Еврейская музыка Дмитрия Цвибеля

 Наталья Лайдинен
 7 сентября 2011
 3263

О  том, что Карелия — край тысяч озер, водопадов и белых ночей, царство уникальной по красоте природы, знают во всем мире. Историки много говорят о том, что в республике сложился уникальный перекресток культур. А вот о том, что в этом северном регионе уже два столетия наряду с карелами, финнами, русскими, вепсами и людьми многих других национальностей живут и трудятся представители еврейского народа, задумываются немногие. А между тем еврейская история и современность Петрозаводска весьма интересны и примечательны. О специфике «еврейского вопроса» в Карелии я побеседовала с председателем Петрозаводской еврейской религиозной общины Дмитрием Григорьевичем Цвибелем. Помимо того что много лет он активно участвует в жизни еврейского движения в Карелии, он известный музыкант, заместитель председателя Карельского отделения Союза театральных деятелей России, автор книг «Еврейская доминанта Дмитрия Шостаковича» и «От станции Зима к Бабьему Яру», известный в республике публицист и общественный деятель.

– Дмитрий Григорьевич, как и когда в Карелии поселились евреи? 
– Материалов на эту тему не так много, часть архивных документов не сохранилась. Из исследования Давида Генделева известно, что евреи появились в Олонецкой губернии в середине позапрошлого века, это были преимущественно солдаты и члены их семей. После 1865 года в Петрозаводске стали селиться евреи-ремесленники, многие из которых прочно укоренились в городе, создали большие семьи. В дальнейшем община пополнилась торговцами, врачами, специалистами в разных областях. Были созданы молитвенный дом и кладбище, в городе совершали религиозные ритуалы, отмечали праздники, обучали детей основам еврейской грамоты, существовала библиотека, которой могли пользоваться все евреи города. В начале ХХ века еврейская община была уже неотъемлемой частью общественной жизни Петрозаводска. В 1904 году открыли новую синагогу, которая сгорела в 1920-е годы. Упразднена община была в известные времена борьбы со всеми религиями.
– Вы уже четырнадцать лет возглавляете Петрозаводскую еврейскую общину. Расскажите, пожалуйста, об основных достижениях и трудностях, с которыми пришлось столкнуться за эти годы.
– Карелия — республика многонациональная. Поэтому появление в 1991 году Общества еврейской культуры «Шалом» было вполне органичным. Когда в 1997 году стало возможным зарегистрировать религиозную общину, мы это сделали. На сегодняшний день в Петрозаводске работает Еврейский общинный центр, где проходят религиозные службы, действует воскресная школа. Кроме того, мы издаем газету «Общинный вестник», в которой публикуем познавательные материалы о еврейской культуре и жизни общины, знакомим читателей с историей и современностью Израиля, интересными людьми, делимся рецептами национальной кухни. Самым серьезным достижением общины считаю проведение на постоянной основе Межконфессиональных круглых столов, на которых встречаются представители различных религиозных общин и движений Петрозаводска и других стран — христиане, иудеи, мусульмане.
– Многое для поддержки еврейской общины в Петрозаводске делают христиане-евангелисты из общины в городе-побратиме Петрозаводска Тюбингене (Германия). Расскажите об их инициативах подробней, пожалуйста.
– Петрозаводск и Тюбинген стали побратимами не случайно: многое для этого сделал гражданин Германии Пауль Целлер, прошедший Вторую мировую войну и побывавший в лагере на Карельском перешейке. В дальнейшем благодаря его усилиям и трудам его коллег оказывалась существенная помощь нашей общине, в частности, именно он дал объявления в газетах Тюбингена и Берлина о начале сбора средств для приобретения свитка Торы для петрозаводской общины. Так благодаря немецким друзьям из церковной общины им. Дитриха Бонхоффера были собраны средства для приобретения свитка Торы. Мы ежегодно обмениваемся визитами делегаций, друзья из Германии в тяжелые времена присылали посылки для поддержки малоимущих членов Петрозаводской еврейской общины, некоторые мероприятия проходят при поддержке немецкого бюро «Запад — Восток». История нашего сотрудничества с Германией уникальна, она доказывает, что между представителями наших народов и разных религий возможны конструктивный диалог, понимание и взаимопомощь.
– Я знаю, что во многом благодаря вашим усилиям как председателя общины в Петрозаводске было спасено старое еврейское кладбище.
– Это на самом деле так. Судьба старого еврейского кладбища в центре Петрозаводска трагична. В 1960-е годы при проведении теплоцентрали вокруг него было снято ограждение, после чего многие захоронения подверглись разорению. Несколько семей, ухаживающих за могилами предков, перенесли мацевы на новое еврейское кладбище в Пески. Другим надгробиям повезло меньше. По жестокой иронии судьбы некоторые из них оказались в мастерских известных скульпторов, камни с еврейских захоронений использовались при создании монументов советских вождей! Когда мы узнали о проекте уничтожения кладбища, сразу отправились на прием к мэру города С. Катанандову. После разговора с ним было принято решение сохранить еврейское кладбище. Оно было огорожено, по проекту архитектора Греты Логинской, живущей ныне в Израиле, была создана и установлена входная арка. Несколькими годами позже мы собрали деньги на памятную менору, которую по проекту Евгения Калинина и Александра Ланда выковал известный петрозаводский кузнец Николай Беляков.
– На еврейском кладбище неоднократно наблюдались случаи вандализма. А какая обстановка там сегодня?
– Мы неоднократно подавали заявления в милицию по причине появления на арке кладбища посторонних надписей, в том числе оскорбительных. Там открывали уголовные дела, но виновные так и не были найдены. Несколько раз делались попытки разрушения меноры. Но всякий раз члены общины восстанавливали порядок. В Карелии проявления антисемитизма крайне редки. Мы надеемся, что эти ситуации в будущем не будут повторяться, поскольку уважение памяти предков присуще традициям любого народа.
– А вы сталкивались с проявлениями антисемитизма?
– Со мной это случилось единственный раз в жизни: при поступлении в консерваторию. После окончания музыкального училища я успешно сдал экзамены в Ленинградскую консерваторию, но зачислен не был, поскольку на меня и моего друга по фамилии Хумек написали донос из обкома комсомола, нас обвинили в диссидентстве. По этой же причине я не смог поступить в Петрозаводскую консерваторию, а стал вольным слушателем, был зачислен на работу концертмейстером в Музыкальный театр, где проработал сорок лет.
– Расскажите, пожалуйста, о вашем отце.
– Мой отец родился в Бобруйске в большой еврейской семье, его звали Мардух-Гершл, но позже записали Григорием. Родным языком папы был идиш. В детстве папа пел в синагоге. В 1914 году община собрала деньги, и папа поступил в местную гимназию. Он очень гордился этим и учился охотно. Во время Первой мировой войны семью разметало по свету: сестры Блюма и Зельда уехали в Америку, а он с родителями перебрался в Киев. Это был тяжелый путь: до Киева добирались два года, а по прибытии мои бабушка и дедушка умерли в больнице с разницей в один день. Так папа оказался в детском доме, где его разыскали сестры, даже специально прислали человека, чтобы вывезти его в Америку. По этому поводу было специальное собрание, было решено «нашего Гришу» никуда не отдавать, папа остался в России и никогда больше не видел сестер.
– Ваш отец — известный музыкант. Каков был его путь к музыке?
– У папы очень рано обнаружился музыкальный слух, он стал учиться. В 1924 году папа как способный ученик получил стипендию им. Ленина (об этом было написано в официальной газете Киева) и поступил в Музыкальный техникум. Там его соучениками были ставшие впоследствии знаменитыми музыкантами дирижер Исай Шерман, первый исполнитель балета Прокофьева «Ромео и Джульетта» в Кировском театре и балета Синисало «Сампо» в Музыкальном театре Петрозаводска; пианист, профессор Ленинградской консерватории Натан Перельман. Когда потребовалось подтверждение папиного музыкального образования (диплом папа потерял во время войны), Шерман написал в Министерство культуры Карелии письмо с подтверждением факта папиной учебы в Киеве. В годы войны папа выступал в составе концертных бригад, был награжден медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».
– А от папы вы что-то слышали о еврейских традициях, культуре?
– Папа был удивительным человеком! Советское воспитание не отбило у него памяти о еврейских корнях. С детства он знакомил меня с еврейской литературой, рассказывал о традициях, привил огромное уважение к еврейской культуре. Кстати, в свое время я даже хотел записать себя евреем в «пятой графе», но мне не дали это сделать в паспортном столе. Папа был очень читающим человеком: он умудрялся даже дорогу переходить с книгой в руке. Был необыкновенно способным, знал 15 иностранных языков. И работал на шести работах, чтобы прокормить семью — жену и трех сыновей. Он очень любил мою маму Тамару. Кстати, они познакомились в библиотеке, он обратил внимание на книги, которые она брала… Маме сейчас 90 лет, она живет в Израиле. У моих родителей никогда не возникало споров, до сих пор семейные отношения родителей я считаю образцовыми.
Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!