Три скрипки — три судьбы…

 Юрий Юсов
 11 октября 2012
 4721

Паром «Джон Ф. Кеннеди» идет сквозь влажное марево залива Нью-Йорк-бэй от острова Манхэттен к острову Стейтен-Айленд. Я еду на встречу с Софией Яновской. Ее судьба, словно капля воды, преломила в себе отблески событий прошлого века. Яновской 85 лет. Она с трудом передвигается и быстро устает. София рада моему приходу. Приглашает за круглый стол. Раскладывает на нем фотоснимки. В молодости София Яновская играла в Оркестре кинематографии СССР. В 1989 году ее лишили советского гражданства. Она продала скрипку. С двумя легкими чемоданами в руках оказалась в третьей волне беженцев из России. Одно из последних воспоминаний о Родине: таможенники отбирают серебряную ложку — память об умершей матери, последнюю семейную реликвию. Вот уже лет десять, как семья Софии Яновской, бывшей выпускницы Государственного музыкально-педагогического института имени Гнесиных по классу «скрипка», переселилась в собственный дом недалеко от станции парома. Один из внуков Софии стал американским адвокатом, другой — инженером. – Расскажите о вашем детстве, родственниках, — прошу я, рассматривая семейные фотографии.

– Моя мать, Эстер Рудштейн, родилась на Полтавщине первой из шести детей в бедной еврейской семье, — вспоминает София. — Ее младшая сестра Зоя — мать Нелли Школьниковой. С Нелли мы были двоюродными сестрами. Я родилась в Каменке, а Нелли годом позже — в Золотоноше. Мне было два или три года, когда мы переехали в Москву. Отец работал полиграфистом. С десяти лет я стала посещать музыкальную школу Свердловского района Москвы и учиться игре на скрипке.
В 1937 году меня отобрали из лучших учеников детских музыкальных школ Москвы для участия в правительственном концерте в составе детского унисона из шести человек. Концерт состоялся на сцене Большого театра. За несколько дней до концерта нам выдали новую одежду и сфотографировали. Снимок был опубликован в газете. Сохранилась пожелтевшая вырезка со снимком нашего унисона. Рядом со мной — Халида Ахтямова, которая стала известной скрипачкой.
Иосиф Сталин находился в своей ложе недалеко от сцены. Мы смотрели на него, как на Б-га. Наш идол улыбался сквозь рыжие усы и аплодировал. После концерта всем раздали одинаковые пакеты со сладостями…
Однажды к нам на урок пришла худрук и директор Московского театра для детей Наталья Ильинична Сац. Она рассказала о своем театре и потом спросила, что бы мы хотели видеть на его сцене. Я подняла руку и сказала, что было бы интересно посмотреть на жизнь детей-пионеров при царе. Это очень ее рассмешило. Заметку об этой встрече опубликовала одна из центральных газет. Отец принес эту статью домой и всем ее показывал. Все смеялись. А мне было не до смеха. В десять лет я не понимала, в чем был юмор. Было обидно и почему-то стыдно. Вскоре я выкрала у отца ненавистную вырезку и выбросила ее. Наталью Сац арестовали осенью 1937 года, но об этом я узнала много позже…
Когда началась война, нашу семью эвакуировали на Урал. Летних каникул не было: я работала в колхозе. А во время учебного года шагала по бездорожью в школу и обратно по четыре-пять километров. Очень уставала, но продолжала играть на скрипке. В 1943 году мы вернулись в Москву.
Семья тети Зои переехала в Москву в начале 1930-х годов. Ее муж был скрипачом-самоучкой. Он подарил моей двоюродной сестре Нелли маленькую скрипку, когда той было года три. С тех пор Нелли не выпускала ее из рук и постоянно играла на ней. С пяти лет начала заниматься в детской музыкальной школе при Московской консерватории. А в восемь лет она стала знаменитой. В сопровождении оркестра Нелли исполнила скрипичный концерт Вивальди. Корреспондент газеты «Известия» после выступления взял у нее интервью.
Мы с Нелли занимались в классе профессора Янкелевича*. Ее мама часто болела. Когда ее надолго положили в больницу, наш учитель Юрий Исаевич Янкелевич приютил Нелли в своей семье. Позже ей предоставили место в общежитии.
Живя в семье Янкелевича, Нелли приходилось играть на скрипке в холодной ванной комнате. Много лет спустя она призналась мне, как однажды, не спросив разрешения, съела в ванной картофелину прямо с кожурой — самую маленькую из тех, что остывали в горячей кастрюле. Память об этой минутной слабости беспокоила ее долгие годы…
Из-за плохого отопления я не могла заниматься на скрипке дома. Пришлось заниматься в туалете музыкального училища — там было тепло. За дверью обычно выстраивалась очередь желающих занять это место…
Одним из проявлений заботы о студентах было так называемое УДП — усиленное дополнительное питание: кусочек хлеба весом в 125 граммов. Студенты дали другое толкование этой аббревиатуре: «умрешь днем позже». Как правило, одевались мы плохо. Но вот однажды пришла посылка из Англии. Всем девушкам выдали одинаковые красные платья. В них мы были похожи на близнецов, но все радовались подарку. Нелли в дополнение к платью получила пальто из бежевого вельвета с воротником и манжетами. Выглядела она в нем по-королевски.
В 1953 году Нелли направили в Париж для участия в Международном конкурсе имени Маргариты Лонг и Жака Тибо. Школьникова завоевала первую премию и специальный приз за исполнение скрипичного концерта Чайковского. Успех был ошеломляющим! С тех пор она много гастролировала с сольными концертами. А мои мечты о сольной карьере так и не осуществились. Я играла в составе Оркестра кинематографии СССР.
Скоропостижная смерть Юрия Исаевича в 1973 году стала ударом для всех его учеников. Особенно страдала Нелли. Ее любовь к нему не знала границ. Янкелевич с детства заменил ей отца. Траурная панихида состоялась в Малом зале Московской консерватории. Зал был заполнен до отказа. За порядком следил наряд милиции. Нас с Нелли усадили на сцене рядом с гробом. Моя сестра, казалось, окаменела от горя. Играть на скрипке она в тот день не могла.
Помню, как молодой Владимир Спиваков упал на колени перед гробом Учителя. Потом взял в руки скрипку и заиграл. Когда он опустил смычок, в воздухе повисла по-настоящему гробовая тишина. Такой вдохновенной игры и подобной тишины я больше никогда не слышала…
Нелли во всем пыталась достичь совершенства. Она овладела техникой так называемой поднастройки скрипок: вводила особый инструмент внутрь корпуса скрипок. Поочередно сдвигая внутреннюю деревянную дужку и играя на скрипке, она методом проб и ошибок достигала оптимального акустического эффекта. Благодаря этому навыку ее назначили консультантом государственного хранилища коллекции особо ценных и старинных музыкальных инструментов. Ее талант концертного исполнителя-виртуоза и дар преподавателя стали легендой.
А на этом снимке запечатлена Сарра Рашина. Отец Сарры был родным братом нашей бабушки по материнской линии. Сарра была на семь лет старше меня и на восемь лет старше Нелли, поэтому мы считали ее нашей сестрой, хотя она была нашей двоюродной тетей. Сарра выступала с концертами с двенадцати лет. В 1937 году она участвовала в международном конкурсе в Брюсселе и была отмечена дипломом. В том же году она, самая молодая выпускница в классе, окончила Латвийскую консерваторию. Рашина выступала с концертами в Риге, Париже, Лондоне и Варшаве. Яркий талант, безупречный стиль исполнения и редкая красота способствовали ее успеху. Намечались планы о стажировке в Московской консерватории, но началась война. В 1941 году вся семья Рашиных погибла в Рижском гетто…
В 1952 году мы с мужем отдыхали в Прибалтике, сняли комнату в Риге. Нашу хозяйку звали тетя Хася. Ей тогда было лет шестьдесят. Мы спросили ее, знает ли она что-нибудь о судьбе наших родственников. Тетя Хася заплакала и рассказала, что красавицу Сарру, славившуюся своей игрой на скрипке не только в Риге, но и по всей Европе, принудили тяжело работать в гетто. Когда она отказалась выполнять губительную для ее рук черную работу, фашисты заставили ее играть на скрипке. Потом Сарре отрубили руки топором. Вместе с толпой других узников Рижского гетто ее загнали в одну из городских синагог и там всех сожгли живьем!..
София Яновская умолкла. Дальше говорить не было сил.
– Вот телефон нашей кузины Флоры. Она живет в Лос-Анджелесе. У нее сохранились семейные фотографии семьи Рашиных. Может быть, она расскажет что-то еще…
Юрий ЮСОВ, Нью-Йорк
Продолжение следует
______
* Юрий Исаевич Янкелевич — выдающийся советский скрипач и педагог, заслуженный деятель искусств РСФСР (1966), кандидат искусствоведения (1956). C 1934 года вёл преподавательскую деятельность в ЦМШ, музыкальном училище при консерватории и в самой консерватории (профессор с 1961). Среди его учеников — В.Т. Спиваков, В.В. Третьяков, Н.Е. Школьникова и многие другие известные скрипачи. С 2009 г. в Омске проходит Международный конкурс скрипачей имени Юрия Янкелевича.

Автор выражает благодарность Софии Яновской и Флоре Израиловой за предоставленные фотографии из семейного архива.



Комментарии:

  • 30 октября 2012

    Гость

    Потрясающая статья! Читала и плакала... Спасибо Вам огромное! Буду с нетерпением ждать продолжения.


  • 26 октября 2012

    Гость

    А где София Яновская?

    Что Вы имеете в виду? Где она живет? Или где ее портрет? Портрет Софии Яновской будет помещен в третьей части этой статьи.


  • 23 октября 2012

    Гость

    Наверху - Сарра Рашина, внизу - Нелли Школьникова.

  • 23 октября 2012

    Гость

    Почему нет имен под портретами?


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции