Петр Чайковский и Адольф Бродский

 Яков Коваленский
 9 сентября 2012
 5899

Во второй половине XIX века в России жил замечательный скрипач Адольф Давидович Бродский (1851–1929), который сыграл огромную роль в пропаганде сочинений великого Петра Ильича Чайковского. А.Д. Бродский родился 2 апреля 1951 года в Таганроге в еврейской семье. Вероятнее всего, родители мальчика были выходцами с Западной Украины (г. Броды Львовской области) и приехали в Таганрог в поисках заработка. В семье было четверо детей. Мать умерла, когда мальчику было шесть лет. Вскоре отец с детьми переехал в Херсон, где получил место управляющего паровой мукомольной мельницей. Семья была музыкальная — мать хорошо пела, у отца был абсолютный слух, хотя он не играл на музыкальных инструментах. Еще в пятилетнем возрасте у мальчика был обнаружен музыкальный дар: когда отец подарил ему маленькую скрипку, ребенок не мог с ней расстаться. Первым учителем мальчика был солдат из местного военного оркестра. Но отец понимал, что мальчику нужен настоящий педагог, и отправил его в Одессу, музыкальную столицу юга России. Там мальчик учился у настоящего скрипача, игравшего в оркестре оперного театра, причем отец оставил его на попечении у педагога, а сам вернулся в Херсон.

В девять лет Адольф выступил на концерте и имел оглушительный успех. Это событие привлекло внимание богатых одесситов, и юному вундеркинду дали средства для учебы за границей. Адольф с отцом поехали в Вену, где мальчик учился в Венской консерватории у педагога Йозефа Хельмсбергера и жил в его доме. Профессор обнаружил у Адольфа большой талант, занимался с ним и устраивал ему публичные концерты в Вене. Занятия в консерватории продолжались в 1860–1866 годы, а в 1867 году Бродский выдержал конкурс для игры в Венском придворном оркестре (было 30 конкурсантов на одно место). Он работал в оркестре и давал частные уроки, а Йозеф Хельмсбергер пригласил его участвовать в знаменитом Хельмсбергер-Поппер-квартете в качестве второго скрипача. Вена полюбила юное дарование и запомнила Адольфа. Бродский вернулся в Россию в начале 1870-х и стал давать концерты, особенно по югу России. На одном из концертов его услышал молодой Петр Ильич Чайковский и написал прекрасную рецензию на выступление Бродского. Так произошло знакомство талантливого скрипача с великим композитором.
Концертируя по России, в одном из небольших городов Бродский увидел афишу симфонического концерта под управлением выдающегося пианиста и дирижера Николая Рубинштейна и, учитывая, что оркестр был явно мал, предложил свои услуги в качестве оркестранта. Его игра понравилась Н.Г. Рубинштейну, и он как директор недавно открывшейся Московской консерватории пригласил Бродского туда на работу. Так начался новый этап жизни скрипача. Он работал в консерватории с 1874 по 1879 годы в качестве ассистента профессора и там сблизился с Чайковским, который тоже преподавал в консерватории.
Вот несколько рецензий Чайковского на выступления Бродского: «Господин Бродский отлично исполнил концерт Вьетана и вызвал целую бурю рукоплесканий…» (1874) или «Скрипач Бродский… обладает совокупностью данных для блестящего виртуозного исполнения. Кроме высокоразвитой техники у него есть и сила, и красота тона, и чувство меры, и выразительность, и блеск» (1875). Таких рецензий о выступлениях Бродского Чайковский написал немало.
Но несмотря на успешную карьеру в России, в 1880 году Бродский уезжает на Запад — в Париж и Вену. Ему стало тесно в Москве, хотелось расширить свой репертуар и играть с более профессиональными европейскими оркестрами. В Париже Бродский знакомится с выдающимся французским композитором Сен-Сансом, который оказал всяческое содействие молодому скрипачу, ввел его в круг французских музыкантов и композиторов. Там же Бродский познакомился с И.С. Тургеневым, и вскоре их отношения переросли в дружбу.
Бродский мечтал исполнить скрипичный концерт Чайковского, который композитор написал почти пять лет тому назад, но его так никто и не сыграл из-за трудной партии солиста и необычности самого произведения. Ноты концерта Бродский взял с собой в поездку по Европе. В Вене Бродский встретил Ганса Рихтера (1843–1916), австрийского дирижера, одновременно с Бродским учившегося в Венской консерватории. Рихтер дирижировал в Придворной опере Пешта и Вены и был известен как блестящий интерпретатор Бетховена, Брамса, Брукнера. Бродский учил концерт почти год и мечтал сыграть его в Вене. Он долго упрашивал дирижера. Несмотря на то, что сочинение Чайковского понравилось Рихтеру, дирижер колебался, так как венская публика консервативна. Все советовали Адольфу играть Баха или Мендельсона, но он был упрям и настаивал на Чайковском.
Наконец, настал день выступления. Вот как описывает ситуацию сам Петр Ильич, который волею судьбы был в этот день в Риме. «В 1877 году я написал скрипичный концерт, который посвятил Л. Ауэру (один из выдающихся скрипачей XIX века, глава петербургской школы. – Я.К.). Но он не хотел превозмочь трудности этого сочинения и признал его неудобоисполнимым… Через пять лет, проживая в Риме, я прочел в австрийской газете рецензию знаменитого критика Ганслика о состоявшемся концерте в Вене, где было включено мое несчастное скрипичное сочинение, приговоренное Ауэром к небытию… Ганслик громил мой концерт и не жалел своего едкого юмора и иронии». Критик назвал это сочинение вонючей музыкой, хотя требовательная венская публика встретила исполнение овацией. Далее Чайковский пишет: «Прочтя этот отзыв, я живо вообразил, сколько усилий и энергии нужно было истратить Бродскому, чтобы он был допущен к исполнению в Венской филармонии «вонючего концерта»… Я поспешил выразить благодарность Бродскому и из ответного письма узнал, сколько искусов и мытарств ему пришлось пройти, чтобы добиться цели — вырвать из пропасти забвения мой концерт».
Чайковский пишет из Рима письмо Бродскому: «Милый друг! Тысячу раз благодарю Вас… Только прочтя отзыв авторитетного венского критика, я оценил всю безграничность гражданского мужества, которое Вы выказали, появившись перед венской публикой… Ваша симпатия к моему концерту — неоценимая заслуга, которую Вы оказали мне. Забвение и пренебрежение — самая страшная судьба, которая может постигнуть произведение, особенно новое. Поэтому неважно, что пишет критик: главное, что он пишет».
Премьера скрипичного концерта Чайковского состоялась 4 декабря 1881 года, и с этого момента началось триумфальное шествие по миру гениального сочинения композитора. По существу, в XX веке не было ни одного концертирующего скрипача, который не играл бы этот концерт. Чайковский первым в русской музыке создал жанр скрипичного концерта, музыка которого — образец дивной красоты и гармонии, это одно из популярных сочинений композитора. Отношения композитора и скрипача стали теплыми, Чайковский следил за судьбой своего детища и писал Бродскому восторженные письма, называя его «мой друг», «голубчик», «добрейший Адольф Давидович», а в конце концов — «милый друг Адольф!».
Начиная со второго нотного издания концерта, Чайковский снял посвящение Ауэру и посвятил его А.Д. Бродскому. Это посвящение сохранилось и по сей день. Композитор подарил Бродскому свой портрет с надписью: «Воссоздателю концерта, признанного невозможным, от благодарного Чайковского». Весной 1882 года Бродский со своей женой Анной Львовной Бродской (они дружили с детства, когда оба жили в Херсоне) поехали на гастроли в Англию, где скрипач имел большой успех и сыграл там концерт Чайковского впервые. Его пригласили также на музыкальные вечера Ротшильда, где Бродский был принят членами королевской семьи.
В 1883 году Бродский получил приглашение преподавать в Лейпцигской консерватории, основанной в 1843 году великим немецким композитором Ф. Мендельсоном (позже она стала называться Академией музыки имени Мендельсона). Бродский воспринял приглашение как огромную честь — академия считалась одним из самых престижных музыкальных учреждений мира.
Семья Бродских жила в Лейпциге более восьми лет, и их дом был уголком России. В круг их знакомств входили Эдвард и Нина Григ, И. Брамс, пианист и дирижер Ганс фон Бюлов, норвежский композитор К. Синдинг и, конечно, Петр Ильич Чайковский. Вот как композитор описывает свое пребывание в этой семье: «До чего мне приятно было в Лейпциге, где я раньше не бывал, встретить Бродского, с которым нас связывала прочная многолетняя дружба. Я отправился на елку к Бродскому, где царила русская атмосфера, которую украшали две симпатичные русские женщины — жена и свояченица хозяина… Я не могу отчетливо выразить словами ту целительную отраду, которую испытал в тот вечер и испытывал впоследствии в Лейпциге, когда бывал в семье Бродского».
Именно в доме Бродского Чайковский познакомился с композиторами Брамсом и Григом и со многими немецкими музыкантами. В одном из писем в 1889 году Чайковский пишет: «Я был в Лейпциге один день. Бродский играл мне мой Третий квартет, который они недавно исполняли в Гевандхаузе (знаменитый зал, существует и ныне). Изумительно хорошо!!! Ей Б-гу, никогда подобной квартетной игры не слышал». Дружба с Чайковским продолжалась вплоть до его кончины в 1893 году. Бродские тяжело переживали эту потерю.
С 1891 по 1895 годы Бродский работал концертмейстером и солистом Нью-Йоркского симфонического оркестра. Но его тянуло в Европу, он хотел быть ближе к России.
Когда он вернулся в Старый Свет, у него появилось много приглашений на работу. Адольф Давидович выбрал английский Манчестер, куда его пригласили профессором в колледж, а также руководителем Халле-оркестра. Фактически Англия стала второй родиной для семьи скрипача. В Манчестере Бродский создал свой струнный квартет, продолжал выступать как солист, начал дирижировать и вел большую педагогическую работу. Вскоре Бродский стал директором колледжа. Он приезжал играть в Россию, часто бывал в Норвегии у Грига, а семья Грига несколько раз приезжала по приглашению Бродского в Англию. В 1904 году жена скрипача А.Л. Бродская написала книгу «Воспоминания о русском доме», которая вышла в Манчестере, где подробно рассказала о жизни Бродского и о судьбе шедевра Чайковского. Книга вышла на русском языке в 2006 году.
Скрипач играл произведения Грига и Синдинга, которые посвящали ему свои сочинения. Григ писал в дневнике: «Имел большое счастье принимать моих дорогих друзей Адольфа и Анну Бродских. Какие люди! Какой великий педагог Бродский».
У Адольфа Давидовича завязались теплые отношения с братом Петра Ильича — Модестом Ильичем, основателем Музея Чайковского в Клину и биографом композитора. «Милейший Модест Ильич! Я со слезами на глазах прочитал в биографии Чайковского все, что говорится о его скрипичном концерте. Радовался той великой чести, которая выпала на мою долю быть названным в биографии этого великого гения в столь лестных для меня выражениях… Здесь, в Англии, Чайковского обожают», — писал скрипач в 1902 году.
В начале 1920-х годов Бродский почти перестал концертировать. В 1927 году он выступил на юбилейном концерте английского композитора Э. Эльгара, который посвятил Бродскому свой струнный квартет.
Бродский скончался в январе 1929 года, а его жена — спустя несколько месяцев, осенью этого же года.
Яков КОВАЛЕНСКИЙ, Россия



Комментарии:

  • 17 марта 2019

    Инна

    Опечатка в годе рождения Бродского


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!