…С ИЛЛЮЗИОНИСТОМ ИГОРЕМ КИО, КОТОРЫЙ СЧИТАЕТ ЮБИЛЕИ “РЕПЕТИЦИЕЙ ПОМИНОК”

 Элла МИТИНА
 24 июля 2007
 5202
В каждой области искусства есть имена-легенды, имена-символы, являющиеся мерилом отсчета жанра, в котором они работают. В российском цирковом искусстве такое имя, безусловно, принадлежит династии иллюзионистов Кио, родоначальником которой был великий Эмиль Теодорович Кио.
В каждой области искусства есть имена-легенды, имена-символы, являющиеся мерилом отсчета жанра, в котором они работают. В российском цирковом искусстве такое имя, безусловно, принадлежит династии иллюзионистов Кио, родоначальником которой был великий Эмиль Теодорович Кио. Его дело продолжили сыновья Эмиль и Игорь Кио, из которых более знаменит Игорь Эмильевич. Это он, красивый и импозантный, с легкостью волшебника сжигает женщин, распиливает их на глазах у изумленной публики, в мгновение ока отправляет в неизвестном направлении, чтобы через секунду обнаружить на их месте рычащего тигра. Игорь Кио – единственный иллюзионист, который удостоен циркового “Оскара”, учрежденного Королевским цирком Бельгии. Его юношеский краткосрочный брак с дочерью генсека Леонида Ильича Брежнева Галиной и по сей день вызывает повышенный интерес к этой давней истории. И во всех интервью, и в своей книге воспоминаний “Иллюзии без иллюзий” он неизменно говорит одно: это была любовь, это было настоящее чувство. В книге Игорь Эмильевич с подкупающей искренностью рассказывает и о перипетиях этого романа, и о людях, с которыми ему приходилось работать, и о закулисной жизни цирка. На будущий год у иллюзиониста юбилей – ему исполнится 60 лет. Вот ваш корреспондент и решил поговорить с ним о жизни и искусстве, впрочем, прекрасно понимая, что вещи эти для него абсолютно неотделимы. - В вашей книге вы рассказываете о том, как возник псеводоним Кио. Вы пишете, что в 20-х годах прошлого века, когда Эмиль Теодорович жил в Варшаве рядом с синагогой и каждое утро в субботу и воскресенье слышал молитвы, которые разносились на всю округу, он улавливал рефреном звучащее “ТКИО, ТКИО”. Это слово настолько врезалось в его память, что он решил взять себе его в качестве фамилии. - Да, это действительно так, хотя в свое время писали, что на самом деле “Кио” происходит от “кино”, в котором перегорела буква “н”, но все это неправда и выдумка журналистов. Наиболее правдивой мне кажется версия именно с синагогой. Но поскольку в советские времена упоминать синагогу было нежелательно, связь с кино выглядела более пристойной, чем связь с синагогой. А настоящая фамилия отца была Гиршфельд. - Кто были его родители? - Отец - коммивояжер, коммерсант, а мать - домохозяйка. - Как родители отнеслись к тому, что сын избрал такой нетрадиционный путь? - Мой дед, то есть отец моего отца, очень рано умер и не застал период жизни сына, в котором тот начал свою артистическую деятельность, а мать, по-моему, восприняла это нормально. Но в то же время у отца был брат, его звали Феликс, который был одним из руководителей газеты “Гудок”. Так тот очень стеснялся родственника, работающего в цирке фокусником. Ему казалось, что это несолидно. Но потом, когда Эмиль Теодорович стал известным артистом – а он им стал очень рано, - отношение к нему изменилось, и теперь не он был братом Феликса, а Феликс стал братом Эмиля Кио. - Как вы думаете, почему так притягательны фокусы? Почему люди жаждут быть обманутыми? - Им нравится участвовать в иллюзионной игре и чувствовать себя детьми. Так что жанр популярен и на сегодняшний день, несмотря ни на какие открытия в науке. - Чем отличаются иллюзионные номера сегодняшних артистов от того, что делал ваш отец? - До него все иллюзионисты выступали очень серьезно. Каждый выдавал себя за мага и чародея, на полном серьезе обставляя свои номера мистическими вещами. При этом каждый фокусник давал знать, что он причастен к потусторонним силам. А мой отец первым стал показывать шоу, которое было пронизано юмором, он первый ввел клоунов в свое представление, отказался от восточного стиля – надел фрак и все, что делал, стал показывать с иронией. И это было новым направлением в жанре иллюзиона. Сегодня все следуют его школе. Но когда-то это было немыслимо: какие шутки, когда выступает фокусник, какой юмор?! Не побоясь быть нескромным, замечу, что в артистическом мире Кио можно сравнить лишь с Аркадием Исааковичем Райкиным. И всем теперь кажется, что Кио в цирке существовал всегда. - В каком возрасте вы впервые вышли на арену? - Я вырос в цирке. Когда был еще ребенком, меня одевали под лилипута, и я выходил на манеж, потом работал ассистентом. В 15 лет, когда однажды отец серьезно заболел и нельзя было отменить его выступление, я работал вместо него несколько представлений. Только моя молодость и беспечность могли толкнуть меня на такой безрассудный шаг! У отца не было никаких других соображений, кроме как сделать из меня продолжателя своего дела. А вот моего старшего брата Эмиля, который хорошо учился в школе, он хотел видеть инженером или интеллигентом-гуманитарием. Но тот, окончив инженерно-строительный институт, в конце концов тоже пришел в цирк и стал готовить свой иллюзионный номер. - Приходилось ли вам в жизни пользоваться своим волшебным умением? - На полном серьезе, конечно, нет, но однажды был такой случай. В доме, где сейчас мой офис и где мы с вами беседуем, у меня раньше была квартира. Это кооператив Союза архитекторов. В нем было 90 процентов архитекторов, а я был пришлым человеком. И вот, помню, все собрались на жеребьевку, чтобы решить, у кого какой этаж и какая квартира. Когда подошла моя очередь, я решил пошутить и громогласно спросил жену: “Ты какой хочешь этаж?” Кругом - тишина гробовая. Она говорит: “Двенадцатый”. Я тяну жребий и вытаскиваю 12-й этаж. Совершенно случайно! Тишина стала зловещей. И потом, когда мы выходили из зала, наши будущие соседи, которым достался какой-то там третий этаж, которого они совсем не хотели, слышу, сзади меня говорят: “Безобразие, здесь Академия архитектуры, а не цирк”. - Вот и верь вам после этого! А кто из современных иллюзионистов вызывает у вас восхищение, удивление? - На меня произвело очень большое впечатление выступление Давида Копперфильда, когда я впервые увидел его по телевидению. Но увидев его “живьем” в Кремле, был разочарован: скучно, нет шоу, очень мало трюков, минут 50 он разговаривает. Копперфильд вытягивает за счет своего актерского обаяния, он нравится женщинам, хорошо контактирует с залом. В общем, я отношусь к нему с уважением. Но он работает на сцене, что гораздо легче, чем в цирке. Ведь на сцене ты виден только с одной стороны, а на арене – со всех. - Я знаю, что вы, будучи в Израиле, стали свидетелем теракта. Как все это произошло? - Прошлым летом мы жили в Нетании и каждый день ездили по городам с концертами. Как-то сидели на площади в русском ресторанчике, кажется, он назывался “Одесса”. Был сильный дождь. И вдруг в “Парк-отеле”, расположенном метрах в тридцати от нас, куда на Песах съехались евреи со всего света, прогремел взрыв. Потом мы узнали, что туда зашел араб в пальто, под которым был пояс шахида. Это было ужасно. Я долго не мог придти в себя из-за сильного стресса. Евреи, скажу я вам, очень смелые люди. Они ничего не боятся. Американцы мне говорили (это было еще до 11 сентября), что случись такое у них, люди боялись бы выходить на улицу. А израильтяне ходят в кафе, театры, гуляют по набережной в знак протеста, показывая, что их не сломить. Это вызывает огромное уважение. - Если бы у вас появился миллион долларов, что бы вы сотворили, какой иллюзион своей мечты вы бы создали? - Во-первых, миллион долларов – не такие уж большие деньги для создания настоящего номера. Моя мечта - создать магический замок, где творилось бы черт знает что, где, начиная с вешалки, участвовали бы артисты самых разных жанров, которые бы появлялись и исчезали, где были бы специальные залы, в которых демонстрировали бы мелкие фокусы, где каждый билетер ходил бы со специальным значком, означающим, что любому зрителю он обязан показать какой-то фокус. Вот это было бы здорово! - Как вы думаете, в нашей стране это осуществимо? - Боюсь, что нет. Копперфильд, говорят, делает что-то похожее. У нас если богатые люди сегодня дают деньги, то хотят, чтобы уже завтра была отдача. А в искусстве так не бывает. Вот если бы мне разрешили зарабатывать деньги не десять, а двадцать пять лет назад, я бы тоже спонсировал свои собственные фокусы. - На будущий год у вас юбилей. Как вы относитесь к этой дате: как к очередному дню рождения или как к особой черте, за которой следует переосмыслить жизнь? - Знаете, я унаследовал от отца одно качество: он терпеть не мог никаких юбилеев. Есть люди, которым доставляет особое наслаждение сидеть в кресле и выслушивать о себе речи. Это то, что Арканов называет “репетицией поминок”. Еще по молодости я устраивал какие-то торжества, звал гостей. А сейчас мне это не интересно.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции