Человечество быть не сумеет…

 Геннадий ЕВГРАФОВ
 25 мая 2020
 1813

В 1967 году Семен Липкин  напечатал стихотворение «Союз». Стихотворение как стихотворение, как всегда у Липкина выдержанное в классическом стиле. Об истории его написания сам поэт рассказывал, что однажды среди создателей эпических поэм Южного Китая он обнаружил народ, чьё название его  поразило – И:

«Подумать только, целый народ вмещается в одну букву! Я написал стихотворение «Союз».

И простор, и восторг, и унылость

Человеческой нашей семьи, –

Всё вместилось и мощно сроднилось

В этом маленьком племени И...

Без союзов словарь онемеет, И я знаю: сойдёт с колеи,

Человечество быть не сумеет

Без народа по имени И.

Не Б-г весть  какая оригинальная мысль: даже самое маленькое племя вносит свой вклад в общечеловеческую культуру, истребление даже самого малого племени – тяжкая рана всего человечества».

 

Сионизм везде

После публикации этого стихотворения в альманахе «День поэзии» началось такое, что даже в те времена представить было трудно. Сионизм усматривали везде - даже в стихах. Одна из газет  заявила, что речь идёт об Израиле, и Липкина  обвинили в сионизме. Пламенных борцов с этой «еврейской чумой»  не убедили ни возражения ученых-синологов, что на юге Китая действительно существует народ И, ни возражения, что в стихотворении народ молится богам в кумирне, а евреи – народ монотеистический и молятся одному богу. Не взяли они в расчет и то, что поэт  не раз прямо и открыто писал о Катастрофе, которая постигла еврейский народ в годы Второй мировой войны и прибегать к аллюзиям не было никакой нужды. Но убеждать партийных «голиафов», что дважды два – четыре, а не пять и не десять, было делом безнадежным. Липкина вычеркнули из литературы на семь лет. И только в 1975 году ему удалось выпустить  сборник «Вечный день».  В изувеченном цензурой виде.

 

От Николая до Ельцина

Он родился в 1911 году в Одессе, а умер в 2003 в Переделкино. На его веку случились три русские революции и  три войны – мировая, гражданская и Отечественная. При нем свергли Николая, он видел, как  поклонялись Ленину, боготворили Сталина, возвеличивали Брежнева.  В 1917, когда он был   несмышленышем,  рухнула  русская  империя, в 1991, когда он был мудрым старцем, – советская. Он пережил 1937 и 1948, дожил до Горбачева и Ельцина и на всем пути своей долгой творческой жизни оставался поэтом, переводчиком, прозаиком и мемуаристом. Свидетелем и очевидцем исторических событий, меняющих страну и мир.

(В 2008 году в издательстве «Время» вместе с вдовой поэта Инной Лиснянской мне довелось подготовить  к печати  книгу «Очевидец», самое полное издание стихотворений и поэм Семена Липкина).

 

«Вряд ли  из вас получится  большой поэт»

Это сказал ему Багрицкий. Он ошибся – Липкин большим поэтом стал.

В 1929 году  одно из его стихотворений опубликует  журнал «Октябрь», другое через год  по рекомендации Мандельштама  - журнал «Новый мир». На стихотворение «Леса»  обратит внимание сам Горький и поместит его в газете «Известия».

В Москве он  подружился с молодыми поэтами  Марией Петровых,  Арсением Тарковским и Аркадием  Штейнбергом. Всех четверых знал и ценил известный в ту пору переводчик Георгий Шенгели. Он  решил им помочь и привлек  к  переводам для Гослитиздата. Сначала все смотрели на эту работу, как на источник заработка, но потом увлеклись всерьез.

Так началась жизнь Липкина–переводчика. Он переводил  калмыцкий эпос «Джангариада» и  киргизский  «Манас», затем Фирдоуси, Гильгамеш и Махабхарату. И продолжал писать оригинальные стихи. Которые нигде не печатали целых двадцать пять лет.

Первую книгу стихов  «Очевидец» удалось  издать  только в  1967 году.

 

В знак протеста

В 1978 году Василий Аксенов и Виктор Ерофеев пригласили Семена Липкина и Инну Лиснянскую участвовать в альманахе «Метрополь». Составители  задумали издать неподцензурный альманах из произведений,  которые  не могли быть опубликованы в подцензурной печати. Как говорил Андрей Синявский, публиковавший свои произведения за границей под псевдонимом «Абрам Терц»,  расхождения с советской властью были чисто стилистические.

В альманах  включили  произведения Ахмадулиной,  Битова, Горенштейна,  Высоцкого, Сапгира и других. Аксенов и Ерофеев  хотели публиковать «Метрополь»  в родных пенатах, а не на «вражеском Западе», но из этого ничего не получилось и, в конце концов,   он был опубликован в издательстве «Ардис» (США).

После чего разразился грандиозный  скандал – литературное начальство намерение составителей издать альманах, минуя цензуру, признало «политической провокацией и антисоветской выходкой», а заодно и  «попыткой узаконить самиздат». Ахмадулина и Битов отправили телеграмму самому Брежневу, но генсек, как вы понимаете, им не ответил. Ответило Московское отделение СП СССР, которое в  январе 1979 года исключило из своих рядов двух участников альманаха - Евгения  Попова и Виктора   Ерофеева. В знак протеста, из Союза писателей вышли Инна Лиснянская, Семен Липкин и Василий Аксенов. Всем троим перекрыли кислород и они стали публиковаться за границей.

В 1981 году все в том  же «Ардисе»  у Липкина вышла книга «Воля», составленная Иосифом Бродским.  А в 1986 в Лондоне книга прозы «Картины и голоса» с предисловием главного редактора журнала «Континент» Владимира  Максимова. В котором он  рассказал о своем открытии   крупного  поэта XX века и мастера прозы, «умудрённого жизнью человека с тонким литературным вкусом».

 

За правое дело

В 1949 году  Василий Гроссман предложил  «Новому миру» роман «Сталинград». Главный редактор журнала Александр Твардовский принял роман восторженно, но попросил внести несколько изменений, которые вкратце можно свести к тому, что много евреев и мало Сталина.

Роман прочитал тогдашний член редколлегии Шолохов. Чей антисемитизм был известен в писательской среде. Он возмутился и (как вспоминал Липкин) написал Твардовскому: «Кому  вы поручили писать о Сталинграде? В своем ли вы уме? Я против».

Но Твардовский был боец  и сдаваться не собирался. Он  обратился к генеральному секретарю Союза писателей Фадееву. Тот  восхитился художественной дерзостью Гроссмана, созвал секретариат. Секретариат рекомендовал роман печатать, но под другим названием, обязательно дополнить его главой о Сталине, придать главному герою физику Штруму учителя, гораздо более крупного физика  и  русского  по национальности (все это происходило во время кампании «борьбы с космполитизмом»).  Гроссман предложения принял – у него не было другого выхода. После секретариата спросил у своего самого близкого друга, что он об этом думает.

Липкин вспоминал:

- Когда он меня спросил, что я об этом думаю, я сказал, что надо согласиться, но мне было бы противно писать о Сталине. Гроссман рассердился: «А сколько ты напереводил стихов о вожде?». Я привел поговорку моего отца: «Можно ходить в бардак, но не надо смешивать синагогу с бардаком».

Роман о сталинградской битве под названием «За правое дело» был опубликован в журнале «Новый мир» осенью 1952 года.

В 1961 году КГБ при обыске изъял у Гроссмана продолжение романа  - «Жизнь и судьба». Гроссман возмутился, его  принял Суслов, который заявил,  что роман может быть напечатан в СССР не раньше, чем через 200-300 лет. Главный идеолог партии ошибся – в 1974 году Липкин с помощью Войновича, Сахарова и Елены Боннер  передал рукопись  на Запад, где она и была опубликована в 1980.

 

…лицом в снег

В 1991 году на смену советскому бардаку пришел российский, который со всеми своими вывихами и изъянами принес творческую свободу. Липкин издал несколько книг прозы, мемуаров и стихов. Но силы уже были на исходе…

31 марта 2003 года внук меламеда, сын меньшевика, ученик хедера, поэт, переводчик, прозаик и мемуарист, лауреат  премии имени Андрея Сахарова «За мужество в литературе» (1992) и многих  других Семен Липкин сошёл с крыльца  своей дачи в Переделкино… и упал лицом в снег…

Геннадий ЕВГРАФОВ

 



Комментарии:

  • 15 июля 2020

    Люба Френкель

    И ещё о сионизме - вместо комментариев:

    Я - еврей. Обречён на изгнание.

    Luba Zafran - Frenkel

    Часть l

    Я - еврей. Обречён на изгнание.

    Я - чужой для страны проживания.

    Я люблю их язык, их культуру и знания,

    Я вложил свой кирпич для ее созидания,

    Уберите кирпич и разрушится здание,

    Это было ни раз, но ни впрок назидания.

    Я - сегодня сосед, а назавтра - погром,

    Утром - солнце и свет, в полдень тучи и гром,

    И "Хрустальная ночь" накрывает мой дом.

    Из разбитых осколков как его собирем?

    Я здесь снова "not welcome", я здесь снова изгой,

    И никто не в ответе за подонков разбой.

    Я - еврей. Я завишу от милости всяких властей:

    Президентов, султанов, царей, королей.

    Я завишу от местной управы моей,

    Я завишу от злобы соседских детей.

    Кто-то рвущийся к власти только кликнет "Громить!",

    Тут же варваров массы станут дом мой крушить.

    И неважно, что сделал ты много открытий,

    Что был ты участником главных событий,

    Что твой ум и твой труд послужили планете

    И людям даны достижения эти...

    В руках у громилы лопаты и лом,

    Как в прежних веках, снова в силе погром.

    Я - еврей. Обречён на изгнание.

    Я - чужой для страны проживания.

    Только знайте, что здесь без меня

    Станут ночи длиннее дня.

    Не зовите меня назад,

    Когда жизнь вся пойдёт в разлад.

    Не зовите, я не вернусь

    Ни в Испанию и ни в Русь.

    Я - еврей. Обречён на изгнание.

    Мне печально с страной расставание,

    Пусть на сердце - нелегкая грусть,

    Ваш изгнанник, я к вам не вернусь...

    Часть II

    Слава Богу, что есть исторический дом,

    Слава всем, кто его построил!

    Но проблема, друзья, заключается в том,

    Что весь мир к нам враждебно настроен.

    Когда злоба вскипает по чьей - то вине,

    На еврейский квартал натравляют уродов.

    А теперь есть мишень - бьют по целой стране:

    Стал Израиль бельмом для народов.

    Некорректно сегодня клеймо - слово "жид".

    Называют Израиль - расистом,

    И теперь уже мир весь Израиль клеймит,

    Шлёт проклятия всем сионистам.

    Сионист - это тот, кто вернулся в Сион,

    Сионист, кто поддерживал древний свой род,

    Кто душою и сердцем с народом своим,

    Кто когда-то вернётся в Иерусалим.

    Но для дикой толпы мы всегда - подлецы,

    Кто детей убивал для пасхальной мацы,

    Кровожадные мы, и вновь

    Пьём детей палестинских кровь.

    Ведь для варваров всякой масти

    Мы - причины любой напасти.

    Потому наши жизни - не ценны,

    Потому - нам гореть в Освенциме.

    Нет нам места на этой планете.

    Мы - пришельцы. Чужие дети.

    Часть III

    Я - Израиль! Я - Прометей!

    Я свет принёс для всех людей.

    Но был отвергнут я толпой,

    Ведь свет нарушил их покой.

    Я им принёс законов свод,

    Чтоб каждый счастлив был народ,

    Но был прикован я к скале,

    И печень ястребы клевали мне.

    Я умирал, но вновь и вновь

    Я возрождался. И Любовь,

    И Вера, и Надежда мне

    Светили даже в жуткой тьме.

    Я - Прометей и я - провидец!

    Сегодня каждый - очевидец:

    Израиль из руин воскрес,

    Дитя он Бога и небес!

    И весь народ его лелеет.

    Кто ж осквернить его посмеет,

    Тот будет стёрт с лица земли.

    Завету Божьему внемли!

    Я - Израиль! Я - свет планете!

    И есть мне место на этом свете!

    Миллионы моих друзей

    Придут к Сиону во славе дней,

    И будут люди там всех мастей,

    И каждый скажет: Я - Твой еврей!



Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции