По национальности музыкант

 Наталья Четверикова
 21 февраля 2012
 5950

Когда ушел из жизни Микаэл Таривердиев (1931–1996), массовый слушатель был удивлен, узнав, что один из самых популярных и любимых композиторов-песенников Советского Союза — уникальная фигура для органного искусства второй половины ХХ века и автор обработок еврейских песен. «Но и любовь — мелодия…»

Музыка более чем к ста фильмам, нескольким операм и балетам, ряд концертов и целый том органной музыки — таков послужной список лауреата отечественных и зарубежных премий Микаэла Таривердиева. Музыкант-философ многими воспринимался как человек успешный, но в действительности он глубоко переживал личные драмы. Микаэл Леонович не раз был женат, вырастил сына, но творческая натура композитора всегда нуждалась в уединении. Складывалось впечатление, что семейная жизнь — не его стезя, но однажды...
Музыка ли свела их или какой-то одинаковый биоритм — не знает никто. Встретились они, конечно, в музыке, по поводу нее или просто рядом с ней — в Концертном зале имени Чайковского. Он — композитор в зените славы, она — журналист, музыкальный обозреватель газеты «Советская культура». Два человека, преодолевающих свое одиночество, встретились как давние знакомые — 26-летняя Вера и 52-летний Микаэл. Им обоим повезло.
Бытует мнение, что жить с гением увлекательно, но безумно трудно. Ей было с ним легко. «Микаэл Леонович во многом меня сформировал, — признается Вера Гориславовна в одном из интервью. — Я оказалась тем “материалом”, который был ему нужен. Человеком, которого он искал, оказалась я». Она пришла в сложившийся дом и быт, ее сын от первого брака жил вместе с ними и стал для Таривердиева родным.
У талантливых людей, как правило, не одна ипостась. Об этом говорят фотоавтопортреты Микаэла Леоновича — он был заядлым фотолюбителем, увлекался техникой, водными видами спорта и сохранил в себе детскость. Но композитор Таривердиев жил в музыке, а когда «отрешался и воспарял», то забывал размешать сахар в стакане чая, и это всегда делала жена. Музыку он не придумывал — она к нему приходила, иногда сразу, в идеально выстроенной форме.
Рядом была супруга, родной по духу человек, а любить для Таривердиева — это как писать новую музыку, где каждое повторение — ложь. «Мы срастались, переплетались, — вспоминает Вера Гориславовна, — в этом наше счастье, в этом и трагедия, потому что сейчас мне жить больно…»
В 1990 году Микаэл Леонович перенес сложнейшую операцию на сердце. В последний год он тяжело болел, но был полон энергии, силы воли и безумной любви к жизни. Его уход для многих стал шоком. Вдове композитора кажется, что ее Микаэл просто куда-то надолго уехал, но от нее зависит, как будет жить дальше его музыка. Она написала книгу воспоминаний о своем великом муже — «Я просто живу».


Звуки орга́на  над Балтикой
Вера Таривердиева осталась один на один с «музыкой в шкафах», неизданной, даже не исполнявшейся. Как известно, рукописи не горят, но чем их оживить? И родилась идея — проект конкурса, в котором звучали бы произведения Таривердиева.
Как-то зимой, в конце 90-х, Вера Гориславовна впервые приехала в Кенигсберг-Калининград, и друзья показали ей готический Кафедральный собор. Была безлюдная ночь, ледяные глыбы отражали свет луны, и казалось, что «весь город был огромной, чуткой арфой, и струны башен пели на ветру». С этого момента Вера Таривердиева ни разу не усомнилась, что Калининград просто создан для конкурса органной музыки, а Кафедральный собор — знаковое место для любого культурного человека мира. И могила великого Канта, и сама трагическая история собора в годы войны — словно гимн победе в вечной борьбе жизни и смерти.
В музыке Таривердиева тоже отражены метания души и духа, боль и освобождение. Его мелодии влекут сердца именно своей человечностью. Композитор во многом связывал будущую судьбу классической музыки с орга́ном. Это послужило поводом для присвоения его имени единственному в России международному конкурсу органистов.
В Европе классика звучит везде, концертные залы переполнены, да и самих концертов больше. Люди приходят «на Баха» — благодаря своей универсальности он не только самый доступный композитор, но и самый любимый. В каждом музыкальном магазине есть внушительная по размерам полка — это ноты и диски с сочинениями Баха.
Но, как ни странно, в России интерес к органной музыке глубже, чем на Западе. Наверное, потому, что там орга́н — привычный инструмент и многие европейцы с детства слышат его по воскресеньям во время богослужений. В России же для большинства орга́н — инструмент малознакомый, потому интересный. И это показал международный музыкальный фестиваль, впервые прошедший летом 1999 года в Калининградской областной филармонии: он собрал исполнителей из 14 стран мира и огромную аудиторию. Фестиваль органной музыки проходит раз в два года, и это поистине народный праздник. Так воплотился авторский проект Веры Таривердиевой, арт-директора конкурса.
В 2007 году в Кафедральном соборе Калининграда установили самый большой в России орга́н взамен старинного, сгоревшего в конце Второй мировой войны. Это точная копия инструмента XIV века, она сделана немецкими мастерами и оснащена электроникой, не имеющей аналогов в Европе.
По мнению музыкантов, орга́н — инструмент культовый, через него проходит «касание миров иных», а органное исполнительство — штучное искусство. И в этом ключе сочинения Таривердиева, полные мелодической чувственности, стали для конкурсантов открытием Америки. Например, его «Чернобыль» — это «Страсти ХХ века», по глубине и драматизму сродни «Страстям по Матфею» Баха.
В 2011 году Микаэлу Леоновичу исполнилось бы 80 лет, и юбилейный VII Международный конкурс органистов имени Микаэла Таривердиева стал данью памяти композитора.

Деспот и лирик
Микаэл Леонович в последние годы писал музыку ночью, это был разговор с самим собой. И появилось название диска: «Ночные забавы. Тихая музыка». Но когда речь шла о творчестве, Таривердиев говорил: «Наверное, я деспот». Он был крайне требовательным, и не всякий исполнитель мог выдержать такое напряжение.
Композитор повлиял на исполнительскую манеру Иосифа Кобзона, сделав с ним песни к фильму «Семнадцать мгновений весны». Об исполнении Аллой Пугачевой романсов к фильму «Ирония судьбы» Таривердиев вспоминает: «…это было очаровательно. Какая в ней была тонкость, нежность и ранимость». Однажды на телевидении Пугачева пела вживую романс на стихи Марины Цветаевой, но не как в фильме, а жестко, без цветаевской глубины. Таривердиев был раздражен, и это испортило его отношения с Аллой Борисовной. Он вспоминает: «Через год или два, на каком-то фестивале в Сочи, она подошла ко мне и сказала: “Микаэл Леонович, мне НРАВИТСЯ, что вы больны не мной!” Повернулась и ушла». Певица выбрала свой путь, но, по мнению Таривердиева, она могла бы стать звездой другого плана, типа Барбры Стрейзанд.
В 1971 году уехал в Израиль ближайший друг Таривердиева Михаил Калик. Там он снял картину о своем жизненном пути — «И возвращается ветер». А за ним стояли многие, проделавшие подобный путь на свою историческую родину. В конце 80-х режиссер Инна Туманян решила снять музыкальный фильм о судьбе еврейской певицы. Эту работу она предложила Микаэлу Таривердиеву, своему другу и соавтору нескольких фильмов.
Согласился он не сразу. Удивительно, армянин, родившийся в Тбилиси и всю жизнь проживший в России, никогда не писал обработок армянских песен. Армения не особенно-то гордилась своим сыном-космополитом. Но эта маленькая страна впервые за свою тяжелую историю выстрадала свою государственность, как некогда выстрадал ее Израиль, поэтому для армян были чрезвычайно важны моменты национальной самоидентификации. И музыка Таривердиева зазвучала в городах Армении, в том числе в Нагорном Карабахе, откуда были родом предки отца Микаэла Леоновича.
Но обработки народных песен Таривердиев создал один раз в жизни — это были еврейские народные песни. На роль певицы пригласили актрису театра «У Никитских ворот» Марию Иткину. Сценарий написал Олег Дорман, а музыкальный материал искали из пластинок, пленок, нот известных и неизвестных, авторских и народных еврейских песен. Так рождался вокальный цикл — Таривердиев выстраивал музыкальный материал под себя, под свое авторское слышание и видение. Песни разного времени и разных авторов он сплавил в живую драму, и в этих музыкальных картинах плач Иеремии встал в один ряд с песней о судьбе маленького человека Абраши.
Звукорежиссером этой записи был давний друг Микаэла Леоновича Юрий Рабинович, работавший с ним над «Иронией судьбы». Это была одна из последних его записей.
Увы, съемки фильма о еврейской певице так и не состоялись. Осталась только запись вокала, и этот диск бережно хранит на полке в своей квартире Вера Таривердиева. Запись слушали разные люди из разных стран, и на всех она производила сильное впечатление, даже если слушатели не понимали слов. В 2006 и 2009 годах в Еврейском культурном центре на Б. Никитской в Москве прошли концерты «Еврейская тема в судьбе и творчестве Микаэла Таривердиева», собравшие взыскательную и благодарную аудиторию.
Наталья ЧЕТВЕРИКОВА, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции