Возвращение «Иудейки»

 Яков Коваленский
 19 июля 2011
 2662

В марте в Москве произошло важное культурное событие — Михайловский театр привез из Петербурга в Москву оперу французского композитора Жака Фроманталя Эли Галеви «Иудейка». Еще несколько лет тому назад такое невозможно было себе представить. Эта опера не шла у нас более 80 лет, хотя в XIX и начале XX веков была популярна в России.

Композитор Жак Галеви (1799–1862, настоящее имя Элиас Леви) родился в Париже в семье кантора Эли Хайфона Галеви. Отец будущего композитора был секретарем еврейской общины города, а также писателем и учителем иврита. В девять лет (или в десять, мнения расходятся) мальчик поступил в Парижскую консерваторию, учился у выдающегося композитора Л. Керубини, который им восхищался и всячески ему помогал. Галеви окончил консерваторию в 1819 году и получил Римскую премию (высшая награда выпускника) за кантату «Эрминия».
С 1816 года Галеви, еще будучи студентом, начал преподавать в консерватории. Одновременно работал хормейстером в Итальянском театре Парижа. А с 1833 года стал профессором Парижской консерватории. В 1836 году он был избран в Институт Франции. Его вклад в развитие французской музыки огромен. По существу, он один из создателей жанра большой французской оперы. Его стиль отличался монументальностью, сочетанием драматизма и сценических эффектов, замечательными мелодиями и большими хоровыми сценами. Среди его учеников Ж. Бизе (который позже стал его зятем), Ш. Гуно, В. Массе, К. Сен-Санс и др. Галеви написал много опер, среди них «Клари», «Пигмалион», «Молния», «Царица Кипрская», «Пиковая дама» по Пушкину и др. Но феноменальный успех ему принесла опера «Еврейка» (до революции в России она называлась «Жидовка» или «Дочь кардинала»).
Премьера состоялась в 1835 году и прошла с оглушительным успехом. Весь Париж сходил из-за «Еврейки» с ума! Оригинальное либретто написал известный французский драматург Эжен Скриб, чьим творчеством восхищался А. Пушкин. В 1837 году состоялась премьера оперы в Петербурге. «Еврейкой» восхищались многие музыканты и композиторы. В частности, Р. Вагнер высоко ценил творчество Галеви и никогда не допускал в его адрес антисемитских выпадов. Он написал замечательную рецензию на «Еврейку» в немецкой газете. Г. Малер восхищался инструментовкой оперы и называл ее «величественным произведением». Слава композитора и его влияние на музыкальную атмосферу Франции были основополагающими.
Галеви стал секретарем Академии изящных искусств Франции. Делакруа написал его большой портрет. Композитор умер в Ницце, не успев закончить оперу «Ной», которую завершил Ж. Бизе. В семье Галеви все отличались талантами: жена Леония была известным скульптором, брат Леон — писатель, а сын композитора Людовик — либреттист таких опер, как «Кармен» Бизе и «Орфей в аду» Оффенбаха.
Оперу «Еврейка» ставили во всем мире до 1930-х годов, затем последовал большой перерыв (по причине политических катаклизмов в Европе), и она вернулась на мировую сцену в 1999 году в Венской опере. Для ее успеха необходим был достойный певец на главную роль Элеазара, настоящий большой тенор. Это одна из труднейших партий тенорового репертуара. Михайловский театр, задумав поставить эту оперу, конечно, ориентировался на единственного певца в мире, поющего эту партию в наше время. Речь идет о великом американском теноре Ниле Шикоффе. Большая удача театра, что Шикофф приехал в Петербург и пел на премьере «Иудейки» (так теперь называется опера) в 2010 году.
Знаменитый певец продолжает петь в этом спектакле. Он приехал в Москву на гастроли Михайловского театра, которые проходили в рамках фестиваля «Черешневый лес».
Н. Шикофф родился в 1949 году в Нью-Йорке, в Бруклине, в семье кантора синагоги. (Как не вспомнить про жизнь самого композитора!) Учился в Джульярдской школе и у отца Сиднея Шикоффа. Дебют на оперной сцене состоялся в опере Верди «Эрнани» в 1978 году (дирижер Д. Левайн). Нил Шикофф — один из самых востребованных теноров мира. Он постоянно поет в Метрополитен-опере, в Ковент-Гардене, Венской, Парижской операх и на других оперных сценах мира. Он исполняет ведущие партии в операх «Травиата», «Дон Карлос», «Риголетто», «Сказки Гофмана» (запись этой оперы признана одной из вершин оперного искусства), «Тоска», «Богема» и многих других. За большие заслуги в оперном искусстве Шикофф награжден французским орденом Искусств и литературы, у него несколько орденов Австрийской республики. Певец не раз выступал в Израиле.
Действие спектакля перенесено из Средневековья в 1930-е годы в одну из европейских стран. Руководство страны всячески издевается над евреями: им не дают молиться, работать, их ловят на улицах, избивают и отправляют в тюрьмы. Это проделывают бригады краснорубашечников, и сразу возникают аналогии с фашистскими зверствами. От этих сцен веет духом гестапо, чего режиссер и не скрывает. Важно отметить, что рядовые граждане страны поддерживают эти акции и требуют наказаний для евреев. «Перенос во времени необходим... Он призван прежде всего актуализировать действие, — говорит постановщик оперы французский режиссер Арно Бернар. — Сюжет оперы Галеви очень актуален для XX века. Место действия — Европа. Классический любовный треугольник, являющийся основой оперы, помещен в еще более жесткие социально-исторические рамки по сравнению с первоисточником. Фашизм — чума нашей эпохи, трагедия всего мира, но и в этом пекле люди могут любить. Конфликт чувства и долга, души и суровой яви — вот что движет героями и сюжетом». Главные герои оперы — старый еврей Элеазар и его дочь Рахиль, которая полюбила христианина Леопольда, представившегося ей евреем. Кипят нешуточные страсти. Необыкновенно хорош второй акт, когда на сцене идет подготовка к пасхальному седеру в доме Элеазара. Все евреи молятся. Вдумайтесь! На сцене российского театра представлен пасхальный вечер в еврейском доме с соблюдением всех традиций. Только за эту сцену хочется произнести: «Браво!» Многое изменилось в России, если эти сцены показывают в театре.
Когда Элеазар и Рахиль узнают, что Леопольд не еврей, и он отказывается принять иудаизм, все трое понимают, что расплата неминуема. Что и случается в третьем акте. Два последних действия, насыщенных ариями, дуэтами и хорами, — вершина композиторского дара Галеви.
В роли Элеазара, как уже упоминалось, — Нил Шикофф, его дочь Рахиль — Татьяна Рягузова, Леопольд — итальянский тенор Джан Лука Пазолини. Все они пели замечательно, с пониманием стиля композитора. Над всем доминировал красивый и сильный голос Шикоффа, сочное сопрано Рягузовой и легкий тенор Пазолини. Композитор придумал интересное и редкое сочетание голосов в вокальном трио: сопрано и два тенора. Трио необыкновенно красиво, когда-то оно восхитило Вагнера. Кроме того, Галеви отдал роль старого отца не басу или баритону, как бывает обычно, а тенору, что является, по сути, нестандартным музыкальным решением.
Оркестр театра и дирижер Петер Феранец, родом из Словакии (он учился в Петербургской консерватории), замечательно провели весь спектакль. Трудный жанр большой французской оперы и мастерство ее исполнения давно утрачены на европейских сценах. Но Михайловскому театру многое удалось в попытке возрождения этой оперы. В спектакле есть еще один важный персонаж — Евдоксия, невеста Леопольда. Ее роль исполняет Наталья Миронова, замечательное колоратурное сопрано. Именно из-за нее Леопольд отказывается от перехода в иудейскую веру.
Необходимо сказать о художнике спектакля Герберте Мурауере. Он родом из Австрии, оформил много классических опер в театрах Бельгии, Германии, Франции. Ему очень удалась сцена пасхального седера, где на стене висят портреты жертв репрессий. Возможно, это жертвы Холокоста. Интересно оформление третьего акта оперы: на сцене офис с картами, столами с машинистками и со снующими деловыми людьми. Что-то кафкианское есть в этой сцене. Возможно, это офис гестапо, уж очень все персонажи по-деловому уничтожают своих врагов. Важную роль в спектакле играет кардинал де Броньи (его поет прекрасный бас из Нидерландов Гарри Питерс), который хочет помочь Элеазару и просит его сказать ему о судьбе его дочери, которая, возможно, погибла при пожаре. Но старый еврей непреклонен и молчит. Он мечтает о мести, так как кардинал когда-то убил двух его сыновей.
Предложение кардинала о принятии христианства Элеазар презрительно отвергает. Их вокально-сценический поединок захватывает зрителей. Элеазар поет свою знаменитую арию: «Рахиль, когда творца веленье выполняя, я спас тебя своей трепещущей рукой…» (в старом варианте слова были другие: «Рахиль, ты мне дана небесным провиденьем»). Красота этой арии, так же как и ее сложность, беспримерна. Ее пели и поют все великие тенора мира, начиная с Карузо. В наши дни это музыкальный хит № 1. Исполнение Шикоффа можно без преувеличения назвать гениальным. Певец заворожил зал. Овации длились около десяти минут. Исполнитель роли Элеазара не только спел, но и сыграл эту сцену с необыкновенным трагическим накалом и закончил арию сдавленным рыданьем, которое сумел пропеть.
После этой арии очень трудно было следить за действием. Рахиль казнят (по первоначальной версии ее бросают в чан с кипящей водой), и на вопль кардинала о дочери Элеазар отвечает: «Ты ее казнил». Кардинал умирает. А упрямый старик торжествует — он отомстил христианину за убийство своих детей. Образ Элеазара, созданный Скрибом и Галеви, идет от другого великого еврейского персонажа Шейлока, созданного гением Шекспира в пьесе «Венецианский купец». Такая же непримиримость и отказ предать свою веру.
Пение Шикоффа и сама постановка производят огромное впечатление. Некоторые старые евреи плакали, а одна женщина щипала себя за лицо. На мой вопрос, что это значит, она ответила: «Я не верю, что смотрю про еврейскую жизнь. Может быть, это сон. Теперь я поняла, что советская власть кончилась!»
Хочу привести отрывок из интервью Шикоффа, которое опубликовано на сайте синагоги Петербурга. «Мое еврейское имя — Нисан. Я учился в школе канторского искусства и три года был кантором синагоги в Нью-Йорке. Я хорошо знаю порядок службы на Рош га-Шана, Йом Кипур и другие еврейские праздники. Мой отец не возражал против моей светской певческой карьеры. Опера “Иудейка” политизированная. Это произведение о предрассудках, отсутствии толерантности. Христиане и иудеи не понимают друг друга. Элеазар для меня — идеальный образ фанатика. Он ведь потерял двух своих сыновей, что наложило отпечаток на его характер. Мои бабушка и дедушка потеряли свои семьи в огне Катастрофы. Поэтому я понимаю чувства Элеазара, но я с ним не согласен. Мне нравятся русские оперы, я пою Ленского и Германа». На вопрос, кто ваши любимые тенора, Шикофф назвал американца Р. Такера и немца Й. Шмидта (оба были евреями и в молодости пели в синагогах), а идеал тенора — Франко Корелли. На прощание Шикофф пожелал евреям Петербурга: «Помните, что вы евреи. Оставайтесь евреями. И пусть у вас будет для этого достаточно свободы».
Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия
Фото предоставлено фестивалем «Золотая маска»



Комментарии:

  • 10 августа 2016

    Kalman Brin

    Очень интересно. Thank you very much.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!