Законодатель «бездрожжевой» моды вековой давности

 Яэль БУХЛЕР По материалам газет Forward и New York Jewish Week
 25 мая 2022
 1168

Чуть ли не на протяжении сотни лет, начиная с 1850-х годов, у американских евреев было особой заботой - нарядиться на Песах. Разумеется, на праздник наряжаются и сегодня. Однако, если судить по прессе, тот размах нам и не снился. И тому есть разные объяснения.  

Сегодня центром праздника является домашний ритуал – седер, и, согласно статистике, в нем ежегодно участвуют 70% американских евреев. Но, оказывается, когда-то американские евреи числили именно синагогу центральным местом пасхального действа. И в середине 1800-х многие из 250000 евреев, живших тогда в Америке, отправлялись в синагоги в своих лучших нарядах. Об этом писала в 1860 году первая еврейская газета Америки The Occident, которая издавалась в Филадельфии.  
Однако идея наряжаться на Песах приветствовалась совсем не всеми. Та же The Occident сетовала, что «очень многие редко приходят в синагогу и только» на праздник, обвиняя их в том, что они «идут туда просто покрасоваться».
Не исключено, что The Occident, которая выходила только до 1869 года, выражала недовольство не столько нарядами, сколько стремлением к ассимиляции. 

Реклама женской и детской обуви для Песаха
из газеты The American Jewish World, 1936 год

Примерно в то же время христиане стали наряжаться для похода в церкви, особенно на Пасху. В 1860-е годы зародилась традиция украшать американские церкви цветами в пасхальные дни. Очень вскоре эта тенденция распространилась на весеннюю моду, первыми ласточками которой стали пасхальные шляпки. К ­1880-м годам поток нарядно одетых прихожан, выходящих с пасхальных церковных служб на Пятую Авеню Манхэттена, превратился в Пасхальный парад, которые называли «главным смотром моды года».
Евреи в стороне не остались. В 1936 году реклама мужских костюмов в газете Миннесоты The American Jewish World провозглашала: «Я буду лучшим на параде в Песах!».
Газеты и журналы периода 1901 - 1918 годов свидетельствуют, что еврейская община Нью-Йорка ежегодно собиралась в Lower East Side на «смотр моды» и праздничное гуляние, получившее название Парад Песаха (Passover Parade).
Так, в 1906 году нью-йоркская газета Hebrew Standard опубликовала подробный репортаж о манхэттенском параде в Песах:
«При том, что христианский пасхальный парад в воскресенье абсолютно провалился из-за плохой погоды, Парад Песаха в субботу прошел очень успешно, - говорилось в той статье. – Гранд-стрит была битком забита, и женщины старались перещеголять друг друга своими нарядами и украшениями. Этот парад стал ежегодным событием: не только жители Ист-сайда прогуливаются по Гранд-стрит, но сотни обитателей Гарлема приезжают сюда, чтобы тоже покрасоваться перед толпой восхищенных зрителей». 
«Это был самый красивый Песах с той поры, как район стал еврейским», - восклицал заголовок на первой полосе газеты Forverts в апреле 1902 года, отмечая, что «сотни американцев вышли на улицы, чтобы посмотреть «на праздничные массы».
Интересно, что эта стихийно сложившаяся феерия начала 20-го века в книгах по истории еврейской общины не упоминается. Однако свидетельства о ней сохранили газеты того времени.
В 1913 году в кливлендской The Jewish Daily Press было опубликовано рекламное объявление, призывающее покупать «песадик» наряды. Вообще-то идишизм «песадик» обычно применялся к еде и обозначал пасхальную (пресную, без дрожжей) еду. Однако столетие назад его широко использовали в рекламных объявлениях и статьях, посвященных нарядным мужским костюмам и женским платьям, которые покупались и шились специально на Песах.
Возможность нарядиться на Песах высоко ценилась и у мужчин, которые стремились продемонстрировать, что добились в Америке успеха. Особенно это касалось тех 2 миллионов евреев, которые иммигрировали в США в конце 19-го - начале 20 века. С прицелом на преуспевающих бизнесменов издание The Sentinel 1939 года опубликовало рекламу, изображающую широкоплечего улыбающегося мужчину в модном костюме, подпись гласила «К Песаху готов». Этот праздник был не только про исход из Египта, но про свободу практиковать иудаизм в Америке так, как этого хотели люди.
В книге «Помимо синагог: Еврейская ностальгия как религиозная практика» Рейчел Гросс, профессор иудаики из университета Сан-Франциско, утверждает, что американские евреи долгое время участвовали в самых разных не религиозных мероприятиях, которые «следует понимать как религиозные». К этой категории Гросс относит посещение еврейских достопримечательностей и ресторанов еврейской кухни. Сюда же можно отнести и привычку наряжаться на Песах. 
Уже в 1902 году ежедневная нью-йоркская газета The Brooklyn Times описывала, какой огромный выигрыш получили галантереи и магазины одежды в преддверии Песаха и Парада. Еврейские благотворители, отмечалось в статье, помогали «купить новые наряды заслуживающим этого беднякам, у которых не хватало средств, чтобы прокормить себя». Газета сообщала, что Парад начался в 4 часа дня, и «Гетто оживили прекрасные наряды мужчин, женщин и детей».
Надо ли говорить, что Парад был своего рода ярмаркой невест в дополнении к тому, что давал еврейской общине шанс продемонстрировать свою изысканность. В 1910 году заметка в газете New York World поясняла, что шадханы (свахи) были в изобилии представлены на Параде и «радостно потирали руки» - поскольку, как свидетельствует газета, среди участников парада было «много прелестных девушек и процветающих холостяков».
По некоторым свидетельствам, Парад Песаха был даже гламурнее своего христианского аналога. В 1904 году газета Цинциннати (Огайо) The American Israelite сообщала, что «такого шикарного парада Нью-Йорк еще не видал в главный праздничный сезон… Бриллианты, прошествовавшие по Гранд-стрит, оценивались в сотни тысяч долларов».

«Для Песаха - шляпа, которая сама себя носит»,
- рекламное объявление 1909 года из Baltimore Jewish American.

Разумеется, у Парада Песаха были свои противники, которые считали, что евреям не подобает уделять так много внимания новой одежде и украшениям. Лео Вайс, редактор The American Israelite, признавал, что неохотно перепечатал репортаж о параде. «Все вышло, как я и полагал, - написал он. – Все газеты, писавшие о празднике, были полны нелепых фотографий евреев и абсурдных комментариев о том, как празднуется Песах». 
Вайса особо взбесила бриллиантовое ожерелье за $5000 на шее Барбары Поржес, жены видного бывшего олдермена (члена муниципалитета) Макса Поржеса. Муж подарил супруге это ожерелье в знак благодарности за участие в его избирательной кампании. (Барбара Порджес позже сама стала одной из ведущих женщин-политиков Нью-Йорка).
Кроме того, некоторые считали, что Парад явно показывает, насколько иммигранты отдалились от своих еврейских корней.
В книге «В борьбе за превращение в американцев: Ассимиляция и трения между еврейскими женщинами и мужчинами» Рив-Эллен Прелл пишет, что над еврейскими иммигрантками подсмеивались и евреи, и неевреи за попытки подражать нарядам Пятой Авеню. Прелл ссылается на критику этого тренда, высказанную идишским прозаиком и юмористом 20 века Израилем Зевиным, писавшим под псевдонимом Ташрак: «Ужасает плохой вкус большинства еврейских девушек. Обратите внимание на эти кричащие цвета, которые можно увидеть в субботу и в праздники на еврейских улицах». 
И тем не менее, Парад Песаха способствовал американскому принятию еврейской иммигрантской общины.
В книге «Политика и общественная культура американских евреев» Артур Арье Горен объясняет, что в начале 20 века нью-йоркская еврейская община искала новые формы «этнической агитации» - искала мероприятия, которые бы широко освещались в общей и еврейской прессе, и «являлись строительными блоками общественной культуры американских евреев». Парад Песаха был лишь одним таким примером. Другим было участие в 1905 году 100000 евреев в похоронах видного идишского романиста, известного под именем Шомер. В тот же год 200000 евреев вышли на городской протест против погромов в России. Такие массовые собрания - радостные или печальные - в равной мере помогали еврейским иммигрантам сформировать свою идентичность в новой стране. 
Вот и парад тоже предоставил отдельным индивидуумам возможность создавать свою общественную идентичность. В 1917 году Фрэнк Уорд О’Мэлли из газеты The Sun жаловался, что детали пасхального костюма не вяжутся с влиятельным юристом Джо Леви, которого он называл «Герцогом Эссекс-стрит». Дело было не только в наряде. «В его ярко зеленом лимузине были устроены книжные полки, чтобы Герцог был окружен своей юридической библиотекой даже на пути в офис и обратно домой». 
Так или иначе, но одним из способов прославиться в Нью-Йорке было участие в нелепом параде.
Был ли Парад средством достижения своей цели для еврейских иммигрантов, мечтающих стать настоящими американцами? Или платформой для новых еврейских политических деятелей? Или рекламной акцией, которую спонсировали индустрии моды и украшений? Или просто еврейским вариантом пасхального христианского парада? А может быть всем вместе?
Не исключено, что все проще: Парад давал новым иммигрантам возможность пофасонить и повеселиться.
Яэль БУХЛЕР
По материалам газет
Forward и New York Jewish Week

 

Вырезка из газеты The Brooklyn Times, рассказывающая о Параде Песаха 1902 года. Заметка озаглавлена «Гетто одето с иголочки»

 

Фотография в The Sentinel, 1952 год: «Г-жа Лавин выходит в мехах из синагоги»

 

Реклама мужских костюмов
из The Sentinel 1939 года:
«К Песаху готов»

 

Реклама быстрого и дешевого пошива высококачественных костюмов и пальто на Песах - в American Jewish World, 1935 год.

 

В 1952 году чикагская газета The Sentinel опубликовала целый раздел, посвященный модной одежде для Песаха и «Параду моды Песаха», хотя тогда речь шла уже не буквально про парад, но про возможности купить и продемонстрировать новые наряды – за пасхальным седером, в синагоге или просто на улице. The Sentinel поясняет, что в дни Песаха традиционным стали импровизированные вечеринки, на которые заходили без приглашения, чтобы поздравить с праздником – «а умная хозяйка всегда наряжалась для встречи друзей». 

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!