ОДНА АБСОЛЮТНО ЕВРЕЙСКАЯ ДЕРЕВНЯ, или ПРИКЛЮЧЕНИЯ ЙОСИ

 Елена КОТОВА
 24 июля 2007
 4842
В Москве прошли гастроли израильского театра "Гешер". Театр под руководством Евгения Арье представил московскому зрителю три спектакля, своеобразную "национальную" трилогию: "Деревушка" Иешуа Соболя, "Раб" Башевиса Зингера и "Город. Одесские рассказы" по рассказам Исаака Бабеля.
В Москве прошли гастроли израильского театра "Гешер". Театр под руководством Евгения Арье представил московскому зрителю три спектакля, своеобразную "национальную" трилогию: "Деревушка" Иешуа Соболя, "Раб" Башевиса Зингера и "Город. Одесские рассказы" по рассказам Исаака Бабеля. Удивительно, что за все время существования этого театрального коллектива (13 лет) "Гешер" впервые приехал в Россию. Ведь в театре работают преимущественно артисты - выходцы из СССР, получившие московское и питерское театральное образование. Режиссер Евгений Арье, ученик Товстоногова, какое-то время преподавал на курсе А. Гончарова и работал в Театре им. Маяковского. Его нашумевший спектакль "Розенкранц и Гильденстерн мертвы" по пьесе Т. Стоппарда, принесший режиссеру известность, был перенесен на израильскую почву и стал спектаклем, давшим рождение новому (и единственному) "двуязычному" театру с говорящим именем "Гешер" - "мост" в переводе с иврита. "Мост" как неразрывная связь двух языков, двух народов и двух культур; "мост" как долгий творческий путь, начатый теми, кто стоял у колыбели театра еще в 1991-м в Москве, и продолженный теми, кто искренне и органично влился в замечательный коллектив, ставший "символом и предметом гордости" уже другой страны - Израиля. Московские гастроли театра открылись спектаклем "Деревушка". Это трогательный, мудрый, эмоциональный и местами щемящий спектакль-воспоминание о жизни маленького еврейского поселения в Палестине 40-х годов. Жизнь этого тихого местечка протекает на фоне драматических коллизий "большого" мира. Привычная здесь жизнь, с ее нравами, обычаями, юмором, иронией и драмой как бы выхвачена из контекста исторического времени. Мирная жизнь деревушки, насквозь пронизанная бытовым колоритом, фрагментарными подробностями биографии каждого ее обитателя, казалась бы, существующей вне времени, вне исторического процесса, походила бы на вечный и прекрасный рай. Однако внешние события, события того "большого" мира, который скрыт от глаз не только зрителя, но и самих героев, - с его войнами, катастрофами, кровопролитием, бесконечной человеческой жестокостью - не дают возможности забыть о необратимом вращении колеса истории и просто жить, радуясь вновь наступившему утру. "Объективная реальность" неминуемо вторгается в дома людей, калечит их судьбы и уносит жизни. Пролог спектакля задает то верное настроение, отклик которого каждый раз будет возникать в самые волнующие моменты рассказа дурачка Йоси. Перед закрытым занавесом появляется юноша в белой рубахе и коротких штанишках. Он сидит перед зрителем и размышляет на тему смерти и жизни. Йоси - вечный ребенок, местный "дурачок Йоси", как он сам себя называет. В руках у Йоси лопата, он находится на деревенском кладбище, где работает могильщиком, а фигуры, рассаженные от него по бокам, - покойные родственники и односельчане Йоси, с каждым из которых он неторопливо знакомит зрителя и, погружаясь в собственные воспоминания, увлекает нас за собой в деревню своего детства. Спектакль состоит из серии эпизодов, связанных между собой не сюжетом, а нитью воспоминаний главного героя. Занавес открывается, и сцена вместе с умершими героями вдруг оживает: ходят и разговаривают люди, бродит очаровательная хозяйская коза Дица (Шири Гадни), носится по двору вредный и вечно недовольный жизнью Индюк (Клим Каменко). Вот Хаим (Леонид Каневский), отец Йоси, обсуждает качество навоза с местным торговцем - арабом Саидом (Владимир Халемский); в итоге они сходятся на том, что навоз - вовсе "не навоз, а мед" - так хорош! А вот и мама Йоси Ривка (Левана Финкельштейн) кричит на мужа за то, что тот догадался развести навоз в бокалах из их свадебного сервиза. Йоси неуклюже бежит мыть запачканную посуду, но спотыкается и с неимоверным грохотом роняет бокалы. Его старший брат Ами (Амнон Вольф) любит соседскую девчонку Дасси (Эфрат Бен-Цур), в которую по-детски влюблен и Йоси, и бегает с ней на свидания. Мать Дасси Клара (Рут Хейловски) увлечена заезжим английским офицером Друри (Йехезкель Лазаров). Йоси встречает сельского учителя Бермана (Владимир Воробьев) и просит его написать о нем книгу, но Берман отвечает, что пишет только о героях. Такая вот в деревушке привычная жизнь. Йоси гуляет по улицам, здоровается с соседями, заходит в гости, говорит на волнующие его темы, пытаясь найти ответы на вопросы человеческого бытия. Все ему рады, каждый готов открыть перед этим мудрым "ребенком" свои мысли, сказать главные слова. Йоси путается в философских умозаключениях взрослых, не понимая смысла каких-то сложных терминов и фраз. Его дядя Ицхак (Александр Сендерович) предлагает Йоси подумать: куда легче попасть - в завтра или во вчера. А несчастный доктор Эрде объясняет ему, что такое человеческая неблагодарность. Многое Йоси называет своими именами, чего не позволяют себе другие. Он честен и чист, ему незнакомы ни человеческая хитрость, ни ложь, ни горе. Он всегда говорит то, о чем думает в данную минуту, нехотя выдает чужие тайны, мешает миловаться влюбленным. Он разговаривает со своей любимой козой Дицей и Индюком, воспринимая их такими же полноценными собеседниками, как доктор Эрде или дядя Ицхак. Он – блаженный, ему пока незнаком смысл таких слов, как смерть, несчастье, война, убийство. Он знает об этом лишь теоретически, априорно, на эмоциональном уровне. Тема смерти, страха, надвигающейся катастрофы пронизывает весь спектакль. Первая потеря в жизни Йоси - смерть козы Дицы. Она по глупости съела шелковый чулок Ривки, у нее заворот кишок. Пока коза жива, ее хотят зарезать, чтобы мясо не пропало, но Йоси умоляет родителей дать ей умереть спокойно. Детское и в то же время невероятно мудрое отношение к смерти Йоси создает сказочное ощущение вечности бытия, вечной жизни на земле. Умершие не покидают его, он видит их и разговаривает с ними, как с живыми. После смерти Дица как ни в чем не бывало является Йоси во сне. "С тех пор, как ты умерла, ты всегда со мной" - говорит он ей. Дица уже не блеет как раньше, а разговаривает со своим верным другом на чистом человеческом языке. С этого момента любимая коза не оставляет Йоси ни на секунду. В скором времени погибает Индюк. Его зарезали для свадебного пира Ами и Дасси, и теперь ему по-настоящему "скверно-скверно-скверно". Теперь к умершим друзьям Йоси присоединяется и разговорчивый Индюк. Так жизнь готовит дурачка Йоси к еще большим потерям. Вторая мировая война позади, но колесо истории продолжает неумолимо крутиться. Бытовая драма перерастает в трагедию мирового масштаба. Радиоприемник транслирует голосование в ООН о разделе Палестины и образования Государства Израиль. Саид приходит прощаться - арабы покидают деревню. Уезжает и капитан Друри, оставляя безутешную Клару в обществе нелюбимого супруга. Соседние арабские страны начинают войну против молодого еврейского государства. Ами расстается с молодой женой, идет на фронт и в первом же бою погибает. Историческая реальность молниеносно врывается в тихую деревушку, настигая и уничтожая каждого. Игра в смерть, которой пугал Ами своего доверчивого брата, обратилась жестокой реальностью. Смерть не подыгрывает жизни, а устанавливает свои правила игры. Как бы бедный Йоси ни молил Б-га и ни плакал, Ами уже не проснется от смертельного сна и не обнимет брата. Деревянный помост - колесо (сценография Александра Лисянского) приходит в движение и увлекает за собой убитого Ами. Колесо - основная площадка места действия спектакля. На нем разворачивается большая часть событий. Оно мастерски обыгрывается как дорога, как берег ручья, густо поросший золотистым камышом, как скамейка. И оно же - основной символ спектакля. Символ движения времени, хода истории, возвращения на круги своя. Йоси в исполнении Исраэля Демидова - центр притяжения всех сюжетных линий спектакля. Его чистый взгляд отражает мировоззрение обитателей деревушки того периода, искренность их веры и простоту образа жизни. Вопреки словам учителя Бермана, он герой, о котором можно слагать стихи и писать книги. Он - единственный, кто уцелел в кровавой битве с "большим миром" и не сломался под тяжестью воспоминаний прошлого. Пока жив дурачок Йоси, живы и все его близкие. Пусть только в снах и грезах и только благодаря его несокрушимой вере, но они навеки останутся с ним. Его воспоминания - это своеобразный мост, связующая нить между прошлым и настоящим. Между непосредственным, открытым Йоси с сияющими глазами и Йоси мудрым и задумчивым, умеющим жить рядом со смертью. В финале спектакля Йоси снова один на кладбище. Круг замыкается, колесо останавливается. "Иногда, - говорит он, - я летаю высоко над землей... Как-то раз вижу - далеко внизу крошечная деревня, а посреди деревни маленькая коза с большущими глазами... И вот я спускаюсь прямо к ней и спрашиваю: "Дица! Куда легче попасть - в завтра или во вчера?" Пусть на этот вопрос ответит время...


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!