Плонит и Альмонит 

 Михаил ГОРЕЛИК
 11 декабря 2023
 388

Есть в Тель-Авиве две тупиковые, в двух шагах друг от друга, улочки, выходящие на Кинг Джордж. Одна зовётся Плонит, другая – Альмонит. Слова-синонимы. Означают нечто безымянное: переулок Инкогниты да переулок Некты. Названия для городской топонимики нетривиальные. Тем паче для тель-авивской, где все улицы – сплошь сионистские персоналии или сионистски окрашенные, вроде упомянутого кинга Джорджа или вот теперь упоминаемых Эмиля Золя и Ибн Гвироля, который ещё когда сказал, что сердце его в Тель-Авиве. Ну, Хагана с Эцелем – это понятно. Нашлось место и уж совсем неидеологическому, выпадающему из системы и милому моему сердцу Яркону, но таковых названий очевидное меньшинство. В общем Плонит и Альмонит – две несусветные карнавальные фигуры в добропорядочном сионистском собрании. Где фейс-контроль? Кто их сюда пустил? Кому это пришло в голову? Кому вообще это могло прийти в голову?   

Про Плонит и Альмонит я прочёл в учебнике иврита. Не то, чтобы занимался, а так, по случаю, на глаза попалось. Авторы вводят новый материал, развлекая байками. Обогатили мой словарный запас словом «симта» (переулок). Вот история, рассказанная в учебнике, в свободном изложении. Следовало бы, конечно, перевести – не могу, не по зубам: половины слов не знаю, форм не разумею, в словарь лезть ленюсь. Но «бурное развитие» точно из текста. 
В 1918 году, когда закончилась Первая мировая война, началось бурное развитие Тель-Авива. Явились люди с деньгами и идеями. Одним из них был выходец из Литвы Меир Гецель Шапиро. Сколотив состояние в Америке, он решил вложиться в строительство молодого города. Пригород Яффы, деревня на дюнах, но Меир Гецель Шапиро созерцал в пророческих снах небоскрёбы, квиш Аялон, пробки и триумф трамвая.
Сионизм, деньги, пророческие сны – не может не волновать.
Но всё-таки (согласитесь) без женщины картинка пресновата.
Тут возникает прелестная восемнадцатилетняя Соня, откуда только взялась на нашу голову, и картинка меняется.
Меиру за сорок. Если мне не изменяет память, возраст старика Каренина. 

Счастье моё я нашёл 
в нашей дружбе с тобой.
Всё для тебя: и любовь, и мечты.

 
Шапиро построил изящнейший особняк. Эклектика с элементами модерна. Так тогда в Тель-Авиве носили. Баухаус ещё только стоял у ворот.
Понятно, Шапиро построил бы себе дом и без Сони, не ночевать же ему в самом деле на пляже, но для Сони дом должен быть особенный – она того заслуживает.
Он замостил дорогу от дома к шуку Кармель, дабы песок не запачкал её ножки.
Он поставил во дворе каменного льва – пусть радует глаз и охраняет домашний покой.
По вечерам в глазах льва светили нездешним светом электрические лампочки.
Одну улицу, идущую от дома, он назвал улицей Сони, другую – улицей Шапиро.
Пришли скучные люди из мэрии и самодеятельные таблички сняли.
Шапиро говорит, о чём речь, я заплачу, назовите сумму.
То есть был победительно уверен, что за деньги можно купить всё – и названия улиц.
А, собственно, почему бы и нет?
Но шапирин тёзка мэр Меир Дизенгоф придерживался иного мнения.
Кроме того, инициатива создавала плохой прецедент: эдак в нашем молодом сионистском городе все улицы будут носить имена предприимчивых и тщеславных бизнесменов. Хватит с нас и бульвара Ротшильда. У Дизенгофа с Ротшильдом не сложилось.
Дизенгоф посоветовался со своим секретарём, и они решили: до рассмотрения топонимических дел городским советом шапирины переулки будут впредь зваться Плонит и Альмонит.
Что свидетельствует о немалом чувстве юмора у тогдашних городских мужей.
Так уж случилось, что до переименования руки как-то до сих пор не дошли – постоянно находились дела поважнее: наверно, уже тогда думали о трамвае.
В путеводители Плонит и Альмонит не входят, экскурсии сюда не водят, находясь в самом центре, смотрятся задворками, но в них есть какая-то парадоксальная радостная театральность. 
Шапиро забыт. Много их тут, шапир, суетилось. Всех не упомнишь. 
А что Соня? 
Соня оставила Шапиру ради пляжного шалопая, столь же пустоголового, как она.
Потом, понятно, локти кусала.
С чего я взял про локти, про шалопая и про пустую голову?
Может, она была не только красавица, но и умница, и они любили друга с новым её дружком, она нарожала кучу детей, и умерла с этим шалопаем, который оказался вовсе не шалопаем, в один день?
Может быть.
А Шапиро? Был ли он безутешен? Или тут же утешился с какой-то Несоней? Освободившаяся вакансия была завидная. И всё равно помнил, о как помнил! и ножки, и ручки, и завитушки ея, и как подносила пальчик к губам, и какую-то особую волнующую интонацию, хотел бы забыть, не мог, в самый неподходящий момент ошибался в имени, Несоня обижалась, отворачивалась к стене, плакала.
Не знаю. В учебнике не написано. 
Но когда Шапиро встречался с Дизенгофом, объезжающим свои владенья и угодья на прекрасной белой лошади, а он постоянно объезжал и встречался, маленький песчаный Тель-Авив, в сущности деревня, все друг друга знали, все друг с другом встречались, то загодя снимал шляпу, все носили шляпы, кроме тех, кто носили кепки, улыбался, благодарил: ведь идущая от порога улочка могла бы иметь обидное, могла бы иметь травмирующее, соль на раны, имя: «Симта Соня».
И об этом тоже в учебнике не написано.  
Как это может быть?! Что это за учебник такой?!
Плохой, негодный учебник.
Но за «симту» спасибо. 

Попав в Тель-Авив, я не мог не завернуть на Плонит. Вот я иду к мемориальному дому.  Обратите внимание, сколь гармонирует цвет моей футболки с дорожным указателем, табличкой с названием улицы, росписью стен и небесами. Шорты, кроссовки, носки, сумка, седая моя голова – цвета их идеально вписываются в колер картинки.
Вообще в этих снятых со спины фотографиях есть особая выразительность и жизненная правда, камера смотрит туда же, куда идущий. Лицо может обмануть, даже и запросто, спина – нет, не может, во всяком случае, сделать ей это куда труднее. Вдалеке, ежели присмотреться, можно различить и дом, и льва.
А вот я, как некий Герасим, по-свойски позирую с шапириным львом на фоне шапирина дома. 
Как видите, (в отличие от Шапиры) они сохранились.
Но без электрических лампочек.

Проект.
Выкупить шапирин дом.
Открыть ресторан-клуб-галерею «Плонит ве-Альмонит».
Выставки, концерты, спектакли, поэтические вечера, оргии, без оргий нельзя, это же Тель-Авив, артхаузное кино, фестивали.
Продажа сувениров.
Дважды в год карнавальные «Сонины шествия»: в январе – на шук Кармель, в июле – на пляж.
Естественно, фирменные блюда, настоящие кулинарные изыски, фантазии шеф-повара, только у нас: «Плонит», «Альмонит», «Шапиро», «Два Меира», «Соня», «Несоня», «Арье», «Литва по тель-авивски» (цеппелины с хумусом) и много другое – меню пока на стадии формирования.
Стены украшены фотографиями Сони.
В купальнике последней парижской моды лета 1921года.
Капли воды на загорелой коже.
На загорелой – при том, что чёрно-белое фото.
И пальчик у губ, и кудри, и как она в изящных сандалиях идёт на шук «Кармель». 
Рядом со львом на белой кобыле Меир Дизенгоф.
В шляпе, само собой.
В глазах льва нездешним светом горят, как и прежде, электрические лампочки.
Это я их туда ввинтил.
Михаил ГОРЕЛИК



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции