Тревожное время надежд

 Песах АМНУЭЛЬ
 4 июня 2021
 903

23 марта в Израиле прошли очередные внеочередные парламентские выборы. Как и прежде, победил «Ликуд», набрав самое большое число мандатов – 30. На втором месте, как и предполагалось, партия «Еш атид» – 17 мандатов. «Ликуд» победил, но победа оказалась пирровой. Четыре раза за два года проходили выборы, и каждый раз «Ликуд» побеждал, теряя голоса. В марте 2020 года «Ликуд» получил 36 мандатов, а блок «Кахоль-­лаван» — 33. Прошел год, «Еш атид» и «Кахоль-­лаван» перестали быть единым блоком и шли на выборы раздельно. «Еш атид» во главе с Яиром Лапидом получил 17 мандатов, «Кахоль-­Лаван» во главе с Бени Ганцем — 8. Вместе — 25.

На прошедших выборах, как обычно, было несколько новых партий. Большая часть из них, похоже, даже не рассчитывала, что удастся получить достаточно голосов, чтобы пройти в Кнессет. Такое впечатление, что эти люди просто хотели попиариться, показать себя, хотя, когда я слушал их лидеров и читал их предвыборные обещания, могло показаться, что все они — борцы за определенные идеи. К сожалению, идеи эти были выморочными и к реальности Израиля имели весьма малое отношение. Не перестаю удивляться избирателям: на каждых выборах несколько таких «недопартий» оттягивают на себя, в общей сложности, более ста тысяч голосов; в Кнессет, естественно, не проходят, но создают ситуацию, когда более крупным партиям не хватает голосов, чтобы хотя бы одна из них имела высокие шансы создать коалицию, способную получить и, главное, удержать власть все четыре года каденции.
В этих выборах участвовала, например, анекдотическая партия «Рофе» («Врач»), единственным лозунгом которой было: «Мы против прививок!». Прививки от коронавируса, по мнению лидеров этой странной партии,?— зло. Последствия прививок ужасны, прививки нужно запретить. И это утверждалось, когда пандемия в Израиле в результате массовой вакцинации практически сошла на нет. Израиль стал первой страной, где Ковид?19 оказался побежден. Сейчас вакцинировано около двух третей взрослого населения, почти все былые ограничения сняты, ежедневно заболевают 20–30 человек (в ноябре это число достигало 6000). Самое время бороться с привиками на уровне Кнессета! Представить не могу, чем занимались бы депутаты от «Рофе», если бы партия прошла электоральный барьер…
К сожалению, не преодолела барьер и партия «Ционут датит» («Религиозный сионизм») во главе с Бацалелем Смотричем. К сожалению, потому что в результате национальный лагерь недополучил минимум три мандата, и из-за этого (разумеется, не только, но в значительной степени из-за этого) возникла тупиковая ситуация, о которой речь ниже.
Среди новых партий лишь одна — «Тиква хадаша» («Новая надежда») во главе с Гидеоном Сааром — преодолела электоральный барьер и прошла в Кнессет, имея шесть мандатов. Гидеон Саар долгое время был одним из видных деятелей «Ликуда», занимал министерские посты, на праймериз выдвигал свою кандидатуру в лидеры, но неизменно проигрывал Биньямину Нетаниягу. Амбициозный (в хорошем смысле) и перспективный политик не пожелал довольствоваться вторыми ролями. К тому же, личные его отношения с Нетаниягу оставляли желать лучшего, и Саар в результате оказался в лагере «Только не Биби!». Саар вышел из «Ликуда» и возглавил новую партию «Тиква хадаша». «Новая надежда» на первых порах (классический случай для израильских выборов) настолько «возбудила» надежды избирателей, что первые опросы посулили партии Саара до 18–19 депутатских мест! В основном, за Сааром пошли избиратели из правого лагеря (ведь Саар считался правым), по разным причинам недовольные руководством Нетаниягу. Лагерь антибибистов вырос, но ведь большинство антибибистов принадлежали (и принадлежат) левому лагерю. Саар, между тем, резко выступал против Нетаниягу и даже обещал своим избирателям, что «Тиква хадаша» в коалицию не вой­дет, если «Ликуд» будет по-прежнему возглавлять Биби.
Нетрудно разглядеть здесь, как говорят философы, антиномию — неразрешимое противоречие. Внятную политику на «антибибизме» не построишь. С левыми («Авода», «Мерец» и, тем более, арабские партии) Саару определенно не по пути. А правый лагерь, ясно было давно, все равно возглавит «Ликуд» и ненавистный Биби. Саар пытался отмолчаться, но это только ухудшило его позицию. И чем ближе становился день выборов, тем меньше «Тиква хадаша» получала мест в социологических опросах. К дню выборов многие даже полагали, что «Тиква хадаша» не преодолеет электоральный барьер. Преодолела. Шесть мандатов уплыли от «Ликуда» и приплыть им было некуда, кроме как в левый лагерь, возглавляемый партией Яира Лапида «Еш атид». Политическое будущее Гидеона Саара стало весьма проблематичным. Голосовавшие за него правые не простят лидеру измены принципам. Состоится ли левая коалиция — большой вопрос. Но если Израилю в пятый раз за два года придется идти на выборы, правые избиратели точно откажут Саару в доверии.
Несколько в иной ситуации оказался Нафтали Беннет с партией «Ямина» («Правые»). Беннет — еще один известный политик, также не раз занимавший министерские посты, но разругавшийся с Нетаниягу и перешедший в лагерь антибибистов. Если Саар еще мог хотя бы пытаться оправдать свой переход в левый лагерь, то Беннету нечем объяснить коалицию с Лапидом, Ганцем и лидерами арабских партий. «Только не Биби!» плюс отчаянное желание стать, наконец, премьер-­министром. Особым успехом Беннет на своих прежних министерских постах не блистал, а его претензии на премьерское кресло после выборов выглядели и вовсе смехотворно — семь мандатов «Ямины» не давали Беннету никаких шансов. В мае, когда произошло очередное противостояние с Хамасом, да еще израильские арабы учинили погромы в еврейских кварталах, положение Беннета стало и вовсе двусмысленным. Остаться с Лапидом и окончательно потерять доверие избирателей? Вернуться в «Ликуд», где его никто уже не ждет и высоких постов не предлагает? Проблема, и Беннет должен решить, с кем он будет на пятых выборах, которые, скорее всего, состоятся осенью…
***
Распределение партий после мартовских выборов впервые за историю страны оказалось таким, что создать прочную коалицию не было никаких шансов ни у условного правого, ни у столь же условного левого лагеря. Водораздел прошел не по политическим интересам и лозунгам, а по сугубо личным, и две противоборствующие стороны можно скорее назвать «Только Биби!» и «Только не Биби!». По всем раскладкам «Ликуд» с его естественными союзниками мог наскрести 58 мандатов, а «Еш атид» со всеми его новоявленными союзниками (включая колеблющегося Беннета) — 59. Среди антибибистов (условно левых) оказалась, как ни странно, и партия «Наш дом — Израиль». Либерман, всегда объявлявший себя (и всеми считавшийся) правым политиком (помните его знаменитое «Правее меня только стенка»?), вдруг оказался в лагере левых и уютно в этом лагере устроился, показав, что измена политическим принципам — вполне «легитимный» процесс.
Но я пока не сказал о двух арабских партиях: Объединенном арабском списке (6 мандатов) и отколовшейся от него новой арабской партии РААМ (4 мандата). Арабы никогда прежде не входили ни в одно израильское правительство, ни разу не становились членами той или другой коалиции. Арабы всегда были сами по себе — тем более, что выступают они против Израиля. Арабские депутаты не принимают присяги, в которой говорится, что Израиль — государство еврейского народа и не празднуют День независимости Израиля.
Никогда ранее и не возникало ситуации, когда политик, получив от президента мандат на создание правительства, не смог бы создать коалицию без участия арабов. Нынешняя же ситуация оказалась принципиально иной. Не хватает двух-трех мандатов, но взять их неоткуда!
Точнее, есть откуда — если привлечь в коалицию арабских депутатов. Если не из Объединенного списка, то хотя бы из РААМ с его четырьмя мандатами.
«Условно правые», куда входят и религиозные партии, могли рассчитывать на РААМ, лишь отойдя от своих принципиальных позиций. Нетаниягу, первым получивший от президента мандат на формирование правительства, ради успеха этого предприятия готов был даже на такой непопулярный шаг, но Мансур Аббас, председатель РААМ, выдвинул условия, согласиться с которыми не могли даже «условно правые».
«Условно левые» могли бы на коалицию с арабскими партиями пойти («Мерец» так даже с большой охотой), но в этой компании оказался Либерман, неоднократно декларировавший, что никогда не будет участвовать в правительстве с арабами, а также Нафтали Беннет (правый просто по определению) и Гидеон Саар, бывший ликудник и, соответственно, правый, если у него сохранились хоть ­какие-то политические принципы.
Когда Биньямину Нетаниягу не удалось собрать коалицию, президент Ривлин, естественно, передал мандат «второму в очереди» — Яиру Лапиду, лидеру партии «Еш атид», набравшей 17 мандатов. Почти вдвое меньше, чем «Ликуд», но почти вдвое больше, чем следующая по числу мандатов партия,?— ШАС (9 мандатов). Пока над созданием коалиции трудился Нетаниягу, Лапид утверждал, что у ­него-то с коалицией проблем не будет, и он быстро создаст правительство из 18 министров (в нынешнем — 36 министров, и это, конечно, перебор, но только так  Натаниягу смог удовлетворить требования интересантов).
Однако на союз с Лапидом амбициозные Беннет и Саар пошли, полагая, что им будет предложен пост премьера хотя бы по ротации. Более того, Беннет потребовал, что, если он будет премьерствовать по очереди с Лапидом, то именно он, а не Лапид, должен первым занять пост премьер-­министра. Лидер партии с семью мандатами! Такого не было (и быть не могло) не только в Израиле, но, пожалуй, ни в какой другой стране. Самое же удивительное, что Лапид, похоже, с такой очередностью согласился...
Насколько же неустойчив политический расклад в нынешнем Израиле, если на кресло премьера претендовал политик, имеющий в Кнессете семь депутатских мест, а в оппозиции могла оказаться партия, победившая на выборах с тридцатью мандатами!
В начале мая Лапид получил от президента мандат и приступил к переговорам с потенциальными союзниками, в том числе и с Мансуром Аббасом (партия РААМ).
Однако 10 мая из сектора Газы на Израиль полетели тысячи хамасовских ракет, в ответ ЦАХАЛ начал операцию «Страж стен», а израильские арабы принялись громить синагоги, жечь еврейские машины и магазины. Партия РААМ поддержала «своих» и прекратила переговоры о вхождении в какую бы то ни было коалицию. А без РААМ у Лапида, как ранее у Нетаниягу, не осталось никаких шансов на создание коалиции.
10 мая политическая жизнь в Израиле замерла. Как оказалось — на 11 дней, которые понадобились ЦАХАЛу, чтобы вынудить Хамас пойти на очередное перемирие.
***
Нельзя сказать, что «одиннадцатидневная вой­на» с Хамасом произошла совсем неожиданно. Такая уж традиция возникла в последние полтора десятилетия: раз в несколько лет террористы в Газе устраивают ракетную вой­ну, вынуждая Израиль принимать ответные меры. Хамас выпускает тысячи ракет, израильская авиация бомбит сектор Газы, «мировая общественность» требует (больше всего — от Израиля) прекратить эскалацию насилия, потрепанный Хамас соглашается на временное перемирие, и обстрелы израильских городов сходят на нет. Не то чтобы совсем прекращаются, но одна-две ракеты в день или в неделю — такая мелочь по сравнению с тысячами, что никто в мире, кроме израильтян, не обращает на это внимания…
Нынешняя, только что закончившаяся «одиннадцатидневная вой­на», названная операцией «Страж стен», не была первой и не станет последней — это надо понимать и не требовать от правительства «победить Хамас окончательно и покончить с обстрелами раз и навсегда». Технически это возможно — у ЦАХАЛа достаточно сил, чтобы вой­ти в Газу, оккупировать этот рассадник терроризма, изгнать или физически уничтожить лидеров Хамаса и других террористических организаций. И что дальше?
Ответа на этот вопрос нет ни у правительства Нетаниягу, ни у лидеров оппозиции, ни даже у пресловутого «мирового сообщества». Поэтому буду исходить из того, что, когда начался «новый виток эскалации», ни у политического руководства, ни у армии не было цели вой­ти в Газу, оккупировать сектор и заставить двухмиллионное арабское население начать мирную жизнь. Цель была такая же, как и во время предыдущих «эскалаций»: нанести террористам как можно больший ущерб в максимально короткие сроки. В ходе прежних операций это в той или иной степени удавалось, и Израиль получал несколько лет передышки — все, конечно, понимали, что это лишь временное затишье.
Однако «обострения» лишь на первый взгляд были похожи друг на друга. С каждым разом ракеты у Хамаса становились более совершенными, а ответные удары Израиля — более сокрушительными. В нынешней «вой­не» хамасовские ракетчики применили новую тактику — стрелять не одиночными ракетами, а залпом в расчете на то, что, если выпустить десятки ракет одновременно, «Железный купол» не сможет проявить свою эффективность. И потому за несколько дней нынешнего противостояния террористы выпустили по Израилю больше ракет, чем за все время прошлой эскалации.
«Железный купол» оказался достаточно эффективен и против ракетных залпов. К сожалению, 90% сбитых ракет — это не сто процентов. Десятки ракет прошли сквозь «сито» и попали в жилые дома не только в Сдероте и Ашкелоне, но и в Ашдоде, Реховоте, Тель-­Авиве… Двенадцать израильтян погибли, в том числе маленький ребенок, и эти смерти ничем не возместишь.
В два часа ночи 21 мая Израиль и Хамас при египетском посредничестве договорились прекратить огонь, и последняя ракета в этом противостоянии была выпущена по Израилю за 11 минут до назначенного срока. Кстати, в этом тоже отличие нынешнего противостояния от прошлых. Обычно (это, к сожалению, уже стало обычным) хамасовские ракетчики продолжали стрелять ­какое-то время уже после официального прекращения огня, оставляя за собой «последнее слово». На этот раз затишье наступило сразу и пока не нарушалось.
Надеюсь (как и все в Израиле), что на этот раз затишье будет более длительным, и в дальнейшем лидеры Хамаса сто раз подумают, прежде чем начать новую «эскалацию». Потому что операция «Страж стен» принципиально отличалась от прежних. ВВС и артиллерия Израиля нанесли Хамасу удар, от которого террористы вряд ли оправятся в ближайшие лет десять.
Хамас, как обычно, объявил о своей победе. В Израиле многие считают, что «мы проиграли» — в том смысле, что «опять перемирие, а значит, завтра снова могут начаться обстрелы».
На самом деле, как я уже писал выше, окончательной победы, конечно, не было, и цели такой ни политическое руководство, ни командование армии не ставили. Что же ЦАХАЛ сделал реально?
Просто перечислю.
Практически полностью уничтожена инфраструктура террора и, самое главное: более ста километров хамасовских туннелей под улицами Газы. Сто километров так называемого «метро», где террористы прятались от налетов авиации и от израильской пехоты. В «метро» находились командные пункты и ракетные заводы, склады и шахты. Согласно данным разведки, в создание подземного города Хамас вложил многие годы и миллиарды долларов от спонсоров террора. Сейчас всего этого уже не существует.
В ходе «точечных ударов» были ликвидированы более двадцати хамасовских командиров, а также специалистов по ракетам и компьютерным атакам. Уничтожено 70 многоствольных ракетных установок и десятки минометов. Нанесены удары по более чем 570 местам запуска ракет. Уничтожены пять правительственных зданий, пять банков, финансировавших Хамас и другие террористические организации. Серьезно повреждена инфраструктура водо– и электроснабжения в секторе Газы. Практически уничтожено подразделение, занимавшееся пуском беспилотных летательных аппаратов. Больше не существует «кибернетический центр» Хамаса со всем его компьютерным оборудованием, штабы киберподразделения и большинство руководителей и сотрудников, включая командира «киберцентра» Джомаа Тахалу.
Нужно также отметить, что на этот раз ни Хизбалла, ни Иран, ни другие арабские страны не поддержали Хамас в его «борьбе». Напротив, страны, подписавшие в прошлом году с Израилем «соглашение Авраама», осудили Хамас и призвали прекратить ракетные обстрелы. «Международное сообщество» на этот раз терпеливо ждало, когда Израиль закончит операцию «Страж стен», а руководители и дипломаты нескольких европейских стран приехали в Израиль, поддержав действия ЦАХАЛа.
***
Почему все это произошло именно сейчас? Первый повод: столкновение арабов в мечети Аль-­Аксы на Храмовой горе с израильской полицией. В мечети хранились горючие вещества (странно, не правда ли?), произошел пожар, арабы обвинили Израиль. Арабы пытали бросать с Храмовой горы камни в евреев, молившихся у Стены плача (такие попытки происходили и в начале девяностых). Полиция, естественно, вмешалась. Начались волнения: «Аль-­Акса в опасности!».
Второй повод: события в иерусалимском квартале Шейх Джарах. Еще в конце 19 века еврейские меценаты купили здесь землю и построили несколько жилых домов для евреев. В ходе Вой­ны за независимость эту территорию захватила Иордания, евреев изгнали, и их дома иорданские власти передали арабам. Несколько арабских семей с тех пор жили в Шейх Джарах, в домах, которые юридически принадлежали евреям. В прошлом году потомки владельцев подали в суд, требуя возвращения частной собственности, и суд этот иск удовлетворил, поскольку закон был на стороне истцов. Когда нынешние жители Шейх Джарах поняли, что их будут выселять, они воззвали к братьям-­арабам. Призыв не остался без ответа: израильские арабы начали громить синагоги и магазины в городах со смешанным еврейским и арабским населением: в Яффо, Лоде, Рамле, Акко, Хайфе, восточном Иерусалиме. Для Хамаса этот конфликт стал дополнительным поводом начать новую эскалацию.
Арабские бунты в Израиле — тема отдельного разговора. Полиция и пограничная служба навели порядок, десятки зачинщиков арестованы и, надо надеяться, суд по закону решит их судьбу. Третья интифада в Иудее и Самарии так и не началась. Операция «Страж стен» остудила не только хамасовцев, но и израильских арабов.
***
На одиннадцать дней, пока продолжалось противостояние с Хамасом, в Израиле стихли политические страсти. Когда идет вой­на, не принято выступать против действующего правительства.
Сирены больше не звучат, и у Лапида есть еще время собрать коалицию. Время есть, а возможности нет. С арабскими партиями коалиция уже невозможна. Беннет мечется между двумя лагерями и, скорее всего, не сможет примкнуть ни к левому, ни к правому.
По-видимому, в стране будут пятые выборы. Но за одиннадцать дней политическая ситуация изменилась. Хамасовские ракеты заставили многих избирателей пересмотреть свои предпочтения. Даже антибибистам пришлось признать: в ходе операции «Страж стен» правительство и армия (премьер-­министр Нетаниягу, министр обороны Ганц и начальник генерального штаба Кохави) действовали четко и слаженно, как хорошо отрегулированный механизм.
К осени (пятые выборы — если до них дойдет дело — пройдут в сентябре) избиратели ­все-таки определятся в своих политических предпочтениях и не станут голосовать по странному принципу — за или против Биби.
Время покажет…
Песах АМНУЭЛЬ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!