Сюжет на обочине

 Леонид Гомберг
 24 июля 2007
 3487
Новый роман Дины Рубиной «На солнечной стороне улицы» (М.: Эксмо, 2006) ошеломляет. Поначалу кажется, что у него нет и не может быть аналогов ни в близлежащих пластах современной литературы, ни у самой писательницы в прошлом ее творчестве. Меньше всего это относится к фабуле: на этом поле или, вернее сказать, полях Рубина с присущим ей азартом и вдохновением как всегда мастерски разыгрывает и доводит до победного конца сразу несколько партий гроссмейстерского уровня.
Но вот внутренняя напряженность повествования, насыщенность значимыми деталями, их группировка и освещение, глубина контекстного слоя непривычны, чтобы не сказать неудобоваримы. Правда, только вначале. Потом — вчитавшись, перечитав (а я романы Рубиной всегда перечитываю, не успев даже перевернуть последней страницы) — понимаешь, что все эти неизвестно откуда взявшиеся переполненные тайники, на самом деле, закладывались писателем в ее прежних книгах: в недавних путевых очерках и «рассказах о любви», в отдаленной уже ташкентской повести начала 90-х «Камера наезжает». Сюжет романа выстроен на обочине криминальной истории, где-то подслушанной или прочитанной, а возможно, и придуманной. Небывалая по масштабам система наркотрафика, созданная в Советской империи неизвестной авантюристкой по кличке Артистка, находится, кажется, в центре какого-то иного повествования — грандиозного криминального действа, написанного самой жизнью. Ну, так же, например, как история о Розенкранце и Гильденстерне в интерпретации Тома Стоппарда сформировалась на периферии эпического «Гамлета». Роман Рубиной соприкасается с криминальной основой событий всего несколькими точками, а по большому счету, всего лишь одной — незавершившимся убийством Артисткой своего мужа, спившегося еврейского интеллектуала Миши Лифшица, отчима главной героини книги, художницы Веры Щегловой. В центре романа традиционная для Рубиной тема — становление личности художника вопреки неблагоприятным обстоятельствам, в данном случае формирование крупного мастера из нелепой провинциальной девчонки, казалось бы, конченой, даже не начавшись, не только для высокого творчества и больших идей, но и просто для нормальной жизни. Так ли уж непомерно далеки друг от друга мать — криминальная артистка Катя — и дочь — выдающийся художник Вера Щеглова? Не связаны ли они глубочайшим одиночеством, творческим эгоцентризмом, азартом борьбы и необузданным празднеством победы?.. От ответа на этот вопрос в значительной мере зависит смысл рассказанной истории. События в жизни матери и дочери Щегловых следуют то последовательно, то параллельно, то вообще в одной связке, как альпинисты при штурме вершины. Точкой отправления становится день возвращения матери из тюрьмы после пятилетнего заключения, к которому ее приговорил суд за тяжкое преступление. Рассказ возвращается в прошлое, неуклонно поднимаясь в будущее, — таким образом, процесс и результат смотрятся рядом, а оттого особенно наглядно и живо… Быстро меняющийся восточный город второй половины прошлого века — одна из самых загадочных страниц призрачной действительности, в которой пытается отыскать дорогу писатель. Недаром в повествование включены воспоминания друзей и родителей о Ташкенте, мало относящиеся к сюжету, но, судя по всему, особенно дорогие Рубиной. Вообще тема «разрушенных городов детства», их переход в иное качество — естественная и понятная тема постсоветской литературы с ее тщетой попыткой осознания новой реальности и, стало быть, бесконечных грез о прошлом. Но у Рубиной речь идет не вообще о согражданах, а о ныне исчезнувшей общности: «колониальных белых» — «особом типе людей, всегда готовых к неизведанному, гибких, покладистых к обстоятельствам и — рисковых… вечных караванщиках на привалах Великого Шелкового пути…» Сегодня Ташкент середины прошлого века остался разве что в их воспоминаниях. Романтический Шелковый путь сменился банальным бездорожьем. Но именно они, «колониальные белые», взвалили на себя ношу хранителей непреходящих (может быть, призрачных?) ценностей тысячелетий, канувших в Лету почему-то именно при нашей жизни…


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции