Призрачная даль будущего

 Песах АМНУЭЛЬ
 1 сентября 2022
 310

Хорошо, что в израильских политических обзорах не приходится думать, какую тему выбрать. Стандартная тема: выборы в Кнессет. Особенно в последние годы. Речь, конечно, о внеочередных выборах. Когда были последние очередные выборы, я, честно говоря, не помню. Можно, конечно, посмотреть на сайте Кнессета или в Википедии, но оставляю это приятное занятие читателям «Алефа».
Итак, тема обзора известна – очередные внеочередные выборы. Читатель уже, конечно, знает, что правительство Нафтали Беннета, успевшее побыть во власти чуть больше года, пало, Кнессет распущен, и в стране начался предвыборный политический хаос. 
О том, что правительство Беннета, собранное «с бору по сосенке» по всему политическому спектру – от правой «Ямины» до суперлевого МЕРЕЦа и арабской партии РААМ – долго не просуществует, писали и говорили с первого дня работы Беннета на посту премьер-министра. Ему и года не давали в прогнозах, но в премьерах Беннет пробыл все-таки на целый месяц больше. 
Однако, давайте все-таки по порядку. В конце мая депутат от партии МЕРЕЦ Ринауи Зуаби неожиданно для всех (даже для лидера МЕРЕЦ Ницана Горовица) заявила, что уходит в оппозицию. В прошлой статье я писал об аналогичном (тоже для всех неожиданном) шаге Идит Сильман из партии «Ямина». Причины подобных поступков у ультралевой Зуаби и правой Сильман, конечно, различны и даже диаметрально противоположны, но результат один: у коалиции в Кнессете осталось 59 мандатов, и правительство Беннета стало правительством меньшинства. В таких обстоятельствах принимать законы почти невозможно. «Почти» – потому что на деле законы принимают большинством голосов, и если часть депутатов попросту отсутствует, то закон, как уже бывало, может пройти, например, тридцатью пятью голосами от коалиции, против двадцати у оппозиции.
Но это – если закон «технический», и его прохождение не так уж важно ни для коалиции, ни для оппозиции, ни, тем более, для страны. А если закон важен, то коалиция и оппозиция требуют присутствия всех депутатов, ибо необходим каждый голос. Понятно, что при соотношении 59:61 правительство теоретически выжить может, но никаких важных – и необходимых! – законов такой Кнессет принять не в состоянии.
По идее – прекрасная возможность для оппозиции «свалить» правительство. Для этого достаточно на голосовании провалить поданный правительством законопроект. Грех было бы не воспользоваться такой возможностью. Но у всякой медали, как известно, две стороны. У этой тоже. Во-первых, правительство может подать законопроект, жизненно важный для страны. Действительно важный, и это понимают все – в оппозиции тоже. Во-вторых, при нынешней дисциплине (а она не на высоте ни в коалиции, ни в оппозиции), закон, даже если присутствующие на заседании оппозиционеры проголосуют против, все-таки может пройти –практически всегда в зале нет полного состава Кнессета. Часто присутствует даже меньше половины депутатов. 
Впрочем, пункт первый гораздо важнее второго. И тут глава оппозиции Биньямин Нетаниягу сделал шаг, показавшийся странным даже многим сторонникам бывшего премьер-министра. Нетаниягу потребовал, чтобы оппозиция голосовала против ЛЮБОГО правительственного законопроекта. Повторяю: любого. И члены оппозиции с Нетаниягу согласились. Любого так любого. Главное: свалить, наконец, правительство, устроить новые выборы, победить, создать новую коалицию и новое правительство. Поскольку при любом раскладе на любых выборах «Ликуд», без сомнения, будет победившей партией (опросы уже много лет предрекают «Ликуду» больше 30 мест в Кнессете), то первым возможность создать правительство президент предоставит лидеру победившей партии, то есть Нетаниягу. И дальше лишь от Нетаниягу будет зависеть, как он этой возможностью воспользуется. 
