Израиль: Мифы о рождении

 Михаил ГОРЕЛИК
 31 мая 2023
 366

Создаётся впечатление, что бытие еврейского народа в принципе не может восприниматься иначе как мифологически. Или это касается любого народа? Но я здесь ограничусь только евреями, тем паче дата обязывает: 75 лет назад, то бишь 14 мая 1948 года было провозглашено создание Государства Израиль. О двух взаимосвязанных мифах рождения Израиля я и хотел бы поговорить. Речь идёт о том, что без Катастрофы европейского еврейства в годы Второй мировой войны и без соответствующего решения Организации Объединённых Наций еврейское государство не было бы создано. Эти утверждения воспринимаются многими (как неевреями, так и евреями) как нечто само собой разумеющееся. Конечно так, а как же иначе? В рамках этой мифологии евреи выступают не как субъекты, но как объекты истории. История – это не то, что делают евреи, а то, что делают с ними народы мира. Евреи – лишь объекты, на которых направлена чужая воля, – злая (Катастрофа) или добрая (ООН).  

Миф о Катастрофе
Почему без Катастрофы еврейское государство не было бы создано? Обыкновенно называют две причины. Первая: чувство сострадания и вины народов Запада по отношению к евреям привело к принятию соответствующей резолюции ООН. Вторая: вызванная Катастрофой алия сыграла роль демографического оружия, благодаря которому Война за независимость была выиграна.
Сострадание и вина… На политических весах – наилегчайшие из гирек, едва ли не виртуальные. Кроме того, не стоит забывать, что Вторая мировая война унесла более шестидесяти миллионов жизней людей разных национальностей, принесла воюющим странам неисчислимые бедствия. Свет клином на евреях очевидным образом не сошёлся. Резолюция ООН была вызвана не состраданием, не говоря уже о чувстве вины, а эгоистическими интересами великих держав. Шесть миллионов сгоревших в огне Катастрофы были не более чем политическим козырем, даже и не из самых крупных, – при необходимости обошлись бы и без него. 
Этим своим утверждением я не ставлю под сомнение человеческие чувства, которые испытывали и которыми руководствовались в своих решениях отдельные политики Запада. Конечно, и они сыграли свою роль, но они не делали погоды. 
Демографический аргумент представляется, на первый взгляд, куда более основательным, хотя при ближайшем рассмотрении совсем не бесспорным. К началу Второй мировой войны в Палестине жили 475 тысяч евреев; к моменту провозглашения Государства Израиль – 650 тысяч. Прирост, безусловно, колоссальный. Кроме того, в течение всего 1948 года, после того, как перестал существовать британский мандат, а с ним и запрет британских властей на въезд евреев в Палестину, шла интенсивная еврейская иммиграция. В Израиль хлынули массы людей, спасённые из концлагерей, потерявшие семью, дом, имущество, испытавшие ужас, не позволявший им вернуться назад. Всё это время продолжалась Война за независимость, и многие новые репатрианты попадали буквально с корабля на бой.
Однако если поставить эти события в общий контекст демографической динамики в Палестине в ХХ веке, мы увидим, что еврейский демографический взрыв в Палестине – вообще особенность ХХ века, что он не представляет собой исключительную специфику Второй мировой войны и первых послевоенных лет. Судите сами: в начале века в Палестине жило всего лишь 78 тысяч евреев. 
Конечно, в годы, о которых идёт речь, прирост населения был особенно высок, новые репатрианты сыграли свою роль в Войне за независимость. Но не стоит её переоценивать: лишь небольшая часть новоприбывших имела боевой опыт. Кроме того, обществу требовались дополнительные усилия и ресурсы для абсорбции иммигрантов, среди которых ведь были женщины, старики, дети, да и большинство мужчин после выпавших на их долю испытаний находилось не в лучшей физической и моральной форме. 
Война за независимость была самой тяжёлой из множества войн, которые вёл Израиль. В каком-то смысле каждый человек с оружием в руках решал исход войны. Одержал бы Израиль победу, если бы алия оставалась на предвоенном уровне? При ответе на этот вопрос есть аргументы гадательные, но есть и совершенно бесспорные.
Победа была бы невозможна без Армии обороны Израиля, как и прочие государственные институты, фактически созданной ещё в недрах мандата. К моменту провозглашения государства у неё была уже готовая инфраструктура, единое руководство, обученные кадры, имеющие боевой опыт. К моменту провозглашения государства существовала еврейская экономика, без которой войну также невозможно было бы выиграть. И была решимость, мужество и любовь к Стране Израиля мужчин и женщин, готовивших этот день на протяжении всего ХХ века, – они добились бы своего даже и в том случае, если бы волна Катастрофы не выбросила на палестинский берег остатки потерпевших крушение европейских евреев. 

Миф об ООН
ООН выступает в этом историко-политическом мифе как роженица и повитуха в одном лице. Израиль обязан своим рождением резолюции ООН, поэтому резолюции ООН для него обязательны в некотором дополнительном смысле: ведь игнорируя их, он проявляет возмутительную неблагодарность, демонстративно нарушая заповедь о почитании родителей.
Фактическая сторона дела: 29 ноября 1947 года Генеральная ассамблея ООН приняла решение о прекращении британского мандата и создании в Палестине двух государств – арабского и еврейского – с установленными границами.
Бесспорно и очевидно, что ООН сыграла значительную роль в рождении Государства Израиль. Вопрос в том, насколько значительную. Миф приравнивает ООН ко Всевышнему, слово которого обладает абсолютной силой и немедленно материализуется. «И сказал Б-г: Да будет свет! – и стал свет». В отличие от слова Всевышнего, слово ООН сплошь и рядом, как всем хорошо известно, остаётся словом. Примеры бесчисленны. Среди них самый для обсуждаемой темы главный: в своей знаменитой резолюции ООН распорядилось ведь и относительно арабского палестинского государства, прошло 75 лет – где оно?
В действительности всё решалось на полях сражений. После провозглашения Израиля пять арабских государств ввели свои войска в Палестину и, одолей они еврейское ополчение, никакого еврейского государства не существовало бы и в помине, равно как, разумеется, и арабского палестинского государства, которое было в ту пору решительно никому не нужно (не затем арабские страны воевали), и, надо полагать, даже ооновские проектировщики об этом догадывались. Фактически речь шла только о том, где пройдёт граница между Египтом и Трансиорданией, между Трансиорданией и Сирией. Трансиордания в результате этой войны приросла за счёт неосуществившегося нового государства - Западным берегом, то есть Иудеей и Самарией, превратившись таким образом из Трансиордании в Иорданию, Египет захватил Газу. Что им мешало создать на этих территориях арабское палестинское государство? Ничего не мешало, кроме очевидной бессмысленности этой затеи. Сирии ничего не обломилось.
Справедливости ради, надо всё-таки сказать, что «никому не нужно» – условная и риторическая формула: существовали арабские интеллектуалы, которые как раз ставили своей целью создание арабского палестинского государства, но это была маргинальная группа, не имевшая никакого значения и не обладавшая ни политическими, ни военными, ни экономическими ресурсами для достижения своей цели.
Проект ООН по обустройству Палестины представлял собой компромисс, причём компромисс крайне неудачный, не удовлетворявший ни арабов, ни евреев и – совершенно нежизнеспособный. Другой вопрос, существовало ли тогда вообще какое-либо приемлемое решение. Государства, которые надлежало создать, могли существовать только на ооновской бумаге. Арабы проект с негодованием отвергли; евреи, которых он устраивал столь же мало, – приняли. Заслуга принятия принадлежит Бен-Гуриону. Бен-Гурион прекрасно понимал три вещи. Первое: проект никуда не годится; второе: из политических соображений необходимо его принять; третье: неосуществимое всё равно не осуществится, а в ходе неизбежной войны возникнет новая реальность. 
Таким образом, в целом проект провалился. Возникновение Государства Израиль в том виде как это произошло, проектом вовсе не предусматривалось.
Сыграло ли решение ООН какую-то роль в тогдашнем политическом раскладе? Если и сыграло, то крайне незначительную. На самом деле, всё было с точностью до наоборот: тогдашний политический расклад сделал это решение возможным. «Все» хотели, чтобы Британия убралась наконец из Палестины. Позиция самой Британии была амбивалентна: с одной стороны, в Палестине разгоралось еврейское восстание, создававшее массу проблем, с другой стороны, уж очень хотелось сохранить военно-морскую базу в Хайфе. Ту самую, на которую уже положил глаз товарищ Сталин. 
Многие британские политики рассматривали свой уход как временный тактический шаг: в реализацию планов ООН они не верили. Сейчас начнётся война, евреям перережут глотку, и Британия вернётся для предотвращения хаоса (таким образом, решение ООН работало и на них). Примерно такой же сценарий рассматривался и в Кремле – с той только разницей, что предотвратить хаос и спасти остатки еврейского народа от неминуемого уничтожения должна была не скомпрометировавшая себя империалистическая Британия, а советская армия-освободительница: вчера она спасла евреев от рук немецких фашистов, сегодня, верная своей высокой интернациональной миссии, она спасает их от рук фашистов арабских – и пускай кто-нибудь только пикнет! 
Представим себе («допустим», как говорят в таких случаях математики), что никакого решения ООН не было бы. Что изменилось бы? Послевоенное время – время краха колониальной системы, время создания новых государств в Азии и Африке. Еврейское восстание набирало силу. Очевидно, что Британия рано или поздно (скорее, рано) вынуждена была бы из Палестины уйти, как она ушла из других колоний. Очевидно, что США и СССР всячески бы этому процессу способствовали. Очевидно, что Британия делала бы ставку на арабов, а США и СССР на евреев: рамки манёвра у игроков на политической сцене были хотя и нежёстко, но заданы. Это потом уже в Кремле локти кусали, но это потом, а в 1947-м кто бы мог предположить, что ставка на евреев окажется столь неудачной, даже провальной?
Ну конечно, резолюция ООН, ставшая естественным следствием событий, происходивших во всём мире и на Ближнем Востоке, и в первую очередь борьбы еврейского народа за создание своего государства, наполнила новым ветром еврейские паруса: в нужный момент она придала Израилю политическую легитимность, распахнула для алии ворота, закрытые на крепкие британские засовы, и облегчила получение помощи извне, в которой евреи остро нуждались. 

Вот она, карта раздела Палестины, предусмотренная решением ООН от 29 ноября 1947 года. Оранжевый цвет – арабское государство, бирюзовый – еврейское, белый – территория под международным контролем, включающая Иерусалим и Вифлеем. Не обсуждая вопроса о справедливости такого раздела (обе стороны считали его несправедливым), скажу только, что существование государств с указанными границами, учитывая острый антагонистический конфликт народов, было заведомо невозможным. И карта это наглядно демонстрирует.
Михаил ГОРЕЛИК

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции