И крылышки в меду…

 Лев Авенайс
 24 июля 2007
 3300
Сначала — история из моего личного опыта. Накануне парламентских выборов, которые в Израиле проходили в конце марта нынешнего года, была объявлена в армии повышенная боевая готовность. Резонная мера, ибо мы знаем пакостную привычку наших врагов портить нам наш праздник демократии. И "Хизбалла" угрожала обстрелами и терактами, и "Хамас" с "Исламским джихадом" норовили заслать смертников в наши родные пенаты.
Сначала — история из моего личного опыта. Накануне парламентских выборов, которые в Израиле проходили в конце марта нынешнего года, была объявлена в армии повышенная боевая готовность. Резонная мера, ибо мы знаем пакостную привычку наших врагов портить нам наш праздник демократии. И "Хизбалла" угрожала обстрелами и терактами, и "Хамас" с "Исламским джихадом" норовили заслать смертников в наши родные пенаты. А мой сын служит на северной границе, в самой горячей по нынешним временам точке — на горе Дов. То есть там, где надо быть в тройной готовности. И вдруг сын заявляется домой за два дня до выборов. "Ты чего?" — удивился я. "А у нас повышенную готовность объявили, поэтому меня домой отправили", — объяснил двадцатилетний ребенок. Тут у меня, вспомнившего свою службу в Советской армии, крыша начала ехать. У нас, когда повышенную готовность объявляли по какому-нибудь пустяковому поводу прибытия столичного начальства, отменялись увольнительные даже в нашем военном ансамбле песни и пляски, хотя какая там боевая готовность у скрипачей! "Не понял…" — растерянно произнес я, выслушав объяснение сына. "Ну, чего ж тут не понимать? "Хизбалла" собирается нас атаковать. Планирует солдат похищать. Ну и нас домой отправили, чтобы в случае чего меньше погибло". Причем все это было сказано без тени юмора, с полной солдатской серьезностью. Парень никак не мог взять в толк, чему это папаша удивляется? Только после тщательного допроса, учиненного мной, удалось понять, что в связи с повышенной готовностью в части оставили только тех, кто непосредственно нужен для отражения нападения, если таковое будет. А всяких "подносчиков патронов", без которых можно обойтись, отправили по домам, чтобы уменьшить риск похищения и потерь. Воспитаннику советской армии, привыкшей воевать не умением, а числом, этого никаким умом не понять и никаким аршином не измерить. Но израильская армия, этот главный институт израильского общества, — настолько уникальная структура, настолько непохожа на армии других стран, что ее надо постигать совсем иначе. Какая еще армия в мире несла в себе воспитательные (точнее, перевоспитательные) функции? А ведь было время, когда в армию специально призывали юных правонарушителей и перевоспитывали их. Их называли потом "птенцами Рафуля", по "прозвищу" начальника генштаба Рафаэля Эйтана, бывшего инициатором этого почина. В какой еще армии солдаты, не получившие на гражданке среднего образования, получали возможность во время срочной службы восполнить недополученные знания и сдать экзамены на аттестат зрелости? А было и такое время. В последние несколько месяцев израильская армия неоднократно оказывалась в центре внимания прессы. Я аккуратно вырезал статьи, которые доставили мне несколько веселых минут. И когда их набралось достаточно для того, чтобы приведенные в них факты, подобно мозаике, сложились в некоторый образ современной израильской армии, я решил выложить ее (мозаику) в статью. …В нормальной армии головной убор потому и называется головным, что его носят на голове. В израильской армии берет с эмблемой носят… на плече, под погоном. А честь отдают, в тех редких случаях, когда это принято в израильской армии, прикладывая руку к "пустой голове", что было категорически неприемлемо в советской армии. Впрочем, помнится, в советской армии вообще без головного убора можно было находиться только в помещении. Между прочим, я видел в израильской армии совершенно удивительную картину: шел солдат в каскетке с эмблемой части на голове и… беретом под погоном. Я почему-то вспомнил сразу байку про типовой памятник Ленину, которому прикрепили голову от другого типового памятника, в результате чего на постаменте оказался вождь с кепочкой на голове, сжимающий вторую бронзовую кепку в руке. Собственно, ничего плохого в берете под погоном нет. Климат у нас жаркий, берет войлочный… Но оказалось, что в давние времена, времена того же Рафуля, ношение берета было обязательным. Рафуль вообще считал, что форма дисциплинирует, и в этом смысле он недалеко ушел от уставов советской армии, предписывающих, чтобы все пуговички и крючочки были всегда аккуратно застегнуты. Потом уже либерализм в ЦАХАЛе достиг того, что берет из головного убора превратился в украшение и символ рода войск. В нечто вроде аксельбантов. По цвету берета солдаты узнают "своего", и берет родов войск вручается как знак отличия при принятии присяги (до этого солдат носит под погоном безликий зеленый берет). И вот теперь, очевидно, решив, что армия наша в смысле формы вконец разболталась, командиры вновь постановили, что солдаты должны носить головной убор. Сейчас вроде бы разрабатывают новую его модель, которая должна резко поднять дисциплину в наших войсках. Вообще, чего только не делается для подъема дисциплины. Например, оказалось, что в нашей армии около 30% военнослужащих освобождены по справке от врача от ношения тяжелых армейских ботинок. Я уже привык встречать в автобусах кокетливых девушек в военной форме и модельных босоножках. Сплошь и рядом я вижу парней в той же военной форме цвета хаки и фирменных кроссовках "Рибок" или "Найк". Непорядок! И в армии наконец-то решили создать армейские ботинки и для "солдат-инвалидов". Потому что армия без единообразия — это партизанский отряд, а не армия! Вообще, дисциплина в последнее время стала особым предметом внимания военного начальства. И о, ужас! В демократической стране солдат лишили свободы слова. Точнее, свободы песни. Точнее, свободы малоцензурной песни. Раньше солдаты в строю с удовольствием распевали залихватские песни весьма фривольного содержания, в которых попутно весьма нелестным словом поминались и отцы-командиры. Каждая дивизия, бригада и род войск имели свой фирменный репертуар таких песен, передаваемый из уст в уста от поколения к поколению. И вот теперь эти песни запрещены к публичному исполнению. Этот запрет — вы не поверите — вызвал бурную дискуссию на страницах израильской прессы. Ветераны армии и знаменитые поэты и композиторы разделились на борцов за нравственность и дисциплину и сторонников особого армейского духа и колорита. Впрочем, борьба за дисциплину прекрасно уживается с борьбой за комфорт армейского существования. Например, газеты радостно сообщили о новшестве в нашей армии. Теперь командир каждого подразделения сможет выбрать электрооборудование для вверенных ему бойцов из предлагаемого списка, в отличие от прежних времен, когда все распределялось в централизованном порядке. Демократия, однако. То есть командир должен определить, что для его солдат важнее: аппарат для приготовления кофе эспрессо (да-да, что может быть лучше чашечки ароматного кофе эспрессо для еврейского воина!) или, например, фен для сушки волос. Красиво жить не запретишь. Предложи такой выбор российскому командиру роты, тот покрутит пальцем у виска. И правильно сделает. А вот еще новость в ЦАХАЛе. Говорят, скоро в нем появятся новые военные специальности, наряду с танкистами, летчиками, парашютистами и связистами. Прачки и гладильщики. Интересно, а как прачка мужского рода? Прач? Да, теперь солдаты не будут сами стирать свое белье, носки и форму, а этим будут заниматься специально обученные прачечно-гладильные войска. Любопытно, что будет эмблемой этих войск? Утюг? Или стиральная машина? Будут проходить учения этих войск, чтобы бойцы гладильного фронта добились отличных успехов если не в политической, то в боевой подготовке и могли бы погладить до 400 комплектов формы в рабочий день. Хотя я не понимаю, как этого можно добиться, если в восьми рабочих часах всего 480 минут. Но может быть, наши военные инженеры разработали какие-то секретные суперутюги, позволяющие достичь такой производительности? Однако вместе с появлением новых армейских профессий отмирают старые. Например, повар. Вскоре исчезнут наряды на кухню, чистка солдатами картошки и другие кашеварные обязанности. Не потому что солдат начнут кормить консервами или чудо-таблетками. Нет. Просто дело питания армии будет отдано гражданским кейтерингам (служба доставки питания. — Ред.) — очевидно, тем же, которые обслуживают свадьбы, банкеты и приемы. Того и гляди, действительно, станет явью тот любимый мной миф, который я услышал однажды в российской телеигре "Брейн-ринг": "Кого в Израиле кормят куриными крылышками, жаренными в меду?" Правильным ответом было: это рацион израильской армии. Моему сыну во время службы пока не довелось таковыми полакомиться. Но вот-вот сладкое пророчество русских знатоков воплотится в жизнь. Такая у нас странная, но замечательная израильская армия.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции