ПОСЛАНИЕ

 Римма Глебова, Израиль
 24 июля 2007
 2872
Сати лениво ползала в дебрях интернета, скользя равнодушно глазами по цветным картинкам и бегающим по экрану призывам купить то и это, послать перевод туда-то и тому-то, позвонить этой сияющей красотке или вот этой, познакомиться с лучшим мужчиной на свете, или вот с другим, тоже лучшим …
Она никогда раньше не прельщалась таким бесполезным созерцанием, но Арик просиживал у экрана много часов, что-то находил в этом занимательного, он даже книги и газеты с некоторых пор перестал читать и перестал покупать — зачем, когда в этом чудесном ящичке все можно найти, узнать, посмотреть, прочитать, а иногда и поиграть в «стрелялки», — прекрасное средство от усталости, говорил он. Сати тоже любила читать, не спеша и вдумчиво, но процесс обязательно должен был сопровождаться перелистыванием бумажных страниц или подробным рассматриванием модных одеяний гламурных красавиц в глянцевых журналах. Теперь книги покрывались нетронутой пылью на полках, толстую пачку журналов она выбросила и новые перестала покупать. Зато пристрастилась просиживать вечера после работы перед экраном. Тянуло, как магнитом, сесть в кресло, на котором сидел Арик, жать на клавиши, которых касались его руки, играть «мышкой», покручивая пальцем ее послушное колесико — точно так, средним пальцем, как крутил Алекс. В такие тихие, никем и ничем не нарушаемые минуты ей казалось, что муж стоит у нее за спиной и тоже рассматривает цветные картинки. «Зачем он умер, зачем он умер!..» — крутилась, словно вращаемая невидимым колесиком, неотвязная мысль. Иногда Сати начинала плакать, сквозь пелену слез продолжая смотреть на экран и водить послушной «мышкой» по синему коврику. Почему эта ужасная болезнь совершенно неожиданно набросилась именно на него, сожрав молодое и энергичное тело за считанные месяцы?!.. А как же дети, которых они собирались родить, двое детей, они непременно должны были у них быть, где они теперь?.. Нет — и не будет! Ничего не будет: ни радости, ни счастья, ни внимания, ни заботы — ровно ничего, только пустота, как, в сущности, пуст этот мелькающий картинками экран. Вдруг из безнадежной экранной пустоты выплыли буквы. Глазами Сати их видела. Еще не понимала смысла, но в мозг они уже проникли, уже запечатлелись там, и вдруг буквы — всего несколько строк — пропали с экрана, их закрыла какая-то глупейшая цветная реклама. Сати лихорадочно крутила колесико мышки, нажимала «Back» — обратно, всё было бесполезно, она разочаровано откинулась на спинку кресла, и тут буквы вдруг снова появились! Сати впилась глазами в черную надпись, возле которой возник прямоугольник с адресом. «НЕ ЖЕЛАЕТЕ ЛИ ОТПРАВИТЬ ПОСЛАНИЕ НА ТОТ СВЕТ УМЕРШЕМУ РОДСТВЕННИКУ ИЛИ ДОРОГОМУ ДЛЯ ВАС ЧЕЛОВЕКУ?». И шрифтом помельче: «Стоимость услуги 7 долларов». Безумие! Или чья-то неумная выходка. Неужели кто-нибудь способен откликнуться — и пошлет деньги? Хотя… разве это деньги? Мелочь. Сати взглянула на адрес вверху экрана, но что там поймешь — набор буковок и цифр… А вдруг эта странная «акция» завтра или еще сегодня вообще перестанет существовать? Ну и пусть пропадет, все равно это неуместная шутка. Конечно, найдутся такие, кто поверит и пошлет семь долларов, и кое-кто с радостью и хихиканьем потратит их на пиво… много пива, если много раз по семь… Сати почувствовала стеснение в груди и нарастающее волнение. Надо пойти и выпить чаю или кофе, но она не могла оторваться от кресла… Есть ТОТ СВЕТ или нет, ведь никто точно не знает. Нет оттуда весточек, нет ни писем, ни голосов. Нет ОТТУДА. Может, потому что нет ОТСЮДА? Боже мой, ну что ей стоит послать эти жалкие семь долларов? Ей, такой всегда трезвой и разумной. Да ничего не стоит. Пусть пиво пьют и смеются, пусть что хотят, то и делают… Вот тут надо свой обратный адрес указать… Может, кто-то ответит, хоть два слова. Типа: спасибо, дурочка. Или… или послание дойдет все-таки до адресата… Как бы ей хотелось, чтобы он получил хоть несколько слов… Что она любит его, что ей тяжело без него, и она не знает, уйдет ли эта тяжесть когда-нибудь… Сати написала короткое письмо, добавила свои координаты и послала семь долларов по указанному адресу. Проделав нужные операции быстро, изгнав все мысли, но со слезами на глазах. И письмо свое Арику даже не перечитала, это было выше ее сил. Вдруг отключилось везде электричество — на целых два часа!.. Наверное, из-за бушующей грозы. Когда гроза