ШАКАЛ

 Леонид Млечин
 24 июля 2007
 3710
Венесуэлец Ильич Санчес Рамирес, полноватый приветливый юноша, безбородый, с пухлыми щеками, любил хорошо поесть, выпить и погулять с хорошенькими девушками. Он происходил из семьи с давними революционными традициями. Его дедушка участвовал в венесуэльской революции 1899 года. Его отец Хосе Аллаграсия Санчес, марксист и миллионер, разбогатевший на сделках с недвижимостью, назвал трех сыновей соответственно Владимиром, Ильичом и Ленином
Венесуэлец Ильич Санчес Рамирес, полноватый приветливый юноша, безбородый, с пухлыми щеками, любил хорошо поесть, выпить и погулять с хорошенькими девушками. Он происходил из семьи с давними революционными традициями. Его дедушка участвовал в венесуэльской революции 1899 года. Его отец Хосе Аллаграсия Санчес, марксист и миллионер, разбогатевший на сделках с недвижимостью, назвал трех сыновей соответственно Владимиром, Ильичом и Ленином. Ильич Санчес Рамирес родился в 1949 году. Он был похож на свою круглолицую мать, и в детстве его дразнили "толстяк". Будущий террорист рос домашним революционером с трудно скрываемой склонностью к роскоши. Возможно, он так и остался бы салонным революционером, но отец отправил Ильича сначала в кубинский молодежный лагерь, а затем в Москву. В 1968 году сын по имени Ильич приехал в Москву, где его приняли в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Москва 60-х показалась Ильичу скучноватой. Но отец щедро снабжал его валютой, и молодой революционер устроил себе красивую жизнь, раздражавшую университетское начальство. Нашелся повод избавиться от неудобного студента: за участие в демонстрации у посольства Ливии в июле 1970 года Ильича выставили из университета. Ему пришлось покинуть советскую столицу. Во время учебы в университете имени Патриса Лумумбы Ильич познакомился с радикально настроенными палестинцами, и их идея — добиваться своего только вооруженной борьбой — очаровала его. Палестинцы принимали всех, кто был готов взяться за оружие, обучали их в своих лагерях, снабжали советским или чешским оружием, давали деньги, полученные от богатых арабских стран. И посылали назад, в Европу: подкладывать бомбы, убивать, захватывать самолеты. Палестинцы пригласили недоучившегося студента к себе, в учебный лагерь, располагавшийся тогда на территории Иордании. Ильич стал членом одной из самых непримиримых и жестоких групп — "Народного фронта освобождения Палестины". Он подпал под дурманящее влияние кровавого терроризма и взял себе псевдоним Карлос. Долгие годы Карлоса именовали террористом номер один (потом этот титул перешел к Усаме бен Ладену). Но роль, которую приписывали Карлосу, на самом деле играл стратег палестинского терроризма Вади Хаддад, член политбюро "Народного фронта освобождения Палестины", правая рука лидера фронта Жоржа Хабаша. Эти два бывших врача оказались самыми изобретательными палестинскими террористами. Они первыми придумали угонять самолеты и брать пассажиров в заложники. Вади Хаддад разглядел в венесуэльском юноше страсть к насилию. Ильич наслаждался властью над людьми, прежде всего над женщинами. Хаддад отправил Карлоса в Лондон, поскольку там жила его мать. Она ввела сына в высшее общество. Богатый латиноамериканец-плейбой не вызывал ни у кого подозрения... Первую акцию он провел через год после переезда в Англию. Карлос пришел домой к британскому предпринимателю Эдварду Зифу, известному своими симпатиями к Израилю, и выстрелил ему в лицо. Но рука дрогнула, тот остался жив. Через месяц Карлос подложил бомбу в отделение израильского банка, осколками была ранена машинистка. "Народный фронт освобождения Палестины" с гордостью заявил о мощных ударах по "сионистскому врагу". Взлет Карлоса начался в тот день, когда ему поручили руководить европейской сетью "Народного фронта освобождения Палестины". Он обосновался в Париже, где снабжал западноевропейских леваков оружием, которое доставлялось в столицу Франции в дипломатическом багаже из различных арабских стран. Взрывчатку и оружие хранили его многочисленные любовницы. Они же содержали конспиративные квартиры, думая, что это всего лишь любовное гнездышко. В январе 1975 года его немецкие подручные обстреляли из гранатомета советского производства парижский аэропорт. Они пытались взорвать самолет израильской авиакомпании, на борту которого находились 136 пассажиров. Но промахнулись и попали в стоявший рядом югославский лайнер. Через неделю Карлос повторил попытку, и опять неудачно. Французская полиция искала преступников среди палестинцев и западных немцев с радикальными воззрениями. На богатого венесуэльца по имени Ильич внимания не обращали. В то же время Мосад обратил внимание парижских коллег на подозрительное поведение ливанского дизайнера по имени Мишель Мукхарбель, который часто путешествовал из Бейрута в Париж и обратно. Его считали курьером главного палестинского террориста Вади Хаддада. Мишель Мукхарбель не только передавал указания Карлосу, он был его бухгалтером. Когда 13 июня 1975 года Мукхарбель в очередной раз прилетел в Париж, за ним установили слежку. Его сфотографировали вместе с Карлосом на квартире, которая, как выяснилось, принадлежала немцу Вильфриду Безе, возглавлявшему боевую организацию "Революционные ячейки". Именно Безе помог палестинцам подготовить убийство израильских спортсменов на мюнхенской Олимпиаде в 1972 году. Мукхарбеля задержали. Надеясь на снисхождение, ливанец согласился сотрудничать. Он вызвался отвести полицейских на квартиру, где должен был находиться Карлос. Квартира принадлежала одной из его подруг, устроившей в тот день вечеринку. Комиссара полиции встретили дружелюбно, пригласили выпить. Минут десять он поговорил с Карлосом, который небрежно наигрывал на гитаре, и все же решил пригласить венесуэльца в полицию для официального допроса, абсолютно не представляя себе, насколько опасен этот человек. Но прежде комиссар приказал привести для официального опознания Мукхарбеля, который стоял на лестничной клетке в сопровождении двух полицейских инспекторов. Карлос, не теряя хладнокровия, попросил разрешения заглянуть в ванную комнату и вышел из нее с пистолетом в руке. Полицейские пришли без оружия. Карлос дважды выстрелил в Мукхарбеля, затем убил обоих инспекторов и тяжело ранил комиссара. Ночь Карлос провел у очередной подруги, а затем с помощью старых друзей, которые работали в Париже под дипломатическом прикрытием, бежал в Алжир. Карлос оказался самым удачливым из террористов. С этого момента он считал себя номером первым. Джентльмен со светскими манерами, хорошим гардеробом, говоривший по-английски, по-французски, по-русски и по-арабски, Карлос казался молодым террористам образцом для подражания. Он очень заботился о себе. Необыкновенный чистюля — пудрился и страдал из-за того, что полнеет. Карлос любил сравнивать себя с героем знаменитого романа Фредерика Форсайта "День Шакала". В июне 1976-го Карлос организовал свою последнюю громкую акцию. Двое палестинцев и двое западных немцев — старый друг Карлоса Вильфрид Безе и его подружка Бригитте Кульман 27 июня захватили в Афинах французский аэробус, летевший из Тель-Авива в Париж, и посадили его в аэропорту Энтеббе на территории Уганды. 30 июня боевики освободили всех пассажиров, кроме израильтян и экипажа, отказавшегося покинуть самолет, и потребовали от Израиля освободить террористов, отбывавших свой срок в израильских тюрьмах. В противном случае они угрожали взорвать самолет и уничтожить всех пассажиров. Все руководство "Народного фронта освобождения Палестины" слетелось в Энтеббе, чтобы поздравить террористов с победой. Жизнь пассажиров висела на волоске. Моcад и военная разведка Израиля подготовили операцию по освобождению пассажиров захваченного самолета. Четыре больших транспортных самолета "Геркулес" и два "Боинга-707" скрытно перелетели через весь африканский континент. Полет продолжался восемь часов. Приземлившись в аэропорту Энтеббе в полночь 4 июля, в субботу, отряд израильского спецназа в полной темноте выкатил из огромных "геркулесов" три джипа и на них добрался до старого здания аэропорта, где держали заложников. Ни террористы, ни угандийская армия и в страшном сне не могли представить, что с неба на них свалятся израильтяне. Палестинцы, руководившие захватом пассажирского самолета, в ту ночь куда-то исчезли. Может, что-то предчувствовали? Отряд израильского спецназа освободил заложников и погрузил их на самолет, который растворился в ночном небе. Во время операции погиб командир группы спецназа подполковник Йонатан Нетаниягу. Смерть была большим горем для семьи, родители собрали и издали его письма из армии. "Наше государство существует и будет существовать, пока мы можем постоять за себя, — писал молодой офицер Йонатан Нетаниягу. — Я предпочитаю жить в состоянии постоянной войны, чем быть частью народа-скитальца. Так как у меня нет желания рассказывать своим внукам о том, что когда-то в ХХ веке возникло было еврейское государство, но просуществовало недолго, я намереваюсь держаться здесь изо всех сил". Младший брат подполковника Биньямин Нетаниягу, архитектор по профессии, вернулся из Америки, где он учился, и поступил на военную службу. Он решил заняться политикой, в чем и преуспел, став премьер-министром Израиля. Но вернемся к Карлосу. Его многократно хоронили. А он преспокойно путешествовал по миру. Когда французская полиция с помощью Интерпола пыталась его перехватить, Карлос благополучно отсиживался в социалистической Восточной Европе. Но после развала социалистического лагеря вся Восточная Европа оказалась закрыта для Карлоса. Он больше не мог выехать за пределы исламского мира, какие бы прекрасные документы ему ни изготовили. Он стал профессионально непригодным. Кому нужен невыездной террорист? В начале 90-х его приютили в столице Сирии. Он обосновался там с женой — немкой Магдаленой Копп, выпускницей Высшей школы изобразительных искусств и участницей подпольного ультралевого движения. Не многие дома в Дамаске охранялись так, как особняк Карлоса. Люди в полувоенной форме с "калашниковыми" в руках подозрительно осматривали всякую машину, которая появлялась на улице. Возле дома были установлены мешки с песком, за которыми в случае перестрелки можно было занять выгодную позицию. Это была жизнь в роскошной тюрьме. Сирийский президент Хафез Асад не знал, что ему делать с человеком, который больше не представлял практической пользы. Но Карлос был уверен, что застраховался от любой случайности. Как-то под настроение он поведал своему соратнику, что припрятал важные документы, и поэтому Асад его никогда не выдаст. Дескать, сирийский президент лучше других знает, как опасны шакалы. Но Карлос переоценил свою значимость. Размышления Асада завершились не в пользу Карлоса. Его все-таки выставили из Сирии. Принять его согласились только в Судане, где к власти пришли исламские фундаменталисты. Карлос появился в Хартуме в конце 1993 года с иорданским дипломатическим паспортом на чужое имя. О его появлении первой узнала местная резидентура Центрального разведывательного управления США. Но у американцев не было к Карлосу претензий. Он не убивал американцев, поэтому резидентура ЦРУ ограничилась тем, что информировала о нем французских коллег. В Париже были счастливы! Французская полиция искала Карлоса почти двадцать лет. Французским властям не понадобилось затевать сложный процесс экстрадиции. В августе 1994 года они тайно договорились с исламским богословом и политиком Хасаном аль-Тураби, который умудрялся получать деньги одновременно от Ирана и Ирака и не упустил возможности заключить сделку с французами: с удовольствием продал им недавнего соратника по совместной борьбе против империализма. Суданские власти взяли всю операцию на себя. Приставленные к Карлосу телохранители сами выкрали его из больницы. Он еще не отошел от наркоза после небольшой операции. Ему ввели транквилизатор, надели на лицо маску и погрузили на реактивный самолет, присланный из Парижа. Ильич Рамирес Санчес, он же Карлос по кличке Шакал, никогда не выйдет на свободу, остаток дней он проведет в парижской тюрьме "Санте". Французский суд приговорил его к пожизненному заключению за убийство двух секретных агентов и ливанца в 1975 году. На суде Карлос объявил себя "профессиональным революционером". После оглашения приговора он поднял в воздух кулак и вышел из зала суда со словами "Viva lа revolucion".


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции