Малаховка обетованная

 Наталья ЧЕТВЕРИКОВА
 19 июля 2011
 7558

«Я произнесу: “Малаховка” — и у вас, молодых, ни одна струна в сердце не дрогнет… А я там ребенком прикоснулась к настоящему искусству: там впервые вышла на сцену, да можно сказать, я получила образование и воспитание в Малаховке», – сказала в одном из интервью народная артистка России Мария Владимировна Миронова. Так совпало, что в 2011 году отмечается вековой юбилей и самой актрисы, и Летнего театра, в котором она дебютировала.  

Дачная культура

Малаховка — край, похожий на рай. В годы Серебряного века здесь радовали глаз архитектурные шедевры — деревянные дачи в стиле модерн, а поселок благоухал, утопая в цветах. Чистый хвойный лес вокруг, земляничные поляны, вишневые сады, 20 километров от столицы. Врачи рекомендовали Малаховку вместо Крыма легочным больным. Это место ценили и за особый «малаховский» образ жизни. Летом из Москвы сюда съезжалось изысканное общество. В парке гремели балы: «сиреневые» весной, «белые» летом, «золотые» осенью, затевались карнавалы, лотереи…
Здесь бродил с этюдником Исаак Левитан, участник знаменитых малаховских «Сред» у писателя Николая Телешова, собиравшего в своем имении литературно-художественные силы Москвы. Юный Маяковский вел «наступление» на сестричек Эльзу и Лилю Каган. Илья Ильф писал о «шеренгах сосен и воздухе, пропитанном смолой».
Малаховка была любимым местом отдыха ведущих актеров московских театров. Во многом культурный уровень поселка определял лучший в Подмосковье Летний театр, построенный в 1911 году в псевдогреческом стиле на месте прежнего, сгоревшего. На его сцене блистали Ермолова, Яблочкина, Коонен, Тарханов… Почтенную публику веселили комики, равных которым не было в стране, — Ярон, Хенкин, Блюменталь-Тамарин.
В 1915 году в Летнем театре дебютировала Фаина Раневская. Она вспоминала: «…дачный театр в Малаховке, где играли великие артисты Ольга Садовская, Илларион Певцов, на спектакле которого я упала в обморок. Меня устроила в театр балерина Екатерина Васильевна Гельцер».
Театральная лихорадка начиналась весной. Публика, затаив дыхание, слушала игру Рахманинова и «соловьев России» — Шаляпина, Собинова, Нежданову. Помнят здесь Веру Холодную, сказочно красивую, с глазами невероятного бирюзового цвета. Ее спутнику Александру Вертинскому, всеми любимому Пьеро, устроили овацию. В конце апреля 1922 года театр брался приступом — на сцене танцевала Айседора Дункан, а в первом ряду сидел Сергей Есенин.
Увы, триумф Летнего длился недолго. Советская власть угасила его творческий импульс, и даже гастроли еврейского театра «Шалом» не могли его оживить. Малаховский Летний был обречен. Осенью 1999 года деревянное здание сгорело за полчаса по неустановленной причине. Погибли в огне и автографы великих артистов, оставленные на стенах гримуборной…

Штетл под Москвой
Отмена черты оседлости, Гражданская война и жилищный кризис в Москве вызвали волну еврейской иммиграции в Подмосковье. Уникальное местечко образовалось в Малаховке, которую назвали «неофициальной столицей Еврейского автономного района Московской области».
Местечко было колоритным, с традиционным жизненным укладом. Шумел многолюдный рынок с голосящей живой птицей и резниками. Под музыку скрипок веселилась «Воронья слободка». Моше Табачник держал кошерную пекарню, обеспечивал хлебом и мацой не только Малаховку с Люберцами, но и Москву. Евреи владели аптекой и несколькими магазинами. Разговорным языком был идиш. Выходила национальная пресса, газета «Сим Шалом», книги на идише.
Малаховка была крупным центром хасидизма в Подмосковье — с подпольным молельным домом, нелегальными хедерами и ешивой и с еврейским кладбищем. «Не будь хедеров, не было бы Израиля», — говорили раввины. И «лишенцы» в годы гонений на иудаизм, и еврейские беженцы с голодающей Украины — все селились в Малаховке. В конце 1920-х здесь три недели пробыл шестой Любавичский Ребе.
В 1932 году община всем миром построила синагогу — деревянное здание в 80 квадратных метров по документам числилось как «сарай-подсобка для домашних нужд». Но был арестован раввин, а синагога национализирована. Евреи продолжали молиться тайно, а диаспора росла за счет введенного властями института прописки, делавшего Москву «закрытой» для многих. Сразу после войны общине вернули синагогу, но в 1959 году она была сожжена и восстановлена лишь в 1970-е годы.
Пришли новые времена. Сегодня проводят экскурсии по «еврейской Малаховке», в которой жил гений — Марк Шагал. В 1919 году евсекция организовала трудовую школу-колонию имени III Интернационала для беспризорных еврейских детей со всех концов страны. В Малаховке требовались преподаватели, знающие идиш. Нарком просвещения Луначарский пригласил известного художника Марка Шагала, декоратора ГОСЕТа (еврейского театра в Москве), и в местечке появился новый житель с семьей: женой Беллой и маленькой дочкой Идой. Здесь он чувствовал себя в своей стихии, как в родном Витебске, — пышноволосым пареньком, сыном грузчика рыбной лавки Мордухом Шагалом.
«Несчастные дети, сироты, забитые, запуганные погромами, ослепленные сверканием ножей, которыми резали их родителей, — вспоминает художник в книге “Моя жизнь”. — И вот их-то я учил живописи. Я полюбил их. Некоторые увлекались абстрактным искусством, приближаясь к Чимабуэ и витражам старинных соборов… Где вы сегодня, дорогие мои?»
Колония существовала на самоокупаемости, но помогали и американцы. Посол США регулярно посещал Малаховку, фотографировался с юными колонистами. На литературные вечера приезжал Лев Кассиль, а двери ГОСЕТа были всегда открыты для воспитанников.
Еврейские актеры и певцы регулярно выступали в Летнем театре, декорации которого были расписаны по эскизам Шагала. Сам художник ютился с семьей в маленькой комнатушке, бедствовал и два года обивал пороги Наркомпроса, пытаясь получить деньги за прежние работы. «Ни царской, ни Советской России я не нужен», — написал он в 1922 году и вскоре навсегда покинул родину.
Малаховская колония просуществовала до 1948 года. Бывшие ее воспитанники тепло вспоминали учителя рисования, который шутил с ними на идише и на русском, а о живописи рассказывал так, что заслушаешься.
Уже в наше время была устроена выставка рисунков детей-беспризорников, учеников Шагала, из коллекции режиссера Льва Рошаля. Это пронзительное свидетельство времени: фантастические композиции на сюжеты Торы, иллюстрации к рассказам Шолом-Алейхема, наивные жанровые сценки.
Работы самого Марка Захаровича Шагала украшают израильский парламент. Его витражи «Двенадцать колен Израилевых» находятся в синагоге госпиталя «Хадасса» в Иерусалиме. Но на единственном в России уцелевшем доме, в котором жил великий художник, нет даже мемориальной доски. И сам дом в Малаховке, увы, никем не охраняется.

Поросль на пепелище
В 1970–1980-е годы немногочисленное, но стойкое племя отказников с боем и горем стало восстанавливать свое еврейство, искать Творца, будить заснувшую душу. И ездить в Малаховку, в единственную в области синагогу, чтобы общаться с мудрыми стариками и познавать иудаизм. Свой путь в Святую землю оно начинало с плацдарма, ставшего центром еврейской подпольной жизни. «Малаховка, — говорили отказники, — это место, откуда “НЕКУДА отступать”»...
1 марта 2005 года здание малаховской синагоги было передано в безвозмездное пользование еврейской общине. Но всего через два месяца дом сгорел почти дотла. Кто-то из стариков примчался в ужасе, пал на колени у пепелища и плакал, как ребенок. «У какого гада поднялась рука?!» — возмущались потрясенные жители. По версии МВД, ограбление и поджог совершил наркоман. С завидным постоянством горят в Малаховке театры и синагоги!
На еврейском кладбище прошла траурная церемония захоронения останков священных книг, в том числе свитка Торы, пострадавших от пожара. Главный раввин России Берл Лазар прочел поминальную молитву. А через пять лет он же под звуки музыки перерезал ленточку на открытии новой малаховской синагоги площадью 500 квадратных метров на участке в 1 гектар и вспомнил старую еврейскую пословицу: «После пожара человек разбогатеет».
В новом здании, построенном весной 2010 года, благодаря усилиям местных властей и частных благотворителей, разместились общинный центр, миква, столовая, а также шахматный и женский клубы. Малаховская община насчитывает свыше двух тысяч человек и процветает.
Наталья ЧЕТВЕРИКОВА, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции