Ева Шлосс: вспоминая Холокост

 Наталья Лайдинен
 31 мая 2012
 2654

Накануне Международного дня памяти жертв Холокоста в Музее еврейского наследия и Холокоста на Поклонной горе в Москве открылась конференция для преподавателей, студентов и школьников «Холокост: память и предупреждение». К этой дате было приурочено открытие выставки, посвященной Анне Франк, которая погибла в марте 1945-го. Но, как оказалось, ниточка ее судьбы связана с современностью.

Ева Шлосс (в девичестве Гейрингер) приехала в Москву, чтобы встретиться с воинами Советской Армии, освободившими ее из Освенцима. Ева — сводная сестра Анны Франк, живет в Великобритании. Она родилась в 1929 году в Австрии.
– У меня было много друзей, я не ощущала на себе антисемитизма до того момента, пока однажды мама моей подруги из христианской семьи не захлопнула передо мной дверь, — вспоминает Ева Шлосс.
Дальнейшие события развивались по самому жестокому сценарию. Как многие другие евреи, семья Гейрингер подверглась гонениям, но Еве, ее родителям и брату Хайнцу удалось пересечь границу с Бельгией, а потом укрыться в Голландии. Там же скрывались от нацистов Анна Франк, ее сестра и родители. Когда Еве исполнилось 15 лет, семья Гейрингер пережила шок предательства: вместе с семьями многих других евреев их привезли в концлагерь. В Освенциме мать и дочь были отправлены в женский лагерь, отец и брат — в мужской. Больше семья никогда не собиралась вместе.
Ева Шлосс показала корреспонденту «Алефа» клеймо с лагерным номером. С содроганием она вспоминает день, когда впервые попала на территорию Освенцима.
– Это был лагерь смерти. Там должны были умереть все. Кто-то в газовой камере, кто-то от болезней, кто-то от голода и холода. Единственное, что спасало, — надежда. Мне очень хотелось жить, я была молода и цеплялась за жизнь изо всех сил!
Ева не забыла про ужасы пребывания в лагере. Но она помнит и тот радостный момент, когда советские солдаты освобождали лагерь.
– Я вышла утром из барака и увидела кого-то бородатого, большого. Он был весь в инее. Я сначала подумала, что это медведь, — улыбается она.
Еве и ее маме Всевышний дал уникальный шанс выстоять и выжить: они были спасены советскими солдатами. Уцелевшая в аду концлагеря, как самую дорогую реликвию Ева бережно хранит затертую гимнастерку и солдатскую юбку. Так ее «нарядили» освободители, поскольку других вещей у нее не было. О русских воинах Ева вспоминает с теплом:
– Они нас кормили, берегли, одевали, следили за нами. Они помогли нам выжить! Несмотря на то что мы стали свободными, бои продолжались. Вместе с советскими солдатами мы были направлены в Советский Союз. В мае 1945 года мы вернулись в Голландию.

Когда Ева и ее мама приехали в Амстердам, они все еще верили, что отец и брат найдутся. Увы, пришли страшные новости: оба погибли незадолго до освобождения лагеря.
– Я не могу передать степень ненависти к нацистам, которую я тогда испытывала, — признается Ева. — Я не могла с этим справиться. Это была настоящая злость.
Вскоре Еву и ее маму навестил Отто Франк, отец Анны. Он был безутешен: его дочери и жена тоже стали жертвами Катастрофы.
– Мы с тобой хотя бы вместе, мы есть друг у друга, так говорила мне мама, а у Отто вообще никого нет, он один-одинешенек остался, — рассказывает Ева. — Единственное, что удержало его, — дневник дочери, который ему передали. Он показал нам его однажды. Мы читали и плакали. У Отто появился смысл в жизни, он перечитывал записи дочери, знал, что с ней происходило. Ему советовали опубликовать дневник. А еще, несмотря на страшную трагедию, он никогда не опускался до злобы и ненависти. Я не слышала, чтобы он хоть когда-то сказал что-то плохое о немцах.
В 1947 году дневник Анны Франк был впервые опубликован в Нидерландах. Шло время, но справиться с трагедией утраты близких Еве не удавалось. В 1951 году Отто Франк посоветовал ей продолжать учебу, было принято решение поехать на годичную стажировку к профессиональному фотографу в Лондон. Там Ева встретила свою любовь — израильтянина Цви Шлосса, который приехал в столицу Великобритании изучать экономику.
– Через полгода он сделал мне предложение, но я отказалась. Я сказала ему, что мне надо возвращаться в Амстердам и поддерживать маму. И тогда меня навестил Отто. У нас были очень доверительные отношения, я ему рассказала, что влюбилась. И он признался в ответ, что у него с моей мамой — тоже любовь. И сказал, что они поженятся только после моей свадьбы.
Так произошло, что я вышла замуж в 1952 году, а мама — в 1953-м. Отто стал моим приемным отцом.
– Почему столько лет вы молчали о вашей истории?
– Все дело в памяти. Трудно вспоминать эти события… Я молчала о них сорок пять лет. Но потом я почувствовала, что мне нужно поделиться своими воспоминаниями, чтобы люди помнили о Катастрофе, о тех жутких событиях. Я была приглашена на выставку, посвященную Анне Франк в Лондоне. С этого все началось. С 1985 года я выступаю перед людьми и не собираюсь останавливаться. Люди во всем мире должны знать правду о Холокосте, чтобы эта трагедия никогда не повторилась. Особенно часто я выступаю перед детьми и молодежью.
– Расскажите о каких-либо запомнившихся вам событиях из лагерной жизни.
– По прошествии трех месяцев моего пребывания в лагере в один из дней после вечернего душа мы должны были проходить полностью голыми перед Менгелем — врачом, проводившим эксперименты над заключенными. Так проходил отбор заключенных, которые потом попадали в его руки. В этот день для уничтожения в газовой камере были отобраны 40 женщин, в том числе и моя мама. Остальных заключенных перевели в другой барак. Нас разделили с мамой, и я думала, что она погибла. Но мама спаслась благодаря чуду. И в декабре, когда снова было перераспределение людей в лагере, мы с ней встретились. Мы с мамой были вместе, но все больше и больше людей угоняли вглубь страны, в другие лагеря. Это был марш смерти. Однажды утром мы проснулись и обнаружили, что в женской части лагеря осталось около 300 человек. Не было ни поляков, ни нацистов. Мы поняли, что свободны. Но сил идти не было — мы были страшно истощены. А через десять дней пришли советские войска.
Еве Шлосс восемьдесят два года, у нее три дочери и пятеро внуков. Ее мама и Отто Франк прожили вместе 27 лет в Швейцарии. Отто скончался в 1980 году, когда ему был 91 год, а мама Евы — в 1998-м, в возрасте 93 лет. Три дочери Евы Шлосс живут в Лондоне. Самая младшая дочь Сильвия, журналист, прожила в Израиле три года, хорошо говорит на иврите. Старшая дочь Каролина-Энн — юрист; средняя, Жаклин, занимается маркетингом.
Ева Шлосс написала несколько книг о своей жизни, она является попечителем Фонда Анны Франк, много делает для сохранения памяти о своей сводной сестре. Ева — удивительно красивый, добрый, открытый и чуткий человек. Доверительно и искренне, простыми словами она рассказывает обо всем, что пережила, участвует в мероприятиях, посвященных Холокосту. Именно такие встречи запоминаются на всю жизнь и служат мостами памяти, которые связывают поколения и не позволяют исторической памяти быть утраченной.
Ева Шлосс давно хотела побывать в России. Спустя шестьдесят шесть лет ее мечта сбылась. В стенах Мемориальной синагоги на Поклонной горе она встретилась с тремя русскими солдатами, освобождавшими Освенцим. Зал стоя приветствовал освободителей и освобожденную долгими аплодисментами. В глазах всех, кто пришел на встречу с Евой Шлосс, стояли слезы.
…Когда все участники встречи разошлись, зал опустел, там все еще оставались несколько человек — Ева Шлосс и ее освободители, воины Советской Армии, пришедшие на эту встречу спустя многие десятилетия. Они говорили и никак не могли наговориться…
Наталья ЛАЙДИНЕН, Россия
Фото Ильи Долгопольского



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!