утихла, снова включился свет, зажужжал холодильник в кухне, но компьютер не заработал, на темном экране только холодно отражались блики от потолочного светильника. На следующее утро Сати вызвала мастера. Она даже на работу не пошла, позвонила и сказалась больной. Она действительно чувствовала себя разбитой, плохо спала ночью и встала с тупой головной болью. Отправленное накануне письмо, о котором хотелось забыть, как о несусветной глупости, не давало ни на чем сосредоточиться: кофе сбежал на белую, накануне вымытую плиту, чашка Арика, из которой он всегда пил, а теперь стала пить она, выскользнула из рук и разбилась, телефонная книжка нашлась только после долгих поисков… Но зато мастер, пожилой и угрюмый, обросший щетиной мужчина, пришел быстро. Осмотрел кабели и розетки внутри дома, потом вышел во двор и надолго пропал. Сати видела его через окно, потом он спросил приставную лестницу. Наконец, вернулся и включил компьютер. Экран засветился, заголубел, вспрыгнули на свои места «иконки», мастер пояснил с удовлетворением в голосе: «По причине грозы перегорел в наружном кабеле один проводок. Всего один, но я его нашел!». Он явно ожидал похвалы, но Сати только нетерпеливо переминалась, не читая, подписала счет, и мастер начал собирать в сумку инструменты, став еще более угрюмым. Сати видела, что ему хотелось поговорить, все равно — о компьютере или о чем другом. Может, он ждал, что ему предложат кофе, но ей хотелось, чтобы он быстрее ушел. Сати тут же присела, сначала проверила почту — пусто, потом стала искать вчерашнее объявление. Но его адрес, и еще несколько других, исчез, и отыскать его не удалось. Тем более что она была не сильна во всей этой премудрости и сама себя называла «чайником», с чем Арик всегда охотно соглашался. Да она при нем только письма подругам отправляла и читала ответы, этим и ограничивалась, ей не требовалось больше. Как она узнает, дошло письмо или нет?.. Нет, это действительно безумие: послать письмо — куда?! — и деньги, и еще ждать ответа… откуда? Сати никогда не узнала, кто получил ее послание, она только могла догадываться, что деньги кому-то дошли. Само собой, деньги дошли и были получены. Много денег, даже больше, чем требовалось. Если бы Сати узнала, НА ЧТО пошли ее семь долларов, она бы только порадовалась. Но есть вещи, которые нам знать не дано. ** …На открытой солнцу веранде сидела в легком плетеном кресле молодая женщина и, любуясь цветущей лужайкой, поглаживала свой высокий живот. Иногда поглядывала на фото в рамочке, стоящее на круглом чайном столике возле кресла. С фотографии улыбалась светловолосая кудрявая девочка, и женщина каждый раз тоже улыбалась в ответ. Девочки больше нет, она попала под машину вместе с велосипедом и котенком в привязанной сзади корзинке. Котенок в последний момент успел выскочить — животные всегда чувствительнее и быстрее на реакцию, чем люди, а девочки не стало. Пережить это было нельзя, да женщина и не пережила бы, если бы не муж. Ведь просто родить другого ребенка она не хотела. Ей казалось это предательством по отношению к своей девочке. Муж подсказал ей выход. Они продали свой большой красивый дом и купили другой, значительно меньше. Продали на интернет-аукционе бриллиантовое колье — подарок родителей на свадьбу — за хорошие деньги. Сумма получилась немалая, но и ее не хватало. Муж долго обдумывал разные варианты, он готов был пуститься в любые авантюры. И пустился. Пришли деньги. Все в маленьких незначительных суммах — семь долларов — что за деньги! Но переводов пришло так много, что теперь денег хватило на оплату всех процедур. Скоро девочка появится снова. Точно такая. Нет, не клон. Женщина не хочет употреблять такое противное слово. Будет та же дочка, только с другим именем. Говорят, нельзя прежнее имя давать. Какое счастье, что она сохранила локон своей девочки. И все ее гены в точности повторятся. *** Сати через год после совершенной ею глупости получила по электронной почте странное письмо. Неизвестный выражал ей свою безмерную признательность за посланные деньги. Сати пожала плечами и печально улыбнулась. Вот чудак. Ну, выпил пива и выпил. Или лишний раз в «Макдональдс» сходил. Получил, наверно, пару-тройку переводов, теперь от нечего делать, когда все давно о своих семи долларах позабыли, рассылает благодарности. Сати нажала команду «Удалить» и смешное письмо исчезло.


Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции