МАРК ШАГАЛ – ПРАЗДНИК, КОТОРЫЙ ВСЕГДА С ТОБОЙ

 Мария Михайлова
 24 июля 2007
 4774
Каждая встреча с творчеством Марка Шагала – это праздник. Яркий и живой. Искренний и неакадемичный. Его картины включают зрителя в свое пространство сразу и навсегда, стоит только войти в зал, где есть его работы. Так произошло со мной в 1981 году на выставке «Москва – Париж». С тех пор подсознательно время измеряется именно этими встречами. От Шагала – до Шагала. (1987 – Музей имени Пушкина, 2002 – Московский центр искусств на Неглинке, 2004 – Музей современной истории России). И вот 2005 – Третьяковская галерея.
Каждая встреча с творчеством Марка Шагала – это праздник. Яркий и живой. Искренний и неакадемичный. Его картины включают зрителя в свое пространство сразу и навсегда, стоит только войти в зал, где есть его работы. Так произошло со мной в 1981 году на выставке «Москва – Париж». С тех пор подсознательно время измеряется именно этими встречами. От Шагала – до Шагала. (1987 – Музей имени Пушкина, 2002 – Московский центр искусств на Неглинке, 2004 – Музей современной истории России). И вот 2005 – Третьяковская галерея. В феврале здесь открылась одна из крупнейших за последнее время в Москве экспозиций Марка Шагала «Здравствуй, родина». На выставке представлено около 200 живописных и графических произведений, отражающих все периоды и основные темы творчества художника, начиная с ранних работ, таких как, например, «Вид из окна в Витебске» 1908 года, заканчивая литографиями 80-х годов. В книге «Моя жизнь» Шагал рассказывает, как в юности он бродил по улицам родного Витебска и просил «ѕТы, кто скрывается в облаках или за домом сапожникаѕ помоги мне найти свой путь. Я не хочу быть похожим на других, я хочу видеть мир по-новому». По словам сотрудников Третьяковской галереи, «в творчестве художника можно найти черты примитивизма, фовизма, кубизма, футуризма, даже супрематизма. Многие видят в работах мастера рождение сюрреализма. Его считают представителем «парижской школы», а в конце 30-х годов объявили ее главой. Но Шагал не примкнул ни к одному из течений в живописи ХХ века и выработал собственный художественный язык, создал индивидуальный неповторимый стиль. В его мире реальное переплетается с фантастическим, высокое – с низким, гротеск соседствует с мечтой, и теплота человеческих чувств не дает восторжествовать абсурду. Шагала принято именовать художником-поэтом, а его искусство, вслед за Гийомом Аполлинером, – «сверхреальным». На этот раз в залах Третьяковки экспонируются практически все работы Шагала, находящиеся в России (из Третьяковской галереи, Русского музея, Музея изобразительных искусств имени Пушкина и других музеев страны). Кроме того, привезены работы из Центра Жоржа Помпиду в Париже и из музея «Библейское послание Марка Шагала» в Ницце. Собраны здесь также произведения из отечественных и зарубежных частных коллекций. На третьем этаже Инженерного корпуса расположились более ранние произведения – жанровые сцены, портреты жителей родного городка. Конечно же, здесь и любимые всеми «Над городом», «Видение. Автопортрет с музой», «Белла с белым воротником», «Часы с синим крылом» и другие картины, знакомые по прежним встречам с работами Мастера. Центральное место занимают панно из запасников Третьяковской галереи, созданные Шагалом в 20-е годы для оформления Государственного еврейского камерного театра в Москве. Второй этаж – произведения более поздние. В основном, связанные с работой художника над библейской темой. Надо отметить, что из музея «Библейское послание Марка Шагала» в Ницце картины привезены впервые. Среди них – грандиозное полотно «Авраам и три ангела», выставленное в Москве в виде исключения, так как, созданное в 60-е годы, оно, по завещанию художника, не должно покидать стен музея в Ницце. В подготовке этой масштабной выставки участвовали живущие сейчас в Париже и Нью-Йорке внучки художника – Мерет и Белла. На вернисаже они выступили перед московскими почитателями творчества Шагала. Мерет Мейер-Грабер: «Я не могу выразить, как я волнуюсь, когда вижу столько зрителей в залах Третьяковской галереи. Я вижу тот напряженный, заинтересованный взгляд, которым каждый из пришедших смотрит на картины. И я вспоминаю, как дедушка рассказывал, что во время его приезда в Москву в 1973 году он на какое-то мгновение буквально потерял дар речи – его пронзила и поразила эта интенсивность внимания, с которой люди смотрели его работы. И вот теперь наступила наша очередь застыть в восхищенном молчании при виде того, какое внимание, какой интерес и какую любовь вызывает у московских зрителей творчество нашего деда». Белла Мейер: «Шагал свято верил в каждодневную работу и всегда считал, что только постоянно работая можно прийти к пониманию любви и правды. Мы помним с самого детства, что именно это для нашего деда в жизни было очень важно. И я уверена, что то послание, которое мы, его внуки, видевшие, как он размышлял и работал, чувствовали с детства, это самое послание Шагала и вы сегодня обнаружите в его работах. Потому что именно это послание счастья, искренности и любви Шагал хотел передать людям».
Автопортрет в зеленом

Авраам и три ангела
Белла с белым воротником



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!