Карел Анчерл. Преодоление

 Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия
 29 марта 2012
 3665

Жизнь великого музыканта и дирижера Карела Анчерла, пережившего Холокост, — пример высочайшего человеческого мужества. Карел Анчерл родился в апреле 1908 года в еврейской семье в маленьком богемском городе Тучапы, в те годы это была Австро-Венгерская империя. С раннего детства маленького Карела обучали игре на скрипке, в одиннадцать лет он уже играл в местном оркестре. Директор школы Меншик был его первым учителем игры на скрипке. Мальчик был очень одаренным. Несмотря на сопротивление родителей, он уехал в Прагу и в 1925 году поступил в консерваторию в классы композиции, фортепиано и скрипки. В видеоинтервью, записанном во время «Пражской весны» в 1966 году, Анчерл так рассказывает о своей жизни:

– Мир большой, богатый, полный блеска и соблазнов. Но где бы человек ни был, он постоянно возвращается туда, где его родной дом. Южная Чехия, Тучапы около Табора. Это место, о котором говорят: «У нас дома». В Тучапах была только средняя школа. В 1914 году я стал учеником этой школы и одновременно начал учиться скрипичной игре у пана директора Меншика. Это и определило весь мой жизненный путь. Я стал музыкантом и останусь им, наверно, до конца жизни. По окончании школы я отправился в Прагу, где жила моя тетя, у которой я мог жить и посещать гимназию. Должен признаться, что учеба в гимназии мне не очень нравилась. С несравнимо бо́льшим удовольствием я играл на скрипочке и пытался, кроме этого, познавать различные теоретические дисциплины. В пятом классе я решил сдавать экзамены в консерваторию, но не по скрипке, а на отделение композиции. Меня приняли, и я стал консерваторцем.
В то время Карелу было всего 16 лет. Небывалый случай!
– Консерваторию я окончил через четыре года (в 1929 году) и поступил в Школу мастерства. Это было в 1932 году. Тогда начал преподавать Талих, и я стал его первым учеником.
Вацлав Талих (1883–1961) — величайший чешский дирижер XX века, одна из ключевых фигур чешской культуры. Он учился у великого немецкого дирижера Никиша, а композиции ему преподавал Регер. Талих многие годы руководил оркестром Чешской филармонии, работал в Берлине, Одессе, Тбилиси и других городах.
Вот как рассказывает о нем Анчерл:
– Тот, кто думает, что школа мастерства у Талиха была обычной школой, где дают задания, которые надо выполнять, и так далее, тот очень ошибается. Вся учеба состояла в дискуссиях, в объяснениях разных проблем интерпретации, а великое искусство Талиха очень помогло при реализации собственных намерений.
После окончания консерватории Анчерл поехал в Германию, где работал ассистентом (1929–1931) в Берлине и Мюнхене у замечательного немецкого дирижера Германа Шерхена. Анчерл дирижировал новой оперой чешского композитора А. Хабы «Мать», которая имела большой успех. Вернувшись в Прагу, Анчерл стал работать дирижером в «Освобожденном театре». Его карьера развивалась интенсивно. Карела приглашали выступать в Вене, Амстердаме и Страсбурге. Он организовал оркестр Чешского радио. Но наступил 1939 год, началась Вторая мировая война, Чехия была оккупирована фашистской Германией. В 1939 году Анчерла выгнали с работы как еврея, а в 1942 году его со всей семьей (родители, жена и двое детей) отправили в лагерь Терезин.
Там Анчерл работал на кухне, но музыку не бросал и организовал струнный оркестр, который выступал в лагере. Терезин был пересыльным лагерем, перед отправкой в лагеря смерти заключенным разрешали заниматься музыкой и театром.
Вспоминает Анчерл:
– Во всей моей деятельности был только один перерыв: 1939–1945 годы. В это время я побывал в нескольких концентрационных лагерях. Но и там, например, в Терезине, я основал оркестр. Конечно, только струнный, с которым я подготовил две программы. После этого мой оркестр вместе со мной отправили в Освенцим.
В Освенциме погибли и оркестранты, и вся семья Анчерла — родители, жена и дети. Сам Карел Анчерл чудом спасся от газовой камеры.
– Я не люблю вспоминать об этом времени. Но оно принесло значительный опыт, и, главное, я познал одну очень важную вещь, которая помогла мне жить дальше. Я познал то, что один человек может сделать другому. Но я не утратил веру в людей. После войны я вернулся к тому, чем занимался в 1930 году. Я вновь ушел на радио как руководитель симфонического оркестра. С ним я осуществил свое первое заграничное турне в Польшу.
Карел Анчерл вернулся в Прагу и нашел в себе силы вновь заниматься музыкой, начал работать дирижером чехословацкого радио. Это уникальный пример человеческого мужества и любви к музыке. Когда он преподавал в Академии музыкальных искусств, два его студента — З. Кослер и М. Турновский — получили премии на престижном соревновании в Безансоне (Франции).
В 1947–1948 годах, когда в Чехословакии произошел коммунистический переворот, многие деятели искусств покинули страну. Уехали почти все ведущие дирижеры Чехословакии, и лучший оркестр страны — оркестр Чешской филармонии — остался без руководителя. В эти дни на гастроли в Прагу приехал Давид Ойстрах, он должен был играть с оркестром. А с кем выступать? Репетиции не удовлетворяли Ойстраха, всё шло к скандалу. Он мог уехать из Праги, не сыграв с оркестром Чешской филармонии, который славился до войны как один из лучших. Советский скрипач никогда не был конфликтным человеком. Его просто не удовлетворял профессиональный уровень дирижеров. И тогда кто-то вспомнил о Кареле Анчерле. Ему послали письмо с просьбой о помощи.
Вот что вспоминает об этом Анчерл:
– Ойстрах репетировал с несколькими дирижерами, но всё это было не то. Тогда наконец послали за мной. Я этот концерт с Ойстрахом за две репетиции подготовил. Концерт состоялся. Как я потом узнал, на банкете, который дал министр в честь Ойстраха (куда я не был приглашен), говорили о том, что у оркестра нет шефа и кого бы назначить на этот пост? Ойстрах назвал мое имя. Министр школ, науки и искусств Зденек Неедлы (известный коммунистический функционер. – Я.К.) был вынужден назначить меня.
Так сама судьба в лице великого Ойстраха привела молодого и талантливого музыканта в один из лучших оркестров Европы. Коллектив настороженно встретил нового главного дирижера — ведь назначение пришло от коммунистического руководства. Оркестр Чешской филармонии был создан в 1896 году, первый его концерт проходил под управлением выдающегося чешского композитора А. Дворжака. Этим была заложена высокая исполнительская планка коллектива. В 1908 году оркестр осуществил мировую премьеру Седьмой симфонии Малера под управлением автора. В 1919 году оркестр возглавил дирижер мирового класса Вацлав Талих, который вывел коллектив на высочайший уровень. Оркестром дирижировали великие музыканты XX века. В такой коллектив попал Карел Анчерл.
Постепенно он завоевал огромный авторитет среди оркестрантов и восторженные отзывы в своей стране и за рубежом. Оркестр под руководством Карела Анчерла гастролировал по всему миру: США и Южная Америка, Китай, Япония, Австралия и Новая Зеландия, большинство европейских стран. В 1959 году оркестр приезжал в СССР. Сохранилось множество записей оркестра с Анчерлом. В 1960–1970-е годы основные сведения о современной музыке приходили в СССР из Чехии: это были чешские пластинки, где играл оркестр Чешской филармонии под руководством К. Анчерла. В то время современная западная музыка в СССР почти не исполнялась. Анчерл играл сочинения Стравинского, Бартока, Бриттена, Шенберга, а также С. Прокофьева, Шостаковича и других русских композиторов, чье творчество в Советском Союзе подвергалось злобной критике. Анчерл просвещал советскую музыкальную аудиторию в течение многих лет. За это ему и оркестру особая благодарность.
При Анчерле оркестр вышел на мировой уровень. Его выступления отличались высочайшим мастерством, а исполнение чешской музыки до сих пор осталось непревзойденными. Анчерл вернул к жизни сочинения многих чешских композиторов, погибших в нацистских лагерях, особенно В. Ульмана, П. Хааса, Г. Красы и др. С Павлом Хаасом Анчерл познакомился в Терезине и много раз исполнял его сочинения в лагере. В 1942 году Хаас написал литургическое сочинение для мужского хора (слова на иврите поэта Якова Шимони) «Аль Сфод» («Не оплакивайте!»). Финальные слова хора: «Близится час свободы, кровь взывает к душе народа, омолодись и твори. Освободись и спасешься»! Павел Хаас погиб в Освенциме…
Литургия не раз исполнялась в Терезине, хором руководил Анчерл. Благодаря его памяти сочинение сохранилось.
«Аль Сфод» исполняется во всем мире и сейчас. Там же, в лагере, Хаас написал «Этюды для струнного оркестра». С 1940-х по 1960-е в Праге ежегодно проходили фестивали «Пражская весна» (проходит и в настоящее время), на который съезжались исполнители мирового класса, часто бывали и музыканты из СССР: Эмиль и Елизавета Гилельс, С. Рихтер, Я. Флиер, К. Кондрашин. А самый любимый гость — Давид Ойстрах! Общее число концертов оркестра Чешской филармонии на фестивалях «Пражской весны» достигло 766! Что-то невероятное! Но в 1968 году советские танки вошли в Прагу, и всё закончилось. Многие чешские интеллектуалы — писатели, художники, музыканты — покинули страну. Анчерл со своей семьей эмигрировал в Канаду, где ему сразу предложили пост главного дирижера Симфонического оркестра Торонто. Он наслаждался жизнью в свободном обществе и продолжал выступать по всему миру, сделал немало интересных записей, в том числе с великим канадским пианистом Гленном Гульдом. Но, увы, это продолжалось недолго — в июле 1973 года Анчерл скончался.
Это был великий музыкант и дирижер, посвятивший всю свою жизнь музыке. Несмотря на все превратности судьбы, на нечеловеческие испытания и гибель семьи, Карел Анчерл остался человеком в высшем значении этого слова. Через двадцать лет после его смерти, в 1993 году, прах Анчерла и его жены был перенесен на кладбище «Славин» в Праге в национальный пантеон чешских деятелей. А в 1998 году, к 90-летию со дня рождения великого музыканта, в его родном городе Тучапах была установлена мемориальная доска на доме, где он родился. Чешская фирма Supraphon выпускает серию из 42 дисков с записями великого дирижера. История всё расставила на свои места.
Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия

Автор выражает особую благодарность специалисту по чешской культуре и исследователю жизни евреев в Чехии, начиная со Средних веков, профессору Г.П. Мельникову за помощь в подготовке материала.
В статье использованы иллюстрации к книге Елены и Сергея Макаровых «Крепость над бездной» и рисунок Drouillard.



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции