живых. Шестьдесят лет спустя меня все так же преследуют образы, запахи, крики, унижения, удары и небо, затянутое дымом из трубы крематория».
Вейль была убежденной сторонницей европейской интеграции. Единение Европы она считала возможной гарантией от повторения ужасов вой­ны.
Немногие знают, что во время теледебатов между кандидатами в евродепутаты трое очень известных мужчин устроили ей изысканно-­тонкую, во французском стиле, травлю. Их звали Жан Ширак, Франсуа Миттеран и Жорж Марше (глава компартии), и она выиграла выборы у этих «великих».
Будучи многолетним членом Конституционного совета Французской республики, Вейль призывала поддержать на референдуме конституцию ЕС. Она развенчивала отрицателей Холокоста, выступала против призывов уничтожить Израиль, предостерегала от ядерного Ирана.
Занимая важные посты в правительстве Франции и в Европарламенте, она поддерживала движение за свободную репатриацию евреев в Израиль из Советского Союза.
В 2007 году с трибуны Генеральной ассамблеи ООН Симона Вейль заявила: «Я считаю своей обязанностью неустанно объяснять молодым поколениям, общественному мнению и политикам, как погибли шесть миллионов женщин и мужчин, из которых полтора миллиона — дети, просто потому, что они родились евреями».
В 2008 году вышла в свет её автобиография, переведенная на 15 языков.
И в тот же год Вейль была избрана во Французскую академию в первом туре, став шестой женщиной-­академиком за всю историю существования этого уважаемого института, основанного в 1635 году. На церемониальной шпаге академика она распорядилась выгравировать свой номер узницы нацистского лагеря.
Помимо французских государственных наград — Большого креста, орденов Почетного легиона и «За заслуги» — она была награждена орденами различных европейских стран. Почетным доктором назвали ее многие израильские, европейские и американские университеты.
Вейль никогда не скрывала своего еврейства и решительно выступала против любых проявлений антисемитизма во Франции. Она неоднократно бывала в Израиле и подчеркивала свою личную заинтересованность в безопасности и процветании еврейского государства.
Согласно опросу, проведенному в начале 2010 года, Симона Вейль была названа самой уважаемой женщиной Франции. Её при жизни называли «ликом Республики».
После смерти мужа в апреле 2013 года она удалилась от публичной жизни.
«В сущности, всю мою жизнь мне везло — я смогла приложить свои силы и пробить стены там, где господствовал всеобщий конформизм,?— говорила она.?— Мы должны быть бдительны, мы должны защищаться не только от сил природы, которые нам угрожают, но еще более — от человеческого безумия».
Президент Франции Франсуа Олланд сказал о ней: «Она была воплощением достоинства, смелости и честности».
Скончалась Симона Вейль 30 июня 2017 года в своей парижской квартире, не дожив двух недель до 90-летия.
Выражая соболезнования родным и близким Симоны Вейль, премьер-­министр Израиля Биньямин Нетаниягу отметил, что она никогда не забывала о своих еврейских корнях, стремилась сделать все для того, чтобы трагедия Холокоста не повторилась, а память о погибших была увековечена.
Узнав о смерти Симоны Вейль, деятели культуры и политики Франции обратились к президенту страны с просьбой захоронить ее в парижском Пантеоне. 5 июля 2017 года Эммануэль Макрон сообщил о достигнутой договоренности с родственниками Вейль о её захоронении в Пантеоне, а также о перезахоронении вместе с ней праха её супруга.
На входе в эту историческую усыпальницу, где в частности покоятся Вольтер, Жан-­Жак Руссо, Виктор Гюго, Александр Дюма, Пьер и Мария Кюри, Жан Мулен, выбито: «Великим людям благодарная отчизна».
Семён Киперман, Израиль



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!