От смешного до грустного… один шаг

 Валентина Терская, Россия
 8 сентября 2008
 3898

…Вся взмыленная, я вскочила в никулинскую машину. Он только недавно привез ее из-за границы, где был на гастролях, и очень гордился ею. Во весь опор мы помчались на Бронную. Подъехали за несколько минут до начала спектакля. Возле входа в театр было полно народа. Когда из машины вылез Никулин, все, как по команде, кто взглядом, кто бегом устремились к нему. А он, солидно обойдя свой шикарный лимузин, подошел к дверце, распахнул ее и громко, своим характерным никулинским голосом изрек, обращаясь к толпе: «Дорогу моей королеве!»…

Одна из вершин Саянских гор, что в Восточной Сибири, названа именем Юрия Никулина. Высота ее 1921 метр. Удивительное совпадение — это год рождения великого артиста.

Возвращаясь мысленно в 1960–1970-е годы, когда я работала в журнале «Советская эстрада и цирк», вспоминаю бессменного члена нашей редколлегии — Юрия Никулина, артиста цирка, — молодого, энергичного, остроумного. Редакция журнала «жила» тогда в здании цирка на Цветном бульваре на втором этаже, и мы волей-неволей находились в самой гуще всех цирковых событий.

В дни школьных каникул на арене шли веселые представления, участниками которых непременно были Никулин и Шуйдин. Юрий Владимирович обожал детвору и играл для нее с удовольствием. Играл на «полную катушку», а не в «полноги», как принято говорить у артистов. Он придерживался заповеди: «Для детей надо играть так же, как и для взрослых, только еще лучше».

У меня до сих пор перед глазами его Карабас-Барабас в одной из новогодних программ. Сам спектакль забылся, а вот никулинский Карабас помнится до сих пор. Умопомрачительный наряд, в котором он выступал, был придуман им самим. Представьте себе картину: он появляется перед публикой в женском розовом трико. Помните, были такие — китайского производства с начесом и этикеткой «Дружба». Вот в таких и был Карабас-Барабас. А физиономия у него при этом была свирепой, и весь он был в татуировках, которые, кстати, Никулин рисовал сам. На боку у него висела огромная сабля. Он старался всячески устрашить детвору, но она почему-то совсем не боялась, а, наоборот, во-всю хохотала. Не оставались равнодушными и взрослые.

Артист явно работал на детей, но реагировали и взрослые, потому что все мы всю жизнь остаемся в известной мере детьми. Видимо, энергетика добра, исходящая от Никулина — человека и актера, — была настолько сильной, что невольно передавалась всем без исключения.

А дети реагировали на нее со свойственной им непосредственностью. Никулин — Карабас-Барабас пришелся им по душе. Они восторженно встречали каждое его появление и вместе с ним совершали увлекательное путешествие в мир сказок.

В моем журналистском блокноте сохранилась запись тогдашней беседы с Юрием Владимировичем на тему «Цирк и дети».

– Я получаю удовольствие от своего героя, — поделился он. — По ходу действия сам придумываю веселые реплики, всякие «хохмы» и от души веселюсь с моими юными зрителями. Особенно радует, когда они реагируют так, как мне хотелось бы. Добиться этого бывает не так-то просто. Ведь дети улавливают малейшую фальшь и наигранность. Их обмануть невозможно. С ними надо быть предельно искренним и открытым, играть на полном серьезе, а не притворяться веселым.

– А как, по-вашему, почему дети из всех искусств больше всего любят цирк? — спросила я.

– Потому что он немногословен. Речь требует мышления, способного к абстрагированию, а у ребенка оно развито еще недостаточно. Чтобы понять, он должен прежде всего увидеть, ощутить, почувствовать. Неслучайно существует поговорка: «Кто обжегся на молоке, дует на воду». Познание жизни опытным путем — самое надежное. Жесты, мимика, движения, краски — специфический язык цирка — понятен детям лучше всего. От артиста здесь требуется огромное мастерство, чтобы довести до них всю мысль с помощью пантомимы.

***

Таким мастерством наивный бессребреник Юрий Никулин обладал в полной мере и этим запомнился моему поколению.

Солдат двух войн — белофинской и Великой Отечественной, — он знал и ценил людей, трогательно относился к детям и вообще любил жизнь. Он получал мешки писем. Частенько, приходя на заседание редколлегии, читал их вслух всем нам. Почему-то в памяти «осело» одно из них. «Дорогой товарищ Никулин! Я сказал своему другу, что вы лучший артист на свете, а он сказал, что лучший — Райкин. Я его избил. Поэтому нахожусь сейчас в исправительно-трудовой колонии. Прошу прислать мне немного денег на курево».

Были письма с приглашением приехать, погостить, отдохнуть. Другие, наоборот, предлагали те или иные услуги. Сейчас ругаю себя за то, что не запоминала репризы, хохмы, забавные случаи, которые бывали на наших «капустниках»-заседаниях. Ведь Ардов, Благов, Богословский, Поляков, Утесов и Никулин совершенно серьезно состязались в острословии. Хотя… Вспоминаю хохму, рассказанную Никулиным. Куда-то кого-то надо было устроить, и Моргунов (один из знаменитой тройки Никулин–Моргунов–Вицин — Балбес–Бывалый–Трус) позвонил какому-то чиновнику и серьезно сказал: «К вам приедет внучка пионера Павлика Морозова. Помогите ей, пожалуйста». Не уловив всего идиотизма сказанного, а услышав лишь магическое имя, чиновник обещал помочь.

Вообще с Евгением Моргуновым происходили всяческие казусы. Однажды Никулин со смехом рассказал о другом забавном случае. Снимали фильм «Самогонщики». Моргунов с аппетитом ел бутерброды и незаметно вместе с ними съел и наклеенные усы. Начались съемки, а усов нет. В панике помчались за новыми…

Со мной тоже однажды произошел забавный случай, в котором главную роль сыграл Юрий Никулин. Шла очередная редколлегия и, как всегда, было весело и интересно. Но на этот раз мне было не до веселья. Я опаздывала на свидание. Мой поклонник пригласил меня в Театр на Малой Бронной и ждал в условленном месте — возле театра.

Я сидела как на иголках, с нетерпением ожидая окончания «говорильни», которой не видно было конца. Юрий Владимирович заметил мое ерзание и спросил: «Ты что, в туалет хочешь?» Я шепнула ему на ушко, что опаздываю на свидание в театр. Он понимающе подмигнул и тоже шепнул: «Не волнуйся, успеешь. У меня новая машина, домчу, как королеву». И тут же сам стал «закруглять» заседание редколлегии.

Вся взмыленная, я вскочила в никулинскую машину. Он только недавно привез ее из-за границы, где был на гастролях, и очень гордился ею. Во весь опор мы помчались на Бронную. Подъехали за несколько минут до начала спектакля. Возле входа в театр было полно народа — не то, что сейчас. Когда из машины вылез Никулин, все, как по команде, кто взглядом, кто бегом устремились к нему. А он, солидно обойдя свой шикарный лимузин, подошел к дверце, распахнул ее и громко, своим характерным никулинским голосом изрек, обращаясь к толпе: «Дорогу моей королеве!»

Всклокоченная, возбужденная и совсем без королевского лоска, я вылезла из машины. Публика была явно разочарована. А Никулин подмигнул мне и шепнул: «Не тушуйся! И привет, до следующей редколлегии». Я осталась среди ошарашенной толпы и перед не менее обескураженным поклонником.

Кстати, когда мы ехали в машине, Никулин рассказал мне анекдот:

– Мама, купи мне обезьяну, — просит дочка.

– Но чем мы будем ее кормить? — отвечает мама. — Ей ведь особая еда требуется.

– А ты купи обезьянку в зоопарке. Там ведь написано: «Кормить обезьян строго запрещается!»

Я не осталась в долгу и выдала ему свой любимый анекдот тоже о братьях наших меньших, и он пришелся Никулину по душе.

Встречаются два соседа на лестничной площадке:

– Слушай, почему у тебя так орет кот?

– А я его мою.

– Ну и что? Я своего тоже мою.

– А я своего еще и выжимаю.

Потом, встречаясь за кулисами цирка, Юрий Владимирович обычно подмигивал и говорил:

– Ну что — выжимаешь?

Он знал, что я неравнодушна к кошкам, и ему это явно нравилось.

Как-то разговаривая с ним до начала редколлегии, я со свойственной молодости непосредственностью спросила:

– Вот вы играли в фильмах серьезные роли — «Чучело», «Ко мне, Мухтар!», «Когда деревья были большими», а вас все равно воспринимают как любителя выпить, опохмелиться, а песня «А нам все равно…» стала чуть ли не гимном.

И знаете, что он ответил?

– Я ассоциирую себя с народом. Если нравлюсь ему таким, то пусть будет так. Если в таком образе я ему ближе и понятнее — я не в обиде.

И рассказал случай:

– Как-то я навещал могилу друга. Навстречу шли люди с похорон. И вдруг увидели меня. Скорбные лица просветлели. Некоторые стали подталкивать друг друга локтями, подмигивать, перешептываться. И улыбаться. И я ощутил свою силу — вселять в людей, даже скорбящих и опечаленных, если не веселье, то какой-то оптимизм, тягу к жизни, добру и свету.

 

Да, Юрий Никулин всегда будет отождествляться у нас с улыбкой, веселыми анекдотами и открытостью со всеми и во всем. Есть люди, которые входят в память надолго, а иногда и навсегда, — таков Юрий Владимирович Никулин — волшебник нашего времени, человек, гражданин, артист.



Комментарии:

  • 21 апреля 2010

    Гость

    Нет, не еврей. Юрий Никулин - русский.

  • 15 марта 2009

    Гость

    Очень добрая и интересная статья. С удовольствмем её прчитал. Остался только один ? - еврей ли он. Надо было сказать!


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции