Кто первый на выход?

 Песах АМНУЭЛЬ
 1 марта 2022
 1210

В конце декабря премьер-министр Нафтали Беннет провел пресс-конференцию: встретился с журналистами и ответил на вопросы. Правда, отвечал он не на те вопросы, которые ему задавали. Точнее, вообще на вопросы не отвечал, а говорил то, что считал нужным сказать независимо от того, о чем его спрашивали. Но пресс-конференцию провел, и формально к премьер-министру не возникло никаких претензий. Трудно представить, чтобы в таком же стиле проводил встречи с журналистами Биньямин Нетаниягу, но сейчас вообще происходит много такого, что во времена Нетаниягу представить было трудно.  

Например, принятие «Закона об электрификации». Нет, не по-ленински: всей страны, после чего наступит коммунизм. Речь шла о том, чтобы электрифицировать бедуинские поселки в Негеве. Вроде бы благое дело: как людям жить в 21 веке без электричества? Но нужно учесть три существенных нюанса. Во-первых, речь идет о бедуинских поселениях, построенных незаконно, без разрешения государственных органов. Во-вторых, все эти поселки, конечно, уже давно электрифицированы – правда, поскольку поселки незаконные, то электричество в них провели незаконно, и бедуины, подключившись к государственной электросети, за электроэнергию не платили ни шекеля. Парадоксальная ситуация: бедуины законом о легализации недовольны, ведь теперь им придется платить за то, что раньше они имели бесплатно!
Но нужно иметь в виду и третий нюанс. В Иудее и Самарии существуют еврейские поселения-форпосты, которые тоже, с формальной точки зрения, построены незаконно, без государственного разрешения. Обычно такие небольшие поселения (на несколько десятков семей) строят на местах, где происходили теракты, где арабы убивали евреев, и важно было показать «городу и миру», что евреи не сдаются, уходить не собираются и будут жить на этой земле. Электричеством поселенцы тоже пользовались незаконно, и справедливости ради, если государство озаботилось нуждами незаконных бедуинских поселков, то и к еврейским форпостам в Иудее и Самарии следовало бы проявить такое же отношение. Но нет. Форпост Хомеш, в котором находилась ешива, снесли (правда, поселенцы вернулись, и ешива продолжила работать, а Верховный суд обратился в правительство с требованием объяснить ситуацию в Хомеше – ответа, впрочем, пока не последовало). 
И видимо, чтобы показать равнозначное отношение к поселенцам и бедуинам, один из незаконных бедуинских поселков… Нет, не снесли, а передвинули на триста метров. Раньше поселок находился рядом с шоссе и «мозолил глаза», теперь его отодвинули на триста метров, с дороги он не виден – значит, все хорошо.
О своих достижениях министры говорить любят, и это правильно. Нетаниягу тоже не упускал случая рассказать, что хорошего он сделал для страны и народа. Журналисты, поддерживающие любое решение нового правительства, не раз писали, что при Нетаниягу не увеличивали размеры пособий по старости и «зарплаты» солдатам ЦАХАЛа (при этом пенсии военным, выходившим в отставку, увеличивали регулярно). Так вот, с 1 января 2022 года солдатам и пенсионерам (не всем, правда, а только тем, кто получает дополнительную социальную надбавку) размер пособия увеличили на несколько сот шекелей. Добавка существенная, и, казалось бы, правительству есть чем гордиться. Но проблема в том, что одновременно увеличили цену на электричество и горючее. Результат не замедлил сказаться: мгновенно выросли цены практически на все – и предвидеть это было несложно. Особенно стремительно увеличились цены на сельскохозяйственную продукцию.
Что сделало правительство в ответ на возмущение людей? Министр финансов Авигдор Либерман обратился к владельцам торговых сетей с просьбой (!) не повышать цены хотя бы на товары первой необходимости – фактически это была просьба к производителям пойти на заведомые убытки. 
На значительное подорожание израильтяне стали жаловаться еще в прошлом году. В министерстве финансов оправдывались тем, что в «эпоху пандемии» дороже становятся энергоносители, и следовательно, все производство. Но – и об этом говорят все, кто в эту самую «эпоху пандемии» все-таки ездил в Европу и мог сравнить европейское подорожание с израильским – в Израиле цены росли и продолжают расти гораздо быстрее (хотя и в былые времена сельскохозяйственная продукция в Европе была дешевле, чем в Израиле).
По сути, увеличение пособий (далеко не всем, кто пособия получает) компенсировалось увеличением цен в магазинах.
Нельзя, однако, сказать, что все однозначно плохо. Новая коалиция (как, собственно, и любая другая) не хочет идти на досрочные выборы и, как писали СМИ о Нетаниягу: «изо всех сил держится за свои министерские посты». Все понимают, что чаша весов легко может склониться в другую сторону, и после очередных (или внеочередных) выборов большая часть нынешних министров не только не получит министерских портфелей, но может оказаться на скамьях оппозиции, а то и вовсе не попадет в Кнессет. Такое может произойти с партией РААМ, балансирующей на грани электорального барьера, и непременно произойдет с партией «Тиква хадаша» Гидеона Саара, которая по всем опросам электоральный барьер не преодолеет.
А потому никто не желает совершать «резких движений» (исключением, пожалуй, является министр финансов Авигдор Либерман, убежденный, видимо, что без НДИ не сможет обойтись никакая коалиция – левая, правая или центристская), и лидеры партий порой ради сохранения «места в лодке» делают заявления, противоречащие их идеологии. Кто бы мог ожидать еще год назад от Мансура Аббаса, лидера партии РААМ (ответвления запрещенной, кстати, даже во многих арабских странах, в том числе в Египте, партии «братьев-мусульман») признания, что Израиль является еврейским государством? В конце декабря такое заявление из уст Мансура Аббаса прозвучало – к удивлению его сторонников. «Хотим мы этого или нет, нравится нам это или нет, Израиль – еврейское государство и таким оно останется», - заявил Аббас на чистом иврите. И неважно, что своим арабским избирателям он на таком же чистом арабском ничего подобного не говорит. Слово – не воробей, и, вероятно, на будущих выборах (состоятся же они когда-нибудь!) избиратели этого ему не простят. Очередной парадокс, однако: в то время, как премьер-министр Нафтали Беннет и министр иностранных дел Яир Лапид хотят видеть Израиль «государством для всех граждан», председатель отделения партии «братьев-мусульман» называет Израиль еврейским и подчеркивает, что «таким он останется»…
О том, что простят и чего не простят избиратели на будущих выборах, можно судить и по опросам, которые показывают, как меняются электоральные настроения. Месяц назад партия Беннета «Ямина» даже несколько увеличила свои шансы – если бы выборы состоялись сегодня, она получила бы на 1-2 мандата больше. Но «Ликуд» при этом получил бы 36 мандатов – на шесть больше, чем у него есть сейчас. На 1-2 мандата больше получила бы и партия Лапида «Еш атид». В результате сохранится нынешний статус кво: опять никто не сможет собрать сколько-нибудь устойчивую коалицию. 
Но – очередной парадокс! – у людей спросили, кого они хотели бы видеть премьер-министром. В ходе прошлых опросов – месяца три назад – видеть Беннета в кресле премьер-министра хотели 11% опрошенных, в последнем опросе, в январе нынешнего года – всего 4%. И в обоих опросах почти половина опрошенных отвечала, что видит премьер-министром Биньямина Нетаниягу…
Таково реальное распределение предпочтений израильтян, и, если оно не изменилось за последние годы в ходе четырех предвыборных кампаний, вряд ли следует ожидать принципиальных изменения в ближайшем будущем. Общество разделено по своим электоральным предпочтениям на две практически равные части, причем по-прежнему разделение проходит между «бибистами» и «антибибистами». Первые говорят, что Нетаниягу за годы своего руководства вывел Израиль на уровень самых успешных мировых держав, изменил к лучшему отношения Израиля с арабскими странами. Вторые убеждены, что за время «владычества» Нетаниягу страна оказалась на краю пропасти, а сам премьер-министр скоро окажется в тюрьме, осужденный за свои многочисленные преступления. Нынешнюю коалицию все еще сцепляют именно «антибибистские» силы, поскольку иначе «мирное сосуществование» арабской религиозной партии РААМ, леворадикальной партии МЕРЕЦ, центристской «Аводы» и называющей себя правой партии «Ямина» было бы невозможно.
Нафтали Беннет, правда, сейчас чувствует себя увереннее, чем несколько месяцев назад. Он привык ориентироваться в карточном коалиционном домике, знает что и от кого можно ждать. Он уже хотя бы называет Нетаниягу по имени, когда обвиняет его в том, что страна перед выборами катилась в пропасть (а Беннет продолжает это утверждать, хотя Нетаниягу уже почти год не возглавляет правительство). Раньше, говоря о Нетаниягу, Беннет называл его «мой предшественник» или «бывший премьер-министр» (совсем как Путин, ни разу не упомянувший в своих выступлениях фамилию Навального). В общем, главным «клеем», сплачивающим нынешнее правительство, все еще остается именно Нетаниягу – это была коалиция антибибистов, такой она и остается.
А потому очень интересна была интрига, возникшая в середине января. Пошли разговоры о том, что прокуратура и Нетяньягу договариваются о досудебной сделке: Нетаниягу признает часть обвинений, а взамен прокуратура освободит его от обвинений по другим делам, и это позволит обойтись без дальнейших судебных разбирательств. Говорили, что досудебную сделку продвигает юридический советник правительства (должность эта одновременно соответствует должности государственного прокурора) Авихай Мандельблит. Он уходит в отставку и хочет завершить каденцию окончанием «дел Нетаниягу». 
Сторонники Нетаниягу были обескуражены: они ждали от лидера «Ликуда» борьбы «до победного конца». Более «разумные» аналитики писали, что Нетаниягу устал от постоянных обвинений, ему уже за семьдесят, пора пожить спокойно – для себя и своей семьи. Беннет своего мнения о возможной сделке предпочел не высказывать, но понятно, что ситуация его вполне устраивала. 
Интрига держалась еще и на том, останется ли Нетаниягу главой «Ликуда». Противники Биби есть и в самой партии. Праймериз в «Ликуде» не проводились несколько лет, а антибибисты неоднократно утверждали, что, если бы во главе «Ликуда» стоял другой политик, то создать прочную коалицию было бы гораздо проще, и это избавило бы страну от череды досрочных выборов. 
Напряженная неделя закончилась тем, что Мандельблит объявил: переговоры не увенчались успехом, и досудебная сделка пока не состоится. Решать проблему предстоит будущему юридическому советнику, преемнику Мандельблита. Нетаниягу же сказал, что не собирался заключать сделку с правосудием и намерен бороться до конца, а также не собирается по собственному желанию уходить с поста председателя «Ликуда». Сторонников Нетаниягу в партии гораздо больше, чем противников, поэтому у антибибистов нет надежды в ближайшие годы дождаться смены руководства в «Ликуде».
Все происходящее вынуждает Беннета - ради сохранения власти - поступаться всеми принципами, которые были ему важны как религиозному человеку правых взглядов. Будучи в оппозиции, он, несомненно, голосовал бы за сохранение и легализацию еврейских форпостов в Иудее и Самарии. Будучи премьер-министром столь разношерстной коалиции, он не может себе этого позволить. И в то же время не может позволить себе голосовать против легализации столь же незаконного бедуинского поселения Хан аль-Ахмар. Приходится балансировать между двумя видами предательства: либо предать своих сторонников по правому лагерю, либо – своих коалиционных партнеров. Незавидная ситуация…
Напряженность внутри коалиции возрастает с каждой неделей. В ближайшее время Кнессет должен будет рассмотреть законопроект о гражданстве – о том, будет ли разрешено «объединение арабских семей» в Израиле. Многие арабские девушки или юноши, живущие на «оккупированных территориях», выходят замуж или женятся на арабских гражданах Израиля и претендуют на получение израильского гражданства. Представленный на рассмотрение Кнессета законопроект о гражданстве такую практику запрещает.
Правые партии (в том числе и партия самого Беннета) поддерживают законопроект. Левые партии – решительно против. И как совместить? Председатель партии МЕРЕЦ Моси Раз уже заявлял, что ему «становится все труднее голосовать за это правительство». А министр внутренних дел Аелет Шакед («Ямина») собирается продвигать законопроект даже вопреки коалиционной дисциплине. 
Карточный домик вот-вот развалится из-за внутренних противоречий, давления со стороны оппозиции и набирающего силы возмущения народа резким ростом цен (а ведь перед выборами Лапид и Беннет обещали, что цены будут падать!). 
Кто покинет коалицию первым? У кого лопнет терпение? У Моси Раза? Аелет Шакед? Мансура Аббаса?
А может, у самого Нафтали Беннета?
Песах АМНУЭЛЬ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!