ФИЛОСОФИЯ КИСТИ

 Яков Зубарев
 24 июля 2007
 3396
Художник Зелий Смехов в апокалипсисе жизни
Художник Зелий Смехов в апокалипсисе жизни В ноябре прошлого года в Москве, в Центральном доме художника на Крымском Валу, прошла персональная выставка Зелия Смехова "Апокалипсис: реальность и маски". Художник репатриировался в Израиль в 1990 году, и новая родина раскрыла в нем новые грани таланта, с которыми он и познакомил своих недавних земляков. Слухи. 1920-е гг. Бумага, акварель. Его работы впечатляют масштабностью, глубиной философского осмысления жизни, редким для нынешних времен талантом реалистической живописи и рисунка. Серия "Апокалипсис" — главная тема, над которой художник трудился последние полтора десятка лет. Он, конечно, знал, что в изобразительном искусстве тема Апокалипсиса далеко не нова, но, сумев отстраниться от опыта старых мастеров, создал нечто совершенно оригинальное, потрясающее и взор, и сердце. Основным героем первого (московского) периода "Апокалипсиса" Смехов сделал лошадь. Безумный взгляд мчащегося с поля битвы животного, сбившийся в кучу табун, страшный оскал лошадиных морд, ревущих в страхе перед стихией природы… В представлении Смехова именно лошадь как никакое другое животное может передать весь ужас и боль перелома эпохи. Казалось бы, новая родина должна была принести Зелию душевное равновесие. Но российская сумятица не только не покинула его, но и получила продолжение, обросла новыми образами и символами. Только теперь эти образы совсем иные: на передний план выходит животное, которое ни по уму, ни по красоте не может соперничать с лошадью. Это овца. Самодовольные, упивающиеся собственной "мудростью" морды. Налитые неуступчивой злобой узкие глазницы. Рогатые лбы, сошедшиеся в смертельном поединке. Овечье стадо, послушно продвигающееся за вожаком в неизвестном направлении… Все это можно было бы принять за живописные зоологическое картинки, если бы не одно обстоятельство: уж больно часто проглядывают во всех этих "портретах" человеческий взгляд, характер, поза.
Шут. 1923 г. Бумага, акварель.

Другой цикл работ мастера — "Танцы и маски" — на первый взгляд носит совсем иной характер. Однако и здесь трудно найти гармонию, присущую танцевальному виду искусства. Движения танцоров резки, напряжены, экспрессия рисунка рождает в душе не столько праздник, сколько тревогу. Кажется, за лицами и масками танцующих скрываются борьба, столкновение если не враждебных, то далеко не дружелюбных сил. В то же время Зелий Смехов — художник не трагический. Московская выставка познакомила нас со многими гранями его творчества, и прежде всего с той, что относится к иллюстрированию книги. Любители поэзии с радостью открыли для себя замечательные рисунки к подарочному изданию сборника стихов Катулла, выполненные пером и тушью, легкие и изящные.
Иллюстрация. Л.Н. Толстой "Война и мир". 1926 г. Бумага, акварель.

А как хороши карандашные зарисовки! Выпускник Высшего художественного института имени Сурикова, Зелий Смехов получил уроки у такого замечательного мастера живописи и книжной иллюстрации, как Евгений Кибрик, а затем продолжил учебу в творческой мастерской графики при Академии художеств СССР. С чуткостью талантливого человека Смехов воспринял традиции русской живописной школы — выполненные его рукой портреты отца (художника Льва Смехова. См. "Алеф" № 943. — Ред.), сына, жены, еврейских "типажей", библейских героев говорят об остроте художнического взгляда, о точности руки, а главное — о чутком сердце. Эти качества проявились и в другой серьезной работе мастера — иллюстрациях к книге "Песнь песней", сделанных по заказу американского издательства "Бейт-Альфа". Книга вышла тиражом всего сто экземпляров. Кожаный переплет с оригинальным тиснением, вкрапленные в форзац особым технологическим способом лепестки живых цветов, выполненная рукой — не компьютером! — запись текста легендарной поэмы… Но главное богатство книги, несомненно, в иллюстрациях. Художнику удалось воплотить в карандаше глубинную суть "Песни песней", всю ее поэтическую прелесть и глубочайший лиризм. Даже те несколько иллюстраций, что были представлены на выставке, дают ясное представление об уникальности американского издания.
Р. Боймвол "Тара", обложка. 1934 г.

Своеобразным и достойным итогом израильского периода творчества З. Смехова можно считать и выпущенный недавно альбом художника. Его также можно было приобрести на выставке в Москве. Прекрасно изданный, содержащий около ста иллюстраций, этот альбом стал событием не только израильской, но и российской культуры.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции