Евреи в черкесках

 Репортаж: Игорь СТОМАХИН Материал подготовлен при содействии директора некоммерческой организации «Еврейский национальный фонд России» Рафаила Файнберга
 28 ноября 2019
 430

Фотолетопись евреев Дербента ведется по инициативе Еврейского национального фонда России. При поддержке Фонда были организованы экспедиции в Дагестан, а потом и фотовыставки, рассказывающие о сегодняшнем дне местных горских евреев. С 1901 года этот фонд собирал средства на создание национального очага в Эрец Исраэль, на помощь репатриантам. Большевики эту институцию не потерпели. Когда удалось возобновить работу фонда в России, задачи организации изменились…  

Никто не скажет точно, сколько горских евреев живет сегодня в Дербенте. Известно лишь, что число их постепенно сокращается. Люди уезжают. Остаются те, кто сердцем привязан к своему городу, и пенсионеры, которым трудно что-то менять. Лет сорок назад горские евреи составляли пятую часть жителей Дербента. В квартирах пели народные песни и пекли мацу, зажигали субботние свечи и делали обрезание. В «Еврейском квартале», между улицами Таги-­Заде и Буйнакского, среди домов с вензелями и шестиконечными звездами, говорили на джуури — языке, схожем с иранским фарси.
Евреи пришли в Дербент из Персии, куда были угнаны из Иудеи после того, как царь Навуходоносор разрушил Иерусалимский храм. Но в начале VI века в Персидской империи вспыхнул и был подавлен народный бунт. Среди восставших было много «детей Авраама». Им не отрубили головы, как обычно делали с мятежниками. Правитель шах Кавад отправил евреев на северную границу своего государства с поручением: защищать крепость Нарын-­Кала и Дербентскую стену, за которой высились заснеженные пики Кавказа.
Самоназвание евреев Закавказья — джууро. При царизме в официальных документах их именовали «горскими евреями». А в советское время, чтобы слово «еврей» не резало слух, чиновники придумали им другое название — «таты». Иудеи отнеслись к этому в соответствии с русской пословицей — хоть горшком назови, только в печку не ставь. Тем более что еврей, записанный татом, избегал дискриминации — например, поступал в ВУЗ, не подпадая под процентную норму.

 

 

 

 

 

На цокольном этаже синагоги Музей горских евреев, его собирали всем миром. Придя сюда, бывший хозяин может сказать: в эту корзину мой дед виноград собирал, в этот горшок моя мама ставила цветы, а в эту люльку меня положили после рождения.
Сначала в одном из дербентских подвалов энтузиасты нашли древний мельничный жернов. Потом появился хурджин — вязаный мешок с карманами для хлеба и кувшина с водой, который накидывался на ишака. Медный совок, глиняный кувшин и чугунный утюг принесла из дома врач-ревматолог Ирина Михайлова, автор сценария фильма "На родине предков" и ряда книг по истории и фольклору горских евреев. Она и стала директором народного музея.
«Этот сепаратор подарил житель села Нюгди,?— показывает старинную маслобойку Ирина Хаимовна.?— Возьмите, сказал мужчина, зачем она мне? Лампу в виде шара и два подсвечника презентовала моя старая знакомая. А этот роскошный альбом преподнес художник Биньямин Шалумов — ученый-­химик, выходец из Дербента. В 63 года он оставил науку, начал писать картины и стал почетным членом Российской Академии художеств…

 

 

 

 

Синагога, построенная братьями Ханукаевыми, была красивая и светлая, с резьбой на деревянных колоннах, расписными стенами и коврами ручной работы. Но к 2010 году пол просел, стены потрескались, с потолка на голову сыпалась дранка. Что делать? Решили разобрать старую синагогу и на ее месте возвести новую. Здание площадью 3 тысячи квадратных метров было готово уже через десять месяцев.
«Мы не ломали стены тяжелой техникой, а разбирали вручную по камушку,?— с гордостью поясняет секретарь правления общины Петр Малинский.?— Новые стены построили из современного материала, а старые камни положили в фундамент. На открытие вместе с почетными гостями из Махачкалы приехал президент Дагестана. Главный раввин России сказал, что наша синагога его удивила тем, что люди в ней чувствуют себя как дома».

 

 

 

 

 

 

В советское время евреи Дербента работали в колхозах — собирали виноград, давили ягоду, делали вино. «Горские» занимались этим, поскольку мусульманам запрещалось прикасаться к алкоголю. На музейной полке стоит бюст женщины в платке, с двумя медалями, приколотыми к телогрейке. Это Герой Социалистического труда Гюльбоор Давыдова — прославленная звеньевая, преуспевшая в разведении местных сортов винограда.

 

 

 

 

Репортаж: Игорь СТОМАХИН
Материал подготовлен при содействии  директора некоммерческой организации «Еврейский национальный фонд России» Рафаила Файнберга



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!