ОСОБОЕ ЗРЕНИЕ

 Марина Гордон
 24 июля 2007
 3312
Журнал «Алеф» постоянно рассказывает читателям о различных аспектах деятельности благотворительной организации ХАМА. В этот раз публикуемые материалы посвящены помощи в деятельности ХАМА, которую оказывают американские благотворительные фонды.
Журнал «Алеф» постоянно рассказывает читателям о различных аспектах деятельности благотворительной организации ХАМА. В этот раз публикуемые материалы посвящены помощи в деятельности ХАМА, которую оказывают американские благотворительные фонды. В Москве, благодаря поддержке нью-йоркского Института им. Луи Брайля, более 10 лет существует клуб слабовидящих Когда мы с фотокором Ильей ехали из разных концов Москвы к метро «Водный стадион», чтобы посетить Московский еврейский клуб слепых и слабовидящих при московском отыделении благотворительного центра ХАМА, то заранее настраивались на грустную картину. Воображению представлялись унылые коридоры, наполненные вязкой больничной тишиной; люди с неуверенными движениями, в больших черных очках. А вышло все наоборот… В холле — броуновское движение. На одном этаже праздник, на другом — чей-то день рождения. Подтянутые старики и нарядные старушки снуют вверх-вниз по лестнице, не обращая на нас никакого внимания. Пришлось изрядно побегать, прежде чем мы наконец добрались до столовой, где члены клуба слушали Шостаковича. Концерт был в разгаре, руки пианистки парили над клавишами. Илья, выбрав ракурс, тут же принялся снимать, а я приглядывалась, приглядывалась, но так и не заметила ни на ком пугающих очков. Меня окружали красивые люди с открытыми благородными лицами. Такие лица на улице сегодня почти не встретишь. Вот на старых фотографиях — это да. Средний возраст членов клуба — 80 лет, хотя есть и патриархи, которым за 90. Те, кому еще нет семидесяти, считаются «молодежью». Впрочем, есть и настоящая молодежь. Алексею Романову всего 35. Он «тотальник», то есть человек с полной потерей зрения. Его судьба сложилась гораздо счастливее, чем у многих других его «товарищей по несчастью». Во-первых, у Алексея есть жена и дети; во-вторых, молодой человек, получивший два высших образования, служит в телефонной компании. Далеко не всем зрячим удается найти стабильную работу в столице. Но у людей с ограниченными возможностями воля (или, если угодно, личная мотивация) зачастую гораздо сильней, чем у иных здоровых. Они умеют добиваться поставленной цели. Алексей пришел в клуб прошлым летом и даже успел съездить в санаторий вместе со своими новыми друзьями. Такие благотворительные поездки руководство клуба проводит каждый год. Целую неделю их подопечные отдыхают на природе, радуясь возможности вырваться ненадолго из пыльного города: плавают, гуляют, по вечерам устраивают посиделки. — Однажды с нами ездил мальчик Алеша, тоже «тотальник». Наверно, ему, шестнадцатилетнему, интереснее было бы с ровесниками, но создать программу помощи незрячим еврейским детям пока не удалось, — сетует куратор Института им. Луи Брайля Раиса Львовна Гальперина. — Она не нашла поддержки у местных властей. «Помогайте либо всем, либо никому», — слышим мы от чиновников. Кстати, программа помощи взрослым слабовидящим евреям в свое время натолкнулась на те же препятствия. Однако ее инициаторы, сотрудники нью-йоркского Института им. Луи Брайля, вместе с Моисеем Токарем, автором идеи клуба, проявили настойчивость. С тех пор у московских евреев, страдающих частичной или полной потерей зрения, появилась возможность жить нормальной жизнью. А начиналось все с книг. Нам, зрячим, не понять, какой голод испытывает слепнущий человек, у которого «перекрыт» основной информационный канал. Хорошо, когда у слабовидящего есть родня: его и накормят, и обстирают. Правда, на то, чтобы книжку вслух почитать, у домашних сил уже не остается, а сам он и не попросит: больные и немощные очень стыдятся обременять и без того замотанных ближних… Магнитофоны и аудиокниги, присланные институтом, стали огромным подспорьем для слабовидящих подопечных ХАМА. Я познакомилась со списком самых последних поступлений: Джойс, Токарева, генерал Даян. Религиозной литературы не много: члены клуба в основном принадлежат к поколению атеистов. Тем не менее время от времени они просят у Раисы Львовны Тору или что-нибудь из комментариев — видимо, жизнь в еврейской среде берет свое. Изначально программа «Говорящая книга» планировалась как культурная помощь на дому. Трудно было представить, что удастся собрать слабовидящих вместе: ведь передвижение по столице сопряжено для них с огромными трудностями! В Москве нет ни желтых контрольных полос в транспорте, ни звуковых сигнализаторов, которыми оборудованы пешеходные переходы за границей. Ведь в СССР люди с ограниченными возможностями считались «браком» демографического производства, помехой, которую нужно спрятать с глаз долой. И хотя той страны уже нет на карте и общественное сознание постепенно меняется, городское планирование по-прежнему безразлично к нуждам простого гражданина. Однако не зря говорят: «Спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Вдохновленные неожиданной поддержкой, люди решились на смелый шаг — и в девяносто третьем году был создан клуб слабовидящих. Потребность в живом человеческом общении, в понимании и добром слове оказалась сильнее любых преград. Сегодня в клубе семьдесят пять членов. Одних привозят волонтеры, другие добираются сами, стараясь держаться сообща. Ни одна встреча не проходит в пустом зале. Погода — не помеха: и в лютый мороз, и в ливень кворум неизменно собирается. Даже в тот достопамятный майский день 2005-го, когда в столице вырубилось электричество и метро оказалось парализовано, более двадцати человек ухитрились доехать до клуба! Илья снимает, а я, примостившись с диктофоном в сторонке, продолжаю разглядывать лица сидящих в зале. О, здесь есть, на что посмотреть! Жаль, я не художник — какие получились бы портреты! Умные глаза, высокие лбы. Интеллигенция старой закалки, «интеллектуальная элита Москвы», как их называют брайлевцы. Впрочем, так оно и есть. Отсутствие ученой степени среди членов клуба скорее исключение, чем правило. — Вон там, — разъясняет Майя Кузьминкина, бессменная ведущая клуба, — академик Ипполит Моисеевич Коган, он занимается разработкой президентской программы по изучению биополей. А вот Рафаил Аронович Аронов, экс-проректор Академии им. Маймонида. А там, у окна, Владимир Райберг, бард и поэт… Володю Райберга я знаю, да и читатели «Алефа» тоже: в журнале была подборка о его творчестве. Киваю издалека — нет, Володя меня не видит. Все взгляды устремлены к импровизированной сцене, откуда льется мелодия. Пристальные взгляды, внимательные, молодые. Незрячие? Нет, просто у этих людей особое зрение, не такое, как у нас. Зрение, позволяющее видеть музыку. Видимо, прав был Антуан де Сент-Экзюпери: «Главного глазами не увидишь. Зорко одно лишь сердце».


Комментарии:

  • 14 февраля 2019

    Леонид

    Кто изображён на фото?


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции