Букет роз от Владимира Гусинского

 Беседовала Юлия Ушакова, «Караван историй»
 24 июля 2007
 3246
Жанна Аркадьевна — героиня ситкома «Моя прекрасная няня» (компания «АМЕДИА», СТС) в исполнении Ольги Прокофьевой неподражаема. Смешная, иногда нелепая, иногда противная, но всегда обаятельная женщина, безнадежно влюбленная в главного героя — Максима Шаталина. Но сама она разбила сердце одного незаурядного мужчины…
— Ольга Евгеньевна, как вы познакомились с Владимиром Гусинским? — У нас был замечательный друг семьи, сотрудник ГАИ. Он близко к сердцу принимал все наши проблемы и, конечно, очень переживал, когда я не поступила в театральный институт. И вот однажды этот майор остановил очередного нарушителя, который мчался по дороге с недопустимой скоростью. Им оказался студент пятого курса режиссерского факультета ГИТИСа Владимир Гусинский, который очень торопился в Москву из Тулы, где ставил свой дипломный спектакль по пьесе Мольера «Тартюф». Узнав об этом, наш знакомый предложил Володе взаимовыгодное соглашение: он не будет делать ему дырку в правах, но за это Гусинский берется подготовить к поступлению в театральный вуз одну девушку, дочь его друзей. Володя согласился! На следующий день я вместе с мамой приехала к Володе в Строгино. Я прочитала свою программу и, по-моему, произвела на Гусинского неплохое впечатление: он меня внимательно выслушал и сказал, что берется подготовить к экзаменам. Я смотрела на него как на Б-га и не верила своему счастью: он, молодой режиссер, выпускник курса Бориса Ивановича Равенских, великого педагога, согласился со мной заниматься! — Из Владимира Александровича получился хороший педагог? — Он был очень строг. Володя бескомпромиссный человек, и если за что-то брался, то должен был сделать это на все сто. Он заставлял меня читать Марину Цветаеву на таком надрыве, что я порой не выдерживала и начинала рыдать в голос. Благодаря Володиной подготовке я лихо прошла до третьего тура сразу в нескольких театральных вузах. Мне очень нравилась Щука (театральное училище им. Щукина — Ред.), но Володя говорил, что лучше отнести документы в ГИТИС. В ГИТИСе, поступая на курс Ирины Ильиничны Судаковой, я провалилась… А когда пришла забирать документы, мне навстречу попалась сама Судакова. Зычным голосом она сказала: «Прокофьева! Гончаров в театре делает добор в актерскую группу! Бегите к нему! И читайте все ярче! Ярче!» Я всеми правдами и неправдами пробилась в Театр Маяковского на прослушивание к Мастеру и прочитала от начала до конца всю программу, которую мы подготовили с Володей. И Гончаров взял меня к себе! Это была победа! — Начав учиться, вы продолжали видеться с Владимиром Александровичем? — Очень редко. У каждого из нас была своя насыщенная жизнь. В очередной раз мы встретились после долгого перерыва. Я уже стала полноправной артисткой труппы Театра Маяковского. Помню, наступило лето, мы с сестрой ехали на дачу и остановились на автозаправке. И в тот момент туда же подъехал Володя с другом. Мы обнялись, расцеловались, я пригласила его на нашу новую дачу в Жаворонках. Володя пообещал приехать и… появился там уже на следующий день. Он сразу окружил меня таким вниманием, что остаться равнодушной было невозможно. Доставал билеты на кинофестивали и в театры, водил на концерты — голова шла кругом! — Судя по вашему рассказу, это не была любовь с первого взгляда… — Нет. Мне просто нравилось, как Володя за мной ухаживает, и я подумала, что хотела бы иметь рядом такого мужчину, как он. Володино отношение ко мне было удивительным. Его интересовало практически все: как я поела, что лежит в моей косметичке, есть ли у меня белые туфли к белому платью, с какой сумочкой я собираюсь завтра пойти в театр — ему до всего было дело! Для меня это было очень непривычно: никто, кроме Володи, так обо мне не заботился, и я ему была за это очень благодарна. Мне кажется, потом я и полюбила Володю за его поступки. Он опекал не только меня, но и моих близких (его как-то сразу приняли в нашу семью, у него сложились очень хорошие отношения с моей мамой). Папы к тому времени уже не было в живых. Некоторое время нашим домом была квартира его родителей. Мне этот дом казался необыкновенно красивым и теплым: и мама Володи Лилия Яновна, и его отец Александр Савельевич обустроили там все с огромной любовью. Мне сейчас кажется, что все в той квартире было необыкновенным: старинная мебель (больше всего запомнилось огромное зеркало в прихожей, по обеим сторонам которого висели фотографии Володи в детстве), даже цвет стен был особенным. Удивительно, как эти люди сохранили такое светлое отношение к жизни, ведь им в свое время пришлось нелегко. Семья попала под сталинские репрессии, но они выжили и сохранили какой-то невероятный оптимизм, которым заражали окружающих… Еще помню, что в доме у Володи всегда очень вкусно пахло. Александр Савельевич замечательно запекал гуся в духовке. Я пробовала пару раз повторить этот подвиг, но безуспешно. — Родители Владимира Александровича единодушно приняли вас в семью? — Они тепло ко мне относились. Однажды Александр Савельевич и Лилия Яновна решили прийти ко мне в Театр Маяковского на спектакль по пьесе Исаака Бабеля «Закат». Они очень долго и тщательно собирались: Лилия Яновна надела по такому случаю красивую каракулевую шубу, а Александр Савельевич — лучший костюм. Кстати, и Володя никогда не забывал ни об одном важном для меня событии. Часто приходил в театр, и всегда с огромным букетом цветов. Такое истинно мужское, рыцарское отношение к женщине, наверное, было у него врожденным. Научить этому невозможно… Володя все время что-то придумывал, с ним никогда не было скучно. Однажды едем по Москве, и вдруг нас останавливает сотрудник ГАИ. Я удивилась, мы ведь ничего не нарушили. Гаишник проверил документы, потом взял под козырек и вежливо поинтересовался: «Скажите, вы актриса Ольга Прокофьева?» Я, совершенно опешив (к тому времени в театре работала только второй год, в кино не снималась, откуда он меня мог узнать?), отвечаю: «Да, это я…» И тут он достает из-за полы шинели букет свежих гвоздик: «Это вам…» Я взяла цветы, поблагодарила, по-прежнему оставаясь в полном недоумении. Не верилось, что я уже такая популярная. И только взглянув на Володю, все поняла. Он сиял! Было ясно, что моя известность не стала бы такой широкой без его участия. А какие праздники мне устраивал Володя, когда Театр Маяковского уезжал на гастроли! Помню, мы приехали на Урал, в Челябинск, и так получилось, что мой день рождения мы отмечали именно в этом городе. Стоял 1986 год, сухой закон, спиртное достать невозможно, не говоря уже о каких-то деликатесах. Володя, специально чтобы меня поздравить, примчался из Москвы, тут же где-то раздобыл напитки, всякие вкусности и устроил мне настоящее торжество! Не могу сказать, что в то время он располагал какими-то большими финансовыми возможностями. Просто что-то придумывал, искал выход из положения, это срабатывало… — Владимир Александрович любил делать сюрпризы… — В этом проявлялся весь его характер: я никогда не знала, когда и где мы увидимся в следующий раз. Он мог появиться без предупреждения в любой момент. Просто потому, что соскучился. Или хотел сделать мне приятное и подарить охапку цветов прямо у трапа самолета, когда мы с театром прилетали в другой город. Помню, я даже ощущала какую-то неловкость, когда видела сияющего Гусинского с розами. Все артисты начинали оглядываться, полагая, что с такой помпой встречают какую-нибудь важную персону, но оказывалось, что все внимание предназначалось молодой артистке театра Оле Прокофьевой. — Встретить такого человека мечтает каждая женщина… — Володя на самом деле был стеной, за которую можно спрятаться. Дом, быт, ведение хозяйства, покупки — это было на нем. Я же имела возможность заниматься тем, о чем мечтала: играть в театре. Так жертвовать собой ради счастья близкого человека может далеко не каждый. А Володя делал это легко, без намека на то, что поступается чем-то ради твоих интересов… Его присутствие в жизни вселяло веру: какие бы трудности ни поджидали впереди, один на один ты с ними не останешься. Рядом всегда будет Володя, который поможет, посоветует, как лучше сделать… Он очень многому меня научил: тому, как надо строить отношения, как относиться к себе и окружающим. И я ему очень за это благодарна. — Но как случилось, что вы расстались? — Мы были вместе уже четыре года, когда отношения дали трещину. По моей вине. Возможно, мне казалось, что и другие мужчины в моей жизни будут такими, как Володя, и все они так же будут обо мне заботиться… Не знаю. Володя несколько раз звал меня замуж, но я отмахивалась. Мне казалось, что мы и так замечательно живем в гражданском браке. Зачем еще официально оформлять отношения?.. А за своего будущего мужа Юру я согласилась выйти замуж через четыре месяца после знакомства. Вот так все странно получается… Я рассталась с Володей, потому что сильно влюбилась в Юру. Он, как и я, актер Театра Маяковского. Роман закрутился, когда мы уехали на гастроли в Алма-Ату. Вернувшись в Москву, я решила уйти от Володи. Собрала чемодан (из квартиры, где мы жили, не взяла ничего, кроме своих вещей, даже фотографий, поэтому у меня нет ни одного снимка, где мы с Володей вместе) и ушла. Володя мне позвонил. Он тогда сказал: «Знаешь, мне очень нравится Юрка Соколов. Я рад, что ты сделала хороший выбор. Юра в вашем театре мне нравился больше всех…» — Неужели Владимир Александрович не пробовал вас вернуть? — Пробовал. Тогда же, перед тем как повесить трубку, он спросил: «Может, ты еще вернешься?» Но я скупо проронила: «Нет». Володя помолчал, а потом добавил: «Олька, ты всегда будешь сравнивать всех своих мужчин со мной. И я искренне желаю, чтобы это сравнение было в их пользу…» Все получилось так, как предсказывал Володя…


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции