ФИЛОСОФИЯ КИСТИ

 Яков Зубарев
 24 июля 2007
 3031
Художник Зелий Смехов в апокалипсисе жизни
Художник Зелий Смехов в апокалипсисе жизни В ноябре прошлого года в Москве, в Центральном доме художника на Крымском Валу, прошла персональная выставка Зелия Смехова "Апокалипсис: реальность и маски". Художник репатриировался в Израиль в 1990 году, и новая родина раскрыла в нем новые грани таланта, с которыми он и познакомил своих недавних земляков. Слухи. 1920-е гг. Бумага, акварель. Его работы впечатляют масштабностью, глубиной философского осмысления жизни, редким для нынешних времен талантом реалистической живописи и рисунка. Серия "Апокалипсис" — главная тема, над которой художник трудился последние полтора десятка лет. Он, конечно, знал, что в изобразительном искусстве тема Апокалипсиса далеко не нова, но, сумев отстраниться от опыта старых мастеров, создал нечто совершенно оригинальное, потрясающее и взор, и сердце. Основным героем первого (московского) периода "Апокалипсиса" Смехов сделал лошадь. Безумный взгляд мчащегося с поля битвы животного, сбившийся в кучу табун, страшный оскал лошадиных морд, ревущих в страхе перед стихией природы… В представлении Смехова именно лошадь как никакое другое животное может передать весь ужас и боль перелома эпохи. Казалось бы, новая родина должна была принести Зелию душевное равновесие. Но российская сумятица не только не покинула его, но и получила продолжение, обросла новыми образами и символами. Только теперь эти образы совсем иные: на передний план выходит животное, которое ни по уму, ни по красоте не может соперничать с лошадью. Это овца. Самодовольные, упивающиеся собственной "мудростью" морды. Налитые неуступчивой злобой узкие глазницы. Рогатые лбы, сошедшиеся в смертельном поединке. Овечье стадо, послушно продвигающееся за вожаком в неизвестном направлении… Все это можно было бы принять за живописные зоологическое картинки, если бы не одно обстоятельство: уж больно часто проглядывают во всех этих "портретах" человеческий взгляд, характер, поза.
Шут. 1923 г. Бумага, акварель.

Другой цикл работ мастера — "Танцы и маски" — на первый взгляд носит совсем иной характер. Однако и здесь трудно найти гармонию, присущую танцевальному виду искусства. Движения танцоров резки, напряжены, экспрессия рисунка рождает в душе не столько праздник, сколько тревогу. Кажется, за лицами и масками танцующих скрываются борьба, столкновение если не враждебных, то далеко не дружелюбных сил. В то же время Зелий Смехов — художник не трагический. Московская выставка познакомила нас со многими гранями его творчества, и прежде всего с той, что относится к иллюстрированию книги. Любители поэзии с радостью открыли для себя замечательные рисунки к подарочному изданию сборника стихов Катулла, выполненные пером и тушью, легкие и изящные.
Иллюстрация. Л.Н. Толстой "Война и мир". 1926 г. Бумага, акварель.

А как хороши карандашные зарисовки! Выпускник Высшего художественного института имени Сурикова, Зелий Смехов получил уроки у такого замечательного мастера живописи и книжной иллюстрации, как Евгений Кибрик, а затем продолжил учебу в творческой мастерской графики при Академии художеств СССР. С чуткостью талантливого человека Смехов воспринял традиции русской живописной школы — выполненные его рукой портреты отца (художника Льва Смехова. См. "Алеф" № 943. — Ред.), сына, жены, еврейских "типажей", библейских героев говорят об остроте художнического взгляда, о точности руки, а главное — о чутком сердце. Эти качества проявились и в другой серьезной работе мастера — иллюстрациях к книге "Песнь песней", сделанных по заказу американского издательства "Бейт-Альфа". Книга вышла тиражом всего сто экземпляров. Кожаный переплет с оригинальным тиснением, вкрапленные в форзац особым технологическим способом лепестки живых цветов, выполненная рукой — не компьютером! — запись текста легендарной поэмы… Но главное богатство книги, несомненно, в иллюстрациях. Художнику удалось воплотить в карандаше глубинную суть "Песни песней", всю ее поэтическую прелесть и глубочайший лиризм. Даже те несколько иллюстраций, что были представлены на выставке, дают ясное представление об уникальности американского издания.
Р. Боймвол "Тара", обложка. 1934 г.

Своеобразным и достойным итогом израильского периода творчества З. Смехова можно считать и выпущенный недавно альбом художника. Его также можно было приобрести на выставке в Москве. Прекрасно изданный, содержащий около ста иллюстраций, этот альбом стал событием не только израильской, но и российской культуры.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!