Американский соловей

 Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия
 5 октября 2007
 4322
Из США пришла печальная новость – от нас ушла величайшая американская певица ХХ века Беверли Силлс (1929-2007). Ее называли «американским соловьем», «королевой бельканто», «американской королевой оперы». Слава и популярность ее были беспримерны. Жизнь и творческий путь этой великой певицы был и счастливым, и трагическим.
Ее настоящее имя было Белл Сильверман. Она родилась в традиционной еврейской семье эмигрантов из Европы. Вот как она сама писала о своем детстве: «Моя мать приехала в Америку из России, а отец из Румынии. Они поженились, и у них было трое детей. Мы жили в бедном районе Бруклина, и выйти оттуда можно только одним путем – надо получить образование. В семье было ясно, что мой старший брат будет доктором, а другой брат тоже доктором.. А единственной уважаемой профессией для девушки из еврейской семьи была профессия школьной учительницы... Мать решила, что мне следует учиться петь, танцевать чечетку и играть на пианино. Я выступала в детской радиопрограмме «Радужный дом дяди Боба». Девочку прозвали «Бабблс» («Шипучка») за веселый характер и кипучую энергию. В доме была коллекция пластинок с записями выдающейся итальянской певицы Галли-Курчи – 22 арии, и к семи годам маленькая Белл уже знала наизусть все арии. На ее музыкальную одаренность обращали внимание все окружающие. Она была настоящим вундеркиндом. Ее мать прочитала объявление, что на радио приглашают подростков для передачи «Любительский час». Вот что вспоминает об этом сама Силлс: «Я пошла туда, меня взяли... и пригласили выступать каждую неделю. Как-то руководитель программы сказал маме: «Вашей дочери надо обязательно учиться петь». Однажды мама увидела обложку журнала, где было написано: «Эстелл Либлинг – педагог всемирно известных певцов»... Мы поехали к ней. Мисс Либлинг сказала: «Оставьте девочку у секретарши, а я послушаю, как вы поете». Мама сказала: «Нет, нет, речь идет о моей дочери». Либлинг возразила: «Я не занимаюсь с детьми». Я все-таки вошла, спела, и мы не расставались 35 лет». Это был единственный педагог будущей звезды. Либлинг не брала плату за занятия – девочка обладала выдающимся дарованием, но семья Сильверман не могла оплачивать уроки.

Когда Белл исполнилось всего 15 лет, Либлинг отвела ее к импресарио, который предложил молоденькой певице гастроли по Америке со спектаклем «Веселая вдова» Гилберта и Салливана (популярные оперные композиторы в англоязычных странах – Прим. автора). Позже Силлс стала исполнять роль Виолетты в опере «Травиата». Вечером пела в спектаклях, а днем небольшая труппа переезжала на автобусе из города в город. Так продолжалось около десяти лет. Это была отличная практика для начинающей певицы. «В то время в Америке певцу было очень трудно зарабатывать на жизнь, – вспоминает Силлс. – Не было местных оперных трупп, не было никаких возможностей для молодых американских артистов». В США было всего три оперных театра: Метрополитен, Чикагская и Сан-францисская оперы, которые приглашали звезд, в основном из Европы. И был только один оперный театр «Нью-Йорк Сити Опера», который приглашал американских исполнителей, туда и устремилась молодая Силлс. Высокая, рыжеволосая, хорошо сложенная, она эффектно выглядела на сцене, и у нее уже был большой музыкальный опыт. «Я проходила пробу в этот театр девять раз... Наконец, я попросила узнать у директора г-на Розенштока, почему он продолжает вызывать меня на прослушивание, если ему не нравится, как я пою... Он считал, что у меня феноменальный голос, но никакой индивидуальности... Но однажды, проходя мимо, сказал: «Так, все». Так начались мои 25 лет в этом театре».

Вскоре Силлс уже пела ведущие партии в операх Моцарта «Дон Жуан», «Волшебная флейта», во многих современных американских операх, например, «Баллада о Беби До» композитора Дагласа Мора. У Силлс было феноменальное колоратурное сопрано, настоящее бельканто. Она была просто создана для опер Россини, Доницетти, Беллини. Своим дивным голосом она отличалась от итальянских примадонн того времени – Калласс, Тебальди, Оливеро, Стеллы и др., у которых не было такой красивой и легкой колоратуры.

Очень быстро Силлс стала примадонной «Нью-Йорк Сити Опера», но в «Метрополитен» ее не приглашали, так как там, в основном, пели европейские оперные звезды. Все это было из-за позиции всевластного директора театра Р. Бинга. В 1956 г. Силлс вышла замуж за журналиста и издателя газет Питера Гриннофа. Их брак по любви был омрачен большим несчастьем: дочь Маффи родилась глухой, а сын Питер – умственно-отсталым. Горе родителей было очень велико. Силлс перестала петь и ушла из театра. Сына пришлось поместить в специальный интернат, а дочь осталась в семье, и мать много занималась с ней, чтобы помочь девочке преодолеть физический недостаток. Усилия семьи увенчались успехом, и позже дочь смогла жить самостоятельно и работать. В течение двух лет, пока Силлс не выступала, художественный руководитель театра и дирижер Джулиус Рудель – друг и почитатель певицы, писал ей письма, сообщал о новых постановках и всячески ее поддерживал. В один прекрасный день он просто прислал Силлс расписание репетиций и выступлений и заставил вернуться в театр.

Певица понимала, что жить вне сцены не сможет. «Я чувствовала, что если смогу пережить горе, то смогу пережить все». Вернувшись в театр, Силлс спела Клеопатру в специально поставленной для нее редкоисполняемой опере Генделя «Юлий Цезарь» (опера никогда не шла в США). Исполнение Силлс – ее пение, игра, костюм и вся постановка под руководством Д. Руделя произвели неизгладимое впечатление. В том же сезоне Б. Силлс исполнила главную партию в опере Массне «Манон», обе постановки имели оглушительный успех. Огромное впечатление на публику произвело исполнение всех трех женских персонажей в труднейшей опере Оффенбаха «Сказки Гофмана». Обычно партии Олимпии, Джульетты, Антонии поют разные певицы, но Силлс нарушила традицию. К счастью, все постановки были записаны на пластинки, позже переписаны на компакт-дисках и до сих пор пользуются огромным успехом. Один из критиков в Нью-Йорке писал: «Туристам следует знакомиться с достопримечательностями в следующем порядке: вначале Белл Силлс в роли Манон, затем статуя Свободы и небоскреб Эмпайр Стейтс Билдинг».

Вскоре последовали выдающиеся работы певицы в операх Доницетти «Анна Болейн», «Мария Стюарт» и «Роберто Девирэ», где она исполняла роли королев. Казалось, труднейшие оперные партии специально написаны для выдающихся вокальных и сценических данных Белл Силлс. Ее искусство достигло небывалых высот, о певице заговорила вся Америка, она стала абсолютной примадонной оперы. Беверли Силлс давала сольные концерты и пела вокальные партии в симфониях Малера, ее слава докатилась и до Европы, где ее практически не знали. В апреле 1969 г. состоялся ее дебют на сцене «Ла Скала», где специально для Силлс поставили редчайшую оперу Россини «Осада Коринфа», не шедшую в театрах Италии с 1853 г. Более 100 лет просто не было певцов, способных исполнить эту оперу. Вместе с Силлс в спектакле пели американские певцы М. Хорн (меццо-сопрано), Д. Диас (баритон), а дирижировал американец Т. Шипперс. Успех спектакля был просто небывалый, Силлс провозгласили величайшей исполнительницей бельканто ХХ века. «Некоторые американцы говорили, что оперу следовало бы переименовать в «Американскую осаду», смеялась Силлс. Ошеломляющий успех «Осады Коринфа», наконец, подготовил запоздалый дебют Силлс в «Метрополитен опера» в 1975 г. К этому времени Бинг уже вышел в отставку, хотя позже признал, что нежелание пригласить Силлс в театр было его большой ошибкой. Она пела в «Метрополитен» четыре сезона, не покидая сцены «Нью-Йорк Сити Опера». В 60-е и 70-е годы Силлс много гастролировала в Европе и Южной Америке и сделала многочисленные записи, в том числе на видео. В последние годы на DVD вышли с ее участием «Травиата», «Роберто Девирэ», «Дочь полка». Когда смотришь эти записи или слушаешь компакт-диски, пение Силлс потрясает.

В 1979-м Силлс исполнилось 50 лет, и она ушла со сцены после 25-летней блестящей карьеры, хотя могла бы еще петь. В это же время Д. Рудель также покинул пост директора Нью-йоркской оперы, и, естественно, его преемницей на этом посту стала Беверли Силлс. Она в течение 10 лет возглавляла свою Alma-Mater и многое изменила в театре: помогала начинающим молодым певцам, расширила репертуар за счет современных постановок, поддерживала американских композиторов и заказывала им новые оперы. Силлс увеличила число телепередач Нью-йоркской оперы и первая ввела практику – давать английские субтитры, если спектакль исполняется на иностранном языке. Она сумела расширить оперную аудиторию, ее заслуги в развитии оперного искусства в США трудно переоценить. Беверли Силлс получила премию Эдисона за исполнение партии Манон, а также премию Grammy. Ее портреты красовались на обложках журнала «Time» и «Newsweek». Ее обожала вся Америка, даже далекие от оперного искусства американцы знали «американского соловья» – Беверли Силлс, еврейскую девушку, которая своим искусством покорила мир.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!