«Эйхман в Иерусалиме. Банальность зла»

 Геннадий ЕВГРАФОВ
 25 мая 2020
 326

Так называлась книга  философа и публициста  Ханны  Арендт. В 1961 году в числе множества корреспондентов  мировых газет и журналов она освещала процесс от  журнала The New Yorker.  Вернувшись в Штаты, Арендт в течение года писала о процессе. В 1963 году книга «Eichmann in Jerusalem: A Report on the Banality of Evil» («Эйхман в Иерусалиме. Банальность зла») вышла в нью-йоркском издательстве The Viking Press (в России – спустя 45 лет, в 2008, в издательстве «Европа»)

Операция Моссад

20 мая 1960 года бывшего оберштурмбанфюрера СС Адольфа Эйхмана, ответственного за гибель миллионов евреев, избежавшего Нюрнбергского трибунала и скрывавшегося после Второй мировой войны под именем Рикардо Клемента, скромного владельца  прачечной в Аргентине, сотрудники Моссада тайком вывезли из Буэнос-Айреса в Израиль. Операция была спланирована столь скрупулезно и тщательно, что не вызвала никаких подозрений у пограничников, и они беспрепятственно пропустили на борт самолета компании «Эль-Аль» человека в форме израильского летчика с паспортом на имя «Рафаэля Арнона». Было видно, что «летчик» не в себе, но израильтяне предъявили документ о выписке «Арнона» из больницы, в котором указывалось, что после недавней автоаварии (фиктивной, организованной сотрудниками Моссада) «…пациент может перенести полет под наблюдением врача». Накачанный наркотиками Эйхман только кивал головой, не понимая, что происходит в действительности. Израильтян пропустили, и в полночь самолёт с Эйхманом на борту взял курс на Тель-Авив.

Моссад разыскивал его по всему миру двенадцать лет – в списке нацистских преступников этой службы он значился под номером 1. По значимости я бы сравнил поимку Эйхмана в 1960-м только с образованием Государства Израиль в 1948 году. «Античеловек» (рука не поднимается написать слово «человек»), от которого зависело так называемое «окончательное решение еврейского вопроса». «Решение» было принято на  Ванзейской конференции, состоявшейся 20 января 1942 года на озере Ванзее в Берлине. Среди тех, кто готовил конференцию и  программу уничтожения европейского еврейства, был и начальник отдела гестапо IV-B-4 оберштурмбаннфюрер СС Адольф Эйхман. И он должен был понести наказание за геноцид европейского еврейства во время Второй мировой войны. Это было делом чести для Израиля, выступавшего от имени всего еврейского народа.

22 мая самолет приземлился в аэропорту. «Арнон» был передан полиции, сразу же арестован и заключен в тюрьму Джильма близ Хайфы. Бен-Гурион с трибуны Кнессета объявил, что в результате операции Моссада Эйхман находится в Израиле и вскоре будет отдан под суд. Израильтяне хотели, чтобы все было законно и открыто для всего мира. После окончания расследования всех злодеяний Эйхмана его доставили в Иерусалимский окружной суд.

 

На скамье подсудимых

Процесс  начался 11 апреля 1961 года и длился восемь месяцев.

Процесс освещали все мировые газеты и журналы, которые прислали на него своих корреспондентов.

15 декабря того же года высокий суд признал подсудимого военным преступником, виновным в преступлениях против еврейского народа  и  против всего человечества. И приговорил Адольфа  Эйхмана к смертной казни.

Апелляция адвоката была отклонена, как и прошение о помиловании. Преступник отправился туда, куда в годы войны отправил  6 000 000. (Специально, для наглядности,  пишу не словами, а цифрами, чтобы читатель мог представить себе количество убиенных, хотя, конечно, в сознании нормального  человека  эти цифры вмещаются с превеликим  трудом).  Кстати,  речь прокурора д-ра Гидеона Хаузнера на процессе  была издана на русском языке в 1974 году в библиотеке «Алия» и называлась «6 000 000 обвиняют». Именно так – цифрами.

Справедливость восторжествовала в ночь с 31 мая на 1 июня 1962 года. Величайший преступник всех времен и народов  был повешен в городе Рамла. Затем тело его сожгли, а пепел развеяли над Средиземным морем, за пределами территориальных вод Израиля, дабы даже пеплом не осквернять память убиенных евреев и евреев Израиля.

 

Заблуждение  Ханны Арендт

Арендт  написала книгу «Эйхман в Иерусалиме. Банальность зла», пользуясь всеми  доступными ей материалами и, конечно, личными впечатлениями  от  увиденного.

Я не буду пересказывать книгу, желающие смогут прочитать (или перечитать) ее на русском языке.

Я не буду подвергать книгу  критическому  анализу (таковой уместен в научном сборнике). Не буду критиковать и русское издание (плохой, неточный  перевод), вызвавший  в России  справедливые нарекания.

Я скажу о главном – только о своем несогласии с основной концепцией Арендт: ЗЛО, да еще в таких масштабах, не может быть БАНАЛЬНЫМПопытка философа в данном конкретном случае отделить ответственность от намерения (Эйхман лишь выполнял долг  - делал свою работу и  подчинялся закону) сыграла с Арендт злую шутку (извините, за тавтологию). Получалось, что  Эйхман – не монстр, не садист и не извращенец, а «ужасно и ужасающе нормальный» человек, служака и  карьерист. Но если таков тот, кого считают (и вполне справедливо) «архитектором Холокоста», то,  что говорить о тысячах других преступников - сотрудников СС и СД, о зондеркомандах, которые сжигали евреев в Бухенвальде, Дахау и других лагерях? Они тоже делали свою работу, выслуживаясь перед начальством в стремлении получить лишний крест или погоны? По Арендт выходит, что все они обманывали себя, не думали над происходящим, не анализировали действительность. Вот, оказывается, в чем была их вина, а не в патологическом антисемитизме, жестокости и безоговорочной вере в маньяка, поставившего не только Германию, но целый мир на край пропасти.

Под «банальностью зла»  Ханна Арендт подразумевала  обыкновенного немецкого бюрократа, человека-функцию, без рассуждений выполняющего свои административные обязанности, даже если эти обязанности  были связаны с массовым убийством. Но  все, что совершил Эйхман, все, что творили нацисты (не только в концлагерях) -  относится к категории АБСОЛЮТНОГО ЗЛА.

А абсолютное зло не поддается никаким человеческим оценкам.

Оно не укладывается в определение «банальность».

Оно вне привычных человеческих категорий.

И в этом основное заблуждение философа Ханны Арендт.

Геннадий ЕВГРАФОВ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!