Есть, правда, еще один вариант – без новых выборов. У оппозиции 61 депутат, у коалиции 59. В принципе, по закону, оппозиция имеет право создать свой кабинет министров «внутри» Кнессета, поставить такой законопроект на голосование и, имея формальное большинство, утвердить Закон о новом правительстве, не распуская Кнессет и не объявляя новые выборы.
Да, такая теоретическая возможность есть, но Нетаниягу прекрасно понимал, что воплотить ее в жизнь не удастся. 61:59 – слишком слабая позиция, учитывая, что двое – перебежчики из коалиции и могут проголосовать не так, как нужно (или вообще не голосовать).
Нет, правительство нужно «свалить». Пусть будут новые выборы. И оппозиция, как сказано выше, решила голосовать против любого правительственного законопроекта.
Правительство, между тем, поставило на голосование законопроект: солдатам, демобилизованным из боевых частей, государство будет оплачивать две трети средств, необходимых для учебы. Надо было, вообще-то, сделать это давно, еще при Нетаниягу. Но дело долго не двигалось с места, а тут, наконец, законопроект оказался готов для голосования.
И оппозиция проголосовала против! Решено же было голосовать против любого правительственного законопроекта. Даже такого необходимого? Да, даже. 
Логики в этом мало. Мало даже здравого смысла. Как писали обозреватели: «Нетаниягу выстрелил себе в ногу». Это голосование наверняка поубавило число сторонников бывшего премьер-министра. Нетаниягу понял ошибку и стал объяснять, что оппозиция проголосовала бы «за», если бы речь шла о полной оплате, а не о двух третях. Вот когда в будущем к власти придет оппозиция, тогда новое правительство выдвинет законопроект о полной оплате, и это будет хорошо.
Но объяснения Нетаниягу поддержки не нашли, а следующий законопроект еще более усугубил ситуацию. Дело вот в чем. После победы Израиля в Шестидневной войне на землях Иудеи и Самарии были возведены десятки еврейских поселений и построены такие города, как Ариэль, Кирьят-Арба и Маале-Адумим. Но при этом ни Иудея, ни Самария аннексированы не были и формально в состав Государства Израиль не вошли до сих пор. Однако сразу после войны было принято правительственное распоряжение о том, что израильские законы распространяются и на территории Иудеи и Самарии. Распоряжение это, не будучи Законом (поскольку Иудея и Самария не аннексированы), продолжает действовать до сих пор. Срок действия – пять лет, то есть каждые пять лет Кнессет должен пролонгировать действие распоряжения на следующий пятилетний срок. И это жизненно важно для сотен тысяч жителей Иудеи и Самарии. Ведь в противном случае, они, не будучи формально гражданами Израиля, не могли бы получать государственную помощь, юридическую защиту, не могли бы принимать участие в выборах. Благодаря распоряжению, действовавшему до сих пор, все права израильтян у жителей территорий были. 
В июне очередной пятилетний срок действия распоряжения истекал. Нужно было срок продлить на следующие пять лет, и никаких проблем не возникало ни при каком правительстве. Поскольку распоряжение имеет, вообще-то, силу закона, хотя формально Законом не является, то для продления его действия нужно сделать то же, что делают с любым законопроектом: поставить на голосование в Кнессете и утвердить в трех чтениях. Повторяю: никаких проблем с этим не возникало ни при каком политическом раскладе. Все прекрасно понимают, насколько это распоряжение важно для страны.
К 1 июля эта процедура должна была быть выполнена в очередной раз. Но в этом году у коалиции уже в июне не было большинства, а оппозиция объявила о том, что будет голосовать против ЛЮБОГО правительственного законопроекта. То есть – и против распоряжения, о котором идет речь. Абсурд? Да, ведь Нетаниягу уж точно не является тем политиком, который готов предать поселенцев! Более того, во время своей последней каденции Нетаниягу говорил, что собирается аннексировать Иорданскую долину, и намекал на возможность в скором времени аннексировать и Иудею с Самарией!
Даже ультралевый МЕРЕЦ собирался голосовать «за», ведь речь шла, как было сказано в партийном заявлении, не об аннексии палестинских территорий, а о сугубо техническом постановлении, чрезвычайно важном для всех евреев, живущих в Иудее и Самарии. 
И, тем не менее, оппозиция проголосовала «против», а голосов «за» коалиции оказалось недостаточно. Важнейшее законодательное распоряжение провалилось. Конечно, это был провал коалиции, это был еще один шаг к падению правительства. Но и победой оппозиции это нельзя назвать. По мнению не только противников Нетаниягу, но и большинства его сторонников, лидер оппозиции показал избирателям, что возвращение во власть для него важнее, чем интересы государства. И против этого трудно возразить. Понятно, что распоряжение так или иначе будет принято, невозможно бросить сотни тысяч евреев, живущих в Самарии и Иудее, на произвол судьбы. Понятно, что, если после выборов к власти придет новая коалиция под руководством Нетаниягу, то же самое распоряжение немедленно будет вновь поставлено на голосование и, безусловно, принято при полной поддержке будущей оппозиции. Но жители Иудеи и Самарии не забудут поступка Биби, и наверняка этот поступок обернется для Нетаниягу на выборах потерей голосов. Будет эта потеря большой или нет – вряд можно предсказать. Но будет. 
А правительство таки пало, но не потому, что оппозиция победила. Нафтали Беннет сам объявил, что уходит с поста премьера и, более того, вообще из политики. В Кнессет поступил законопроект о роспуске, который прошел все три чтения и стал Законом. Новые внеочередные выборы назначили на 1 ноября. На это время премьер-министром стал Яир Лапид, потому что в Законе о выборах написано: действующий премьер (в данном случае – Беннет) остается на своем посту вплоть до оглашения результатов новых выборов, и из этого правила есть единственное исключение: если падение правительства произошло из-за того, что из коалиции в оппозицию перешли два или больше депутата, то до выборов главой переходного правительства становится сменный премьер (в данном случае – Лапид). 
Яир Лапид добился, наконец, исполнения своей давней мечты – стал премьер-министром. По крайней мере, на три предвыборных месяца. У Лапида есть шанс остаться премьер-министром и после 1 ноября. Шанс, впрочем, призрачный. Ведь понятно, что при любом политическом раскладе на выборах самой популярной партией будет «Ликуд», и президент Ицхак Герцог вынужден будет все тому же Биньямину Нетаниягу предоставить право первому попытаться собрать коалицию. Но, с другой стороны, по всем опросам, Нетаниягу, скорее всего, коалицию собрать не сможет – если будет опираться только на партии национального лагеря и на религиозные партии. А на кого ему опираться еще? Не на Либермана же и не на Мансура Аббаса. 
Вторая по популярности партия – «Еш атид» Яира Лапида. Если у Нетаниягу не получится создать правительство, то второй в очереди – Лапид. Но и у него нет возможности сформировать коалицию, если он не привлечет на свою сторону Либермана, Мансура Аббаса и (или) хотя бы одну из религиозных партий. Между тем, Либерман уже не раз заявлял, что «не сядет» в одно правительство с религиозными, а лидеры религиозных партий говорят то же самое о Либермане.
Тупик…
Не исключено, что Израиль ожидают не просто выборы, а новая череда выборов. Нужно ли это нам в нынешнее тревожное время? Риторический вопрос.
И на фоне этого политического хаоса в Израиль приезжал с официальным визитом президент Соединенных Штатов Джо Байден. В иное время этот визит «освещали» бы тысячи журналистов со всего мира. Но на этот раз все прошло довольно скромно. Да еще и неприятный для Лапида инцидент произошел при встрече президента Байдена в аэропорту. Поздоровавшись со всеми, кто его встречал, Байден неожиданно подошел к Нетаниягу, при всех его обнял и сказал несколько приятных для Биби слов об их давней дружбе.
На предстоящих выборах избиратели вспомнят и об этих словах американского президента.
Не буду делать прогнозов – бессмысленное это занятие. Шансы Биньямина Нетаниягу и Яира Лапида занять после 1 ноября должность главы правительства примерно одинаковы и равно призрачны…
Подождем. В начале декабря, когда выйдет следующий номер «Алефа», читатель уже будет знать результат.
Тогда мы этот результат и обсудим…
Песах АМНУЭЛЬ



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!