Евгений Кисин: услышать будущего зов

 Яков Коваленский
 5 октября 2009
 4166

Наш великий соотечественник Евгений Кисин известен во всех уголках земли: он концертирует по всему миру. После двухлетнего отсутствия в России в мае 2009 года музыкант дал два концерта в Москве. Из вундеркинда он превратился в крупнейшего пианиста XXI века. Кисин — великий виртуоз, мыслитель за роялем, вдохновенный интерпретатор классического наследия прошлых веков. Он многогранен, его пианизм всеобъемлющ и охватывает все пласты фортепианной музыки. Им восхищаются миллионы людей. Караян, услышав его, когда Евгений был еще мальчиком, плакал! Много лет назад один из авторитетнейших музыкальных журналов, английский Gramophone, назвал его очень просто: «Гений!».

Сольный концерт пианиста был посвящен памяти великого российского дирижера Е.Ф. Светланова (1928–2003). Программа включала произведения Прокофьева и Шопена: два полюса фортепианного искусства. Кисин играл три пьесы из фортепианной сюиты балета «Ромео и Джульетта»: «Джульетта-девочка», «Меркуцио» и «Монтекки и Капулетти» — три небольших прокофьевских бриллианта, а также Сонату №8. Выбор отрывков из музыки балета — безупречный, так как это три основные пьесы, характеризующие главных героев. Особенно волнующим было исполнение «Монтекки и Капулетти» с ее изумительной суровой и воинственной темой. Соната №8 была написана композитором в 1944 году, в самый разгар Великой Отечественной войны. 
Первым ее исполнителем был Э. Гилельс, и он создал определенный стиль ее исполнения. Кисин по-своему подходит к этому сочинению и выделяет лирическую сторону первой и второй частей сонаты. Вторая часть, Andante sognando («медленно, как бы во сне»), — нежный вальс, и он несет отголоски вальса Наташи Ростовой из оперы Прокофьева «Война и мир», которая сочинялась в те же годы, что и соната. Это необыкновенно красивая и теплая музыка. Третья часть, Vivace («очень быстро»), — это натиск, борьба, сражение, неумолимое движение к финалу. Звуковой и динамический контраст между частями создал необыкновенный эффект: радостное начало и жесткий, все увлекающий за собой звуковой напор в финале. Интересное и своеобразное исполнение.
Второе отделение было отдано Шопену. Кисин исполнил Полонез-фантазию, три мазурки, восемь этюдов. Шопен — один из самых любимых композиторов пианиста. Он исполнял и записал на CD почти все произведения Шопена: сонаты, скерцо, баллады, прелюдии, экспромты, полонезы, часть мазурок и оба фортепианных концерта, которые блестяще сыграл еще в тринадцатилетнем возрасте.
Весь Шопен, сыгранный Кисиным на концерте в Москве, был просто изумительный. Пианист сотворил маленькие поэмы из этюдов: страстные, возвышенные, иногда меланхолические. Во всей этой музыке была радость жизни, особенно в этюдах № 5 и 6 из op. 25 и этюдах № 5 и 12 из op. 10. А нежные и рафинированные мазурки просто сверкали.
Особо хочется сказать о Полонезе-фантазии. Это сочинение было написано композитором в 1846 году, незадолго до смерти (Шопен умер в 1849 году) и, по существу, несет печать прощания с жизнью. Кисин подчеркивает нежный, печальный и даже трагический характер произведения. Такая трактовка очень убедительна и не похожа на принятое исполнение этого произведения.
На бис музыкант исполнил «Ноктюрн» Шопена, соч. 27 № 2 (исключительно тонко сыгранный), пьесу Прокофьева «Наваждение» и «Венский вальс-каприс» Шуберта — Листа. Публика восторженно приняла игру пианиста, он покорил зал, и в завершение концерта зрители стоя устроили пианисту овацию. Это ли не признание исключительного дарования Кисина?
Второй концерт пианист играл с оркестром «Виртуозы Москвы» под управлением прославленного маэстро Владимира Спивакова. Это был один из юбилейных концертов оркестра. В концертном сезоне 2008/2009 года камерный оркестр «Виртуозы Москвы» отмечал свой тридцатилетний юбилей. Оркестр был организован и выпестован замечательным российским скрипачом и дирижером Владимиром Спиваковыми, его бессменным руководителем. К этому празднику музыканты подготовили новые программы и выступали с ними по всей стране: гастроли прошли в 43 городах России — от Владивостока, Магадана, Якутска до Мурманска, Калининграда и Краснодара. В юбилейных концертах принимали участие мировые звезды: Миша Майский, Максим Венгеров и, наконец, в мае 2009 года Евгений Кисин.
В программу юбилейного концерта вошли оркестровые переложения хоральных прелюдий Баха, сделанные М. Регером («О, человек, оплакивай свои грехи») и Ю. Орманди («Господь, моя радость»), а также раннее сочинение выдающегося композитора, реформатора музыки XX века Арнольда Шенберга (1874–1951) «Просветленная ночь», соч. 4. Оно было написано в 1899 году для струнного секстета, но на концерте исполнялось в авторском переложении для струнного оркестра. Это сочинение навеяно стихотворением «Женщина и мир» из поэмы «Двое людей» немецкого поэта-импрессиониста Р. Демеля (1863–1920). Сочинение Шенберга имеет явно выраженный романтический характер: холодная ночь, лунный свет, мужчина и женщина и их восторг перед красотой природы. Композитор тонко передал оттенки настроений, и оркестр точно исполнил это сочинение, музыкальные образы были полны изумительных нюансов. Оркестр «Виртуозы Москвы» не зря славится своим звуком: все было сделано легко, изящно и возвышенно.
Во втором отделении оркестр играл с Кисиным Первый фортепианный концерт Бетховена, соч. 15, написанный в 1795–1798 гг. Это произведение относится к раннему периоду творчества композитора, но уже здесь чувствуется бетховенская мощь и энергия. Кисин превратил это сочинение в бесконечно красивый музыкальный поток, легкий, прозрачный и жизнерадостный. Энергия пианиста била через край. При этом вся игра была продуманна и соответствовала замыслу композитора. Вторая часть концерта Largo — изумительной красоты. Евгений играл ее на одном дыхании с бесконечным и красивым legato. Солист и оркестр слились в одном порыве, чтобы воссоздать бетховенский шедевр. На бис Кисин исполнил «Первый венгерский танец» Брамса — ярко, с характерными венгерскими интонациями, и ноктюрн Шопена соч. 48 №2 с необыкновенными rubato и legato, а в заключение — вальс Шопена соч. 64 №1.
Концерты Кисина показали, что его искусство со временем еще более расцвело. Он выдающийся мастер, настоящий продолжатель великой русской фортепианной школы, основанной в XIX веке братьями Антоном и Николаем Рубинштейнами и овеянной именами С. Рахманинова, А. Скрябина, Э. Гилельса, С. Рихтера, К. Игумнова, Г. Нейгауза, Я. Флиера. Евгений Кисин стоит в одном ряду с ними. Он — настоящий маг фортепиано, выступающий с лучшими оркестрами и дирижерами мира. Числу наград и премий — «Триумф», Grammy, имени Д. Шостаковича, Г. фон Караяна, А.Б. Микеланджели, Академии Chigiana в Сиене (Италия), почетная степень доктора музыки Manhattan School of Music (2001), Echo Klassic (2002 и 2005) и др. — может позавидовать любой из концертирующих исполнителей XXI века. В его игре нет никаких внешних эффектов. Все строго, серьезно, глубоко, но все согрето внутренним огнем. Настроение и подъем чувств, которые пианист создает в зале, требуют не только таланта и мастерства, но и Б-жьей искры, заложенной в нем. К счастью, Евгений не страдает звездной болезнью — он добр, отзывчив, общителен, любит своего единственного педагога Анну Павловну Кантор и своих родителей.
Талантливый человек талантлив во всем. Кисин обладает несомненным литературным даром: выступает с чтением стихов русских (А. Ахматова, Н.Турбина и др.) и израильских поэтов. Для программки своего концерта Евгений Кисин написал замечательное эссе о Евгении Светланове. В нем он поставил очень важный вопрос: «Может ли гений быть в полной мере понятым всеми при жизни?» И отвечает: «Наверное, нет». Известна трагедия непонимания и отторжения между великим Светлановым и его оркестром. Этот вопрос можно отнести и к судьбе самого Кисина. Все ли слушатели и зрители, которые восхищаются им, понимают до конца, что они живут в одно время с музыкальным гением, творцом, отмеченным Б-жественным провидением? Некоторые интерпретации Кисина-исполнителя не всегда принимают и понимают его современники. Но гений — это сотворец великих классиков, и именно он открывает то новое, что не всегда сразу понимается людьми. В этом и состоит отличие гения от таланта. Кисин своей игрой опережает наше время. Его исполнение и запись всех фортепианных концертов Бетховена, концерта Моцарта № 24, концертов, сонат и прелюдий Шопена — уникальны. Список его открытий в музыке огромен. Для него музыка — это все! Именно об этом писал великий поэт Борис Пастернак:
Цель творчества — самоотдача,
А не шумиха, не успех.
Позорно, ничего не знача,
Быть притчей на устах у всех.
Но надо жить без самозванства,
Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов.
…И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица,
Но быть живым, живым и только,
Живым и только — до конца.
 

Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия

 



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!