ИГРА НА РАЗРЫВ АОРТЫ

 Яков Коваленский
 24 июля 2007
 3392
Выдающийся советский скрипач Мирон Борисович Полякин — один из самых блестящих представителей ауэровской школы*. Его короткая, но творчески яркая жизнь оставила огромный след в музыкальном искусстве.
Выдающийся советский скрипач Мирон Борисович Полякин — один из самых блестящих представителей ауэровской школы*. Его короткая, но творчески яркая жизнь оставила огромный след в музыкальном искусстве. Мирон Полякин родился 12 февраля 1895 года в городе Черкассы на Украине в многодетной семье. Мать, очень музыкальная от природы, самостоятельно, без педагогов научилась играть на скрипке. Она была родственницей Шолом-Алейхема, писатель хорошо знал эту семью, не раз бывал у Полякиных в доме. Впоследствии знакомые и друзья находили в характере Мирона черты сходства с его знаменитым родственником: склонность к юмору и острую наблюдательность. Когда ему исполнилось семь лет, умерла мать. Отец, одаренный дирижер и скрипач, рано начал заниматься с сыном, но после смерти жены отправил его для продолжения музыкального образования в Киев, в музыкальную школу, директором которой был известный композитор, классик украинской музыки Н.В. Лысенко. Дарование мальчика произвело на Лысенко большое впечатление. Он определил его в класс известного скрипичного педагога Елены Николаевны Вонсовской, ученицы Фердинанда Лауба, великого чешского скрипача, который долгие годы работал в Москве и считается основателем московской скрипичной школы. Мирон проучился у Вонсовской четыре года, достиг значительных успехов и прошел большой и трудный репертуар вплоть до концертов Мендельсона, Бетховена, Чайковского. Затем Лысенко решил отправить мальчика в Петербург к знаменитому педагогу Леопольду Ауэру. Полякин поступил в Петербургскую консерваторию в 1908 году — ему было 13 лет! В это время в классе профессора Ауэра учились очень много одаренных детей: Е. Цимбалист, М. Пиастро, Ц. Ганзен, Я. Хейфец. И среди этих блестящих учеников М. Полякин по праву занимал первое место. В архиве Петербургской консерватории сохранились экзаменационные ведомости с пометками Ауэра и директора консерватории А. Глазунова. После экзамена 1910 года против фамилии Полякина Ауэр сделал краткую, но красноречивую пометку: !!!, а Глазунов написал: "Исполнение высокохудожественное. Превосходная техника. Чарующий тон. Тонкая фразировка. Темперамент и настроение в передаче. Готовый артист". После экзамена 1911 года Ауэр написал: "Выдающийся!", а Глазунов отметил: "Первоклассный виртуозный талант. Поразительное техническое совершенство. Захватывающий стихийный тон. В передаче сплошное вдохновение. Впечатление потрясающее". В Петербурге Полякин жил один, далеко от семьи, и Ауэр принимал большое участие в его судьбе. Когда однажды у мальчика из-за длительных и напряженных занятий началось переутомление, Ауэр отправил его к лучшему врачу и следил за точным выполнением режима, назначенного доктором. Как-то Ауэр решил проверить, как его ученик занимается дома. Явившись тайком, долго стоял за дверью и слушал, как играет Мирон. "Да, из тебя выйдет толк", — сказал он, войдя в квартиру. Любовь Полякина к скрипке, его трудолюбие и увлеченность занятиями, его огромный талант и преданность учителю — все это импонировало Ауэру. Практически он стал для мальчика вторым отцом: он был его педагогом и воспитателем, строгим, любящим, заботливым. Успехи Мирона были ошеломляющими. 24 января 1909 года в Малом зале Петербургской консерватории состоялся его первый сольный концерт. Полякин исполнил сонату Генделя, каприсы Паганини, пьесы Чайковского, Сарасате и концерт Венявского. Через год на сольном концерте он сыграл две части концерта Чайковского и концерт № 1 М. Бруха. Это репертуар концертирующих скрипачей, а Мирону Полякину в это время было только 14-15 лет. Он был назначен от класса Ауэра играть на торжественном праздновании 50-летия Петербургской консерватории 16 декабря 1912 года. Первая часть концерта Чайковского "была сыграна великолепно талантливым учеником профессора Ауэра г. Полякиным" — писал ведущий критик того времени В. Каратыгин. После первого же концерта Полякину поступило много предложений с просьбой выступить в разных городах России, но Ауэр запротестовал — только через два года он разрешил ученику поездку в Ригу, Варшаву и Киев. Выступления имели оглушительный успех. Вспоминая игру Полякина в юные годы, его соученик Л.М. Цейтлин, впоследствии профессор Московской консерватории, писал: "Техническая и художественная игра мальчика живо напоминала его знаменитого педагога. Моментами трудно было поверить, что на эстраде стоит ребенок, а не зрелый артист". Полякин пробыл в консерватории вплоть до конца 1917 года, когда профессор Ауэр со многими из своих учеников и их родителями покинул Россию и эмигрировал в Америку. После этого Полякин, прервав учебу, на четыре года уезжает на гастроли в Европу. Таким образом, он не окончил консерваторию, что, однако, не помешало ему впоследствии стать профессором своей alma mater. Его выступления в Европе принесли ему славу и восторг как публики, так и критиков. Вот одна из рецензий: "М. Полякин предстал перед берлинской публикой как законченный скрипач и мастер. Чрезвычайно удовлетворены столь благородным… исполнением, столь совершенной музыкальностью, точностью интонации и отделкой кантилены…" В начале 1922 года Полякин приехал на гастроли в Америку. Начал он с Нью-Йорка, где в то время находился весь цвет скрипичной музыки — Фриц Крейслер, Леопольд Ауэр со своими учениками Я. Хейфецем, Е. Цимбалистом, М. Эльманом и другими. Конкуренция была большая. Дебют Полякина состоялся 27 февраля 1922 года в Таун-холле и прошел блестяще. Скрипач покорил американскую, а затем и мексиканскую публику. В 1925 году в США он получил первую премию на "Конкурсе всемирных скрипачей", где было особо отмечено его исполнение скрипичного концерта Чайковского. Полякина часто сравнивали с Хейфецем. Но хотя они оба вышли из школы Ауэра, их подход к исполнению был различным. Хейфец играл всегда ровно, с присущим ему мастерством, это был олимпиец, он находился как бы над сочинением и взирал на композитора с высоты своего Олимпа. Полякин находился "внутри" исполняемой музыки, ему была свойственна стойкость художественных вкусов, изысканная красота звука, он не всегда играл "ровно", но появлявшаяся иногда нервность подчеркивала настоящую артистичность исполнения (говоря словами Мандельштама, играл "на разрыв аорты"). Несмотря на большой успех в Америке, Полякина тянуло на родину. В 1926 году он вернулся в Советский Союз, и "железный занавес" за ним опустился. Кроме короткой поездки в Эстонию в 1928 году он больше не покидал СССР. Сразу после возвращения он получил должность профессора Ленинградской консерватории. Каждый его концерт становился событием музыкальной жизни Ленинграда и Москвы. Им восхищались, он покорял своей возвышенной романтичностью и страстностью исполнения. В 1936 году Полякин переехал в Москву, где стал профессором класса скрипки в школе высшего мастерства при Московской консерватории. В 1938 году на вечере, посвященном 75-летию Ленинградской (Петербургской) консерватории, Полякин играл концерт Глазунова. Один из рецензентов писал: "Со скульптурной выпуклостью, смелыми, крупными штрихами воссоздавал он перед зачарованными слушателями возвышенно-прекрасные образы, и романтика этого сочинения удивительно гармонично сочеталась с романтикой художественной натуры исполнителя". М. Полякин оказал большое влияние на многих скрипачей предвоенного времени. У него учились М. Фихтенгольц, Е. Гилельс, М. Козолупова и другие. Для целого поколения скрипачей он был идеалом исполнителя. Перед ним преклонялись, его любили. 16 апреля 1939 года отмечалось 25-летие его концертной деятельности. На это событие откликнулся выдающийся пианист, профессор Генрих Нейгауз, который не раз выступал вместе со скрипачом: "Юбилейный концерт Полякина был настоящим праздником исполнительского искусства… В художественном облике Полякина пленяет его страстность… Полякин исполнял концерт Чайковского, игранный им тысячи раз: этот концерт он еще юношей играл чудесно, вспоминаю его исполнение в Павловске в 1915 году, но сейчас он играл его с таким волнением и трепетом, как будто он исполнял его впервые… Концерт звучал немного нервозно, но эта нервозность была плотью от плоти настоящего искусства, и Концерт, заигранный и избитый, прозвучал опять свежо, молодо, вдохновенно и прекрасно… Совершенно изумительным было исполнение брамсовского концерта. Тут было все: мысль, чувство, чудесная техника, чудесный звук, глубокое проникновение в замысел автора". 21 мая 1941 года, возвращаясь из концертной поездки, Полякин внезапно скончался в поезде от сердечного приступа. Это была тяжелая утрата для искусства. К сожалению, осталось мало записей его игры. Недавно они все были переизданы на двух компакт-дисках: пьесы Чайковского, Сарасате, Шуберта, Брамса и скрипичные концерты Глазунова и Мендельсона, а также страстное исполнение первой части "Крейцеровой" сонаты Бетховена совместно с Г. Нейгаузом. Но, к сожалению, они дают только отдаленное представление об игре великого скрипача Мирона Полякина.
* Леопольд Ауэр — основатель петербургской скрипичной школы — воспитал более трехсот скрипачей, среди которых были великие исполнители XX века Миша Эльман, Ефрем Цимбалист, Тоша Зайдель, Яша Хейфец и другие.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции