Королева русского романса

 Валентина ТЕРСКАЯ, Россия
 7 января 2008
 6696
Изабелла Юрьева была яркой звездой российской эстрады 1930-1950-х годов. Недаром эту ослепительную женщину и незаурядную певицу называли “Мадам вечный аншлаг”, “Королева русского романса”. Казалось бы, еще совсем недавно – в сентябре 2002-го – певица отмечала свой 100-летний юбилей. Она сидела на сцене в красивом платье, буквально утопая в цветах, и слушала, как в ее честь наши нынешние звезды – Иосиф Кобзон, Галина Улетова, Нани Брегвадзе и другие пели романсы из ее репертуара.
Н ичего подобного мне не доводилось раньше ни видеть, ни слышать. Это был каскад искренней любви, уважения и преклонения перед жизненным и творческим подвигом великой певицы. Ведь Изабелла Даниловна Юрьева осталась верна романсу не только в пору его расцвета, но и в кровавые 1930-е годы, и в глухие 1950-е. Она помогала слушателям прикоснуться к тому огромному песенно-романсовому пласту, который, казалось, навечно исчез с музыкального фона нашей страны, вытесняемый бурным потоком бравурных патриотических песен.

На том памятном юбилейном концерте в «России» каждый из присутствовавших в зале, наверное, «примерял» тот или иной романс и песню на себя, свои ассоциации. А я внутренне гордилась тем, что мне не единожды доводилось встречаться и говорить с этой удивительной певицей.

…Это произошло в ресторане ВТО, что когда-то находился на улице Горького (ныне Тверской), где днем часто обедали артисты. Там-то я впервые столкнулась и познакомилась с живой легендой. «Мадам вечный аншлаг 30-х годов». Благородная красота, природная женственность, безупречный вкус в одежде и утонченные манеры резко отличали Изабеллу Даниловну Юрьеву от пестрой и разноликой массы, заполнявшей зал ресторана ВТО.

В памяти невольно всплыли тогда фрагменты ее песен: «Если можешь, прости», «Только раз бывают в жизни встречи», «Жалобно стонет ветер осенний» и, конечно, «Саша, ты помнишь наши встречи». Разумеется, я не могла упустить возможность пообщаться с Изабеллой Даниловной, тем более что редакция журнала «Советская эстрада и цирк», в которой я в ту пору работала, не прочь была рассказать об этой удивительной певице и женщине.

Перелистывая сегодня, спустя много лет, свой журналистский блокнот, я нашла в нем тогдашние торопливые записи беседы с «царицей романсов», как называли в народе Изабеллу Юрьеву. Ведь диктофоны в ту пору еще не вошли в журналистскую практику…

…Родилась Изабелла Юрьева в Ростове-на-Дону 7 сентября 1902 года. Отец Даниил Григорьевич был мастером по театральным шляпам. Мать Софья Исааковна изготавливала своеобразный реквизит — парики, накладные усы и бороды. В семье было пятеро детей — четыре сестры и брат. Большая дружная еврейская семья.

Рассказывает Изабелла Юрьева

НАЧАЛО


— Моя певческая карьера началась как бы совершенно случайно, — задумчиво сказала Изабелла Даниловна. — Однажды в городском парке был традиционный любительский концерт. Не знаю почему, но я вдруг отважилась выступить на нем тоже. Это был какой-то безотчетный импульс, свойственный юности. Как сейчас помню, спела тогда «По старой калужской дороге». Этот романс привлекал меня своей романтичностью, волновал девичье воображение. Выступление прошло с успехом. Видимо, публику подкупила непосредственность и искренность, выражение моих собственных переживаний. Я решила испытывать судьбу и дальше.

Особенно меня окрылили слова профессора из Петербурга, который сказал, что у меня природная постановка голоса, довольно уникального контральтового меццо, который встречается очень редко.

Я стала петь в кинотеатрах перед началом сеансов. В довоенные годы такие встречи с публикой широко практиковались и способствовали пробуждению интереса к вокальному искусству. С сольным концертом я впервые выступила в Москве. Состоялся он в престижном тогда саду «Эрмитаж». Потом начались гастроли по всей стране.

ЛЮБИМЫЙ ИОСИФ

— Мне повезло как в творчестве, так и в жизни, — продолжала неторопливый рассказ Изабелла Юрьева. — Мой муж, с которым мы прожили счастливые 46 лет, был всегда рядом, боготворил и обожал меня, как в первые дни знакомства.

А познакомились мы довольно своеобразно. В 1925 году после одного из концертов ко мне подошел симпатичный молодой человек и представился: Иосиф Аркадьев (Эпштейн) — юрист. Он наговорил мне массу комплиментов и… вскоре мы поженились. Муж оставил ради меня адвокатскую карьеру и стал моим администратором. Иосиф был не только талантливым организатором, но и неплохим поэтом. Он автор моих любимых романсов «Ласково взгляни», «Весенняя песенка» и «Если можешь — прости».

«САША» ДЛЯ ОТЦА НАРОДОВ

В своей жизни я встречалась со многими интересными людьми. С некоторыми — Зощенко, Бернесом, Короленко поддерживала дружеские отношения. Мне доводилось выступать перед папанинцами, Валерием Чкаловым, перед легендарными летчицами — Осипенко, Гризодубовой и Расковой, совершившими героический перелет на Дальний Восток. Бывала и в Кремле. Сталин очень любил слушать моего «Сашу». Правда, подобные «спецмероприятия» меня больше угнетали, чем радовали. Я не любила выступать на концертах-застольях под пристальным и тяжелым взглядом «отца народов». Тем более что мой лирико-интимный репертуар не попадал в ногу с бравурными, жизнеутверждающими маршами. Я намного комфортнее чувствовала себя перед обычной публикой, которая, я знаю, любила меня, любила мои песни и романсы.

К своей популярности я всегда относилась весьма спокойно. Никогда не стремилась искусственно раздувать ее, привлекая к себе внимание какими-нибудь выходками и слухами о себе. Но не от самоуверенности, а от... близорукости. Близорукость, как и голос, у меня врожденная. Только я никогда не носила очков все из-за врожденного кокетства.

Годы войны я провела во фронтовых бригадах. Поначалу пела на вокзале перед безусыми мальчиками, которые шли на войну защищать Родину. Шли по зову сердца. Пела и плакала. А потом и сама отправилась к ним туда с концертами, чтобы обогреть их души.

Испытать довелось многое. Пела в землянках на передовой, пела в освобожденных городах. Люди тепло принимали мои довоенные песни. Они стосковались по мирной жизни, по нежности и теплу.

**

Перечитывая свои записи в журналистском блокноте, вспоминаю, какой она была в минуты нашего неторопливого разговора — красивая, светлая и ...молодая, хотя ей было тогда уже немало лет. Изабелла Юрьева покинула сцену в расцвете творческих сил. Почему?

— Надо иметь мужество вовремя уйти, чтобы остаться в памяти современников молодой, полной сил, на пике творчества… — ответила мне Изабелла Даниловна.

Она была удостоена официального звания народной артистки сравнительно недавно, хотя была ею с первых шагов на сцене. Изабелла Юрьева при жизни была увековечена памятной звездой перед концертным залом «Россия».

Компакт-диски с записями песен Изабеллы Юрьевой «Очи черные», «Нищая», ставшие подлинной классикой, разошлись мгновенно. И неудивительно — в ее песнях доверительность интонации, лиризм, обращение к каждому. Это волнует сердца, импонирует всем независимо от возраста и общественного положения.

Изабелла Даниловна никогда не знала, что такое «фанера», и не представляла, как может певец опуститься до этого, если он уважает себя и с уважением относится к публике.

Вспоминаю эпизод, когда на ее юбилее Иосиф Кобзон предложил Изабелле Юрьевой спеть под фонограмму. Ее возмущению не было границ. «Как смогу, так и спою!» — сказала она. И спела «Хризантемы». Это был живой, теплый, ее неповторимый голос. Забыть это невозможно...



Комментарии:

  • 2 декабря 2010

    Гость

    Спасибо!!!Прочитала на одном дыхании!!!
    Галина

  • 18 апреля 2010

    Гость

    да в сентябре 1999 года Изабелла Даниловна отмечала юбилей, а не в 2002!

  • 9 апреля 2010

    Гость

    поражаюсь ее таланту, силе духа и жизнелюбием!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции