«Дети Освенцима»

 Тоби АКСЕЛЬРОД, JTA
 1 марта 2022
 1249

Немецкий писатель смотрит в лицо истории и себе самому Элвин Мейер многое знал о Холокосте, когда в 1971 году он впервые побывал в Освенциме. Этот 21-летний немец рос в тени Катастрофы. И тем не менее был потрясен тем, что узнал в бывшем лагере.  - Я знал об Освенциме, - вспоминает он свое состояние после той поездки. – Но и представить себе не мог, что там были дети и даже новорожденные. В это практически невозможно поверить. Но это так.


С тех пор Мейер посвятил себя поиску и записи историй детей, заключенных Освенцима. Ко Дню памяти Холокоста его книга о 27 детях «Никогда не забудем твое имя: Дети Освенцима» впервые вышла на английском. Это истории выживания и надежды – очень нетипичные для лагеря смерти в оккупированной нацистами Польше. 
Мейер на немецком языке рассказал о 27 судьбах тех, кто на момент доставки в Освенцим были детьми в возрасте от 1 дня до 15 лет. Четверо там родились.
Беременных женщин обычно убивали сразу по прибытии в лагерь. И те несколько детей, которые родились в лагере – появились на свет тайно, при поддержке других заключенных и в жутких условиях. И практически все родившиеся в лагере были вскоре убиты.
«Выживание каждого ребенка - акт сопротивления судьбе, предписанной детям немцами, сопротивление уничтожению, - пишет Мейер в своей книге. – Очень многие из героев книги абсолютно уверены, что их спасение – чистое везение».
Из почти 230000 детей (большинство из них евреи), прибывавших в Освенцим начиная с открытия лагеря в 1940 году - выжили всего несколько сотен, включая 60 новорожденных. К 1971 году были живы лишь 80 из выживших в лагере детьми.
Тогда, в 1971 году, всё это Мейер узнал от местного гида - поляка Тадеуша Шимански, нееврея, который был узником Освенцима. Как и многие его сверстники, Мейер, родившийся в 1950 году в Западногерманском городе Клоппенбург, хотел что-то противопоставить нацистским преступлениям поколения своих родителей.
«Шимански, скончавшийся в 2002 году, вдохновил и Мейера на поиски выживших детей. Начинал эту работу сам Шимански вместе с послевоенными жителями Освенцима, городка за границами лагеря - с теми из них, «кто не знал своего происхождения, своих родителей», - рассказал Кристофер Хебнер, исполнительный вице-президент Международного комитета Аушвица, который базируется в Берлине. 
«Сегодня мне 71, и полвека из них - эти поиски составляли часть моей жизни», - говорит Мейер, который часто рассказывает молодежи о своей миссии. 
Эти разговоры заполнили пропасть, разверзшуюся и в семье у Мейера, и у многих других. Его отец никогда не говорил о том времени, когда был нацистским солдатом, а о том, что их дядя служил в СС, семья узнала из газетного сообщения о его смерти на русском фронте. 
«К сожалению, во многих немецких семьях люди, пережившие то время, об этом не говорили», - сокрушается Мейер.
На первые встречи с пережившими Холокост Мейера сопровождал Шимански.
«Иначе они бы не впустили меня к себе в дома, - рассказывает Мейер, вспоминая, что мучился стыдом за всех немцев. – Тогда разговаривал в основном он, а я только записывал».
Со временем Мейер стал встречаться с выжившими сам, иногда плакал во время бесед с ними. Эту работу он - директор по связям с общественностью протестантской немецкой организации «Примирение ради мира», которая помогает пережившим Холокост и другим слоям населения - делал в основном во время отпусков. Он выпустил несколько книг и фильм о встречах с выжившими и со многими из них сблизился.  Некоторые даже приезжали к нему в Берлин в гости.
Среди них Хайнц Сальваторе Кунио, автор воспоминаний о Холокосте «Литр супа и шестьдесят граммов хлеба», который живет в Салониках - в городе, где родился.
Кунио и его семья были депортирован в Освенцим, когда ему было 15. Поскольку они говорили по-немецки, их поставили переводить инструкции транспортам, прибывающим каждый вечер.
«Я пережил семь селекций в Освенциме, - рассказал Хайнц Мейеру. – На последней был очень слаб и неописуемо напуган. Только крепкая вера в Б-га помогла мне остаться в живых».
Дагмар Либлова (в девичестве Фантл) родилась в Чехии в городе Кутна-Хора, а скончалась в Праге в 2018 году. Ее семью депортировали в концлагерь Терезин, в пригород Праги в июне 1942-го. Через полтора года, в декабре 1943-го, когда Дагмар было около 14 лет, их отправили в Освенцим. Освободили ее британские солдаты уже из Берген-Бельцена 15 апреля 1945-го, к ее огромной радости, но «уже неспособную к выражению каких-либо чувств», -  пишет Мейер.
Одной из самых поздних встреч Мейера, описанных в книге, была Ангела Орош-Рихт, родившаяся в Освенциме. Сама уже прабабушка, она сегодня живет в Монреале, где обязанности социального работника совмещает с волотерством в городском музее Холокоста.
«Когда я беседую с посетителями музея, то обязательно рассказываю им историю Веры: я здесь благодаря маме», - говорит Орош-Рихт.
Ее родители, Вера и Авраам Байн были депортированы из Венгрии и прибыли в Освенцим 25 мая 1944 года. Вера, уже беременная, перенесла медицинские эксперименты и родила Ангелу в декабре 1944 года, в чем ей очень помогла другая заключенная, спрятавшая новорожденную. 
Маму и ребенка освободили советские войска 21 января 1945 года. В тот день родился другой ребенок – Георгий. Но поскольку у его мамы не было молока, мама Ангелы кормила обоих детей. Георгий сегодня живет в Венгрии, - рассказала Орош-Рихт.
Долгие годы она отказывалась беседовать с немцем и встретилась с Мейером только в 2018 году. Ее отношение изменилось в 2015 году, когда германский адвокат Генрих-Питер Ротманн убедил ее дать показания против бывшего охранника Освенцима Оскара Грёнинга, которого тогда судили на процессе в германском Люнебурге.
Для Мейера, который всю жизнь сражался с историей Холокоста своей семьи и своей страны, возможность включить в свою книгу таких людей, как Орош-Рихт, была вестником надежды.
«Тот факт, что они готовы говорить со мной, - сказал он, - дает веру в будущее».
Тоби АКСЕЛЬРОД, JTA



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!