Джеральдин Чаплин любит свои морщины

 Роман ОЛЕНЕВ
 23 ноября 2012
 4955

В мировой кинематографической культуре имя и образ Чаплина стали символами самого киноискусства. Роману Оленеву повезло сделать эксклюзивное интервью с его дочерью Джеральдин Чаплин, что было нелегко. Ведь что такое внимание журналистов, Джеральдин узнала с рождения, во всяком случае, фотографы начали охоту на нее буквально с пеленок. Чтобы быть звездой, Джеральдин было достаточно быть просто дочерью Чаплина…

Как в русской культуре Пушкин — это наше все, так и в мировой кинематографической культуре имя и образ Чаплина стали символами самого киноискусства. Мне повезло сделать эксклюзивное интервью, конечно, не с самим прародителем кинематографа, а с его дочерью Джеральдин Чаплин, что было нелегко. Ведь что такое внимание журналистов, Джеральдин узнала с рождения, во всяком случае, фотографы начали охоту на нее буквально с пеленок. Чтобы быть звездой, Джеральдин было достаточно быть просто дочерью Чаплина. Я уже не говорю о том, что и дедушка у нее был совсем не простой — классик американской литературы и лауреат Нобелевской премии.
Но Джеральдин сумела вырасти в абсолютно самостоятельную творческую личность и стала утонченной и глубокой актрисой. Правда, как она сама любит повторять, в кино она пришла от безнадежности: сначала в ее жизни был балет, но потом что-то там не заладилось, по крайней мере, отец сказал, что балерины в ней не видит. Тогда Джеральдин пошла в киноактрисы. Пойти в кино и быть при этом дочерью самого Чаплина означало тут же попасть в компанию кинозвезд.
Первая ее роль была в фильме «Прекрасным летним утром», где ее партнером оказался еще совсем молодой, но популярный и харизматичный Жан-Поль Бельмондо. По сюжету и по видеоряду фильм напоминает нашу «Кавказскую пленницу», так что Джеральдин пришлось натерпеться от кинозвезды. Впрочем, и обливания, и побои — все это мелочи. О том, чтобы вот так попасть в сильные руки Бельмондо, мечтали тогда тысячи женщин, в том числе и актрисы. Любопытно, что войдя в мир кино со схватки с таким актером, как Бельмондо, Джеральдин сыграла в этом фильме дочь миллионера. И это вряд ли режиссер взял с потолка, отец-то ее к тому времени владел уже десятками миллионов. Поэтому некоторые диалоги в фильме имеют двойной смысл и звучат очень убедительно.
Но воспринимать первую роль Джеральдин как некую проекцию ее жизни, то есть считать, что в большом кино она оказалась благодаря могуществу отца, было бы ошибкой. Иначе она не стала бы любимой актрисой и музой такого маститого испанского режиссера, как Карлос Саура. В его фильмах она снималась десять лет — с конца 1960-х. Почти все эти картины с успехом участвовали в европейских кинофестивалях. В целом актерский талант Джеральдин оказался многогранным, иногда она даже играла сразу двух героинь в рамках одного фильма. Скажем, гламурную блондинку и совсем невинную девушку романтического склада.
Актриса играла и играет в фильмах, где от нее требуется тонкий психологизм, и в то же время в легких комедиях, в мюзиклах. В последнее время она часто снимается в мистических страшноватых фильмах. Будучи уже в немолодом возрасте, она абсолютно не комплексует по этому поводу — играет ведьм и всякого рода комических старух. Так что к своему возрасту Джеральдин Чаплин относится явно с юмором. Собственно, в этом и видит залог востребованности в современном кино. А еще она принципиально не делает пластических операций. Джеральдин Чаплин говорит, что другие актрисы в ее возрасте выглядят, конечно, лучше, но они при этом все одинаковы, а она любит свои морщины, потому что они — это часть ее. Согласитесь, сказать так может актриса и женщина независимая, глубокая и очень сильная. Если же добавить, что Джеральдин Чаплин еще и очень позитивный, лучезарный человек, то остается только пожалеть, что времени для того, чтобы расспросить ее о собственном творчестве и творчестве ее отца, у нас было минут так десять. Ну что ж, тем они дороже.

– Все творчество вашего легендарного отца состояло в том, чтобы поместить выдуманного героя в смешную ситуацию. А в жизни, говорят, он не мог терпеть даже малейшей насмешки в свой адрес. В это трудно поверить. Неужели у такого гениального комика не было ни малейшей самоиронии?
– У него было достаточно самоиронии, он был действительно тем человеком, который с иронией относится к себе. Все же он был всемирно известным вымышленным человеком в мире искусства.
– Принято считать, что ваш отец был не религиозным человеком, но в своих фильмах он всегда был тем, кто отдает последнюю рубашку, исцеляет слепую девушку, в целом, ведет себя как юродивый, который несет в мир добро, а мир ему отвечает злом. Может быть, в глубине души у него были религиозные воззрения?
– Как бы я хотела это знать! Я знаю только, что он хотел верить в Б-га. Я училась в католической школе, как-то пришла домой и задала папе такой вопрос: «Папа, ты разве не знаешь, что ты можешь попасть в ад? Ты не веришь в Б-га?» А он ответил: «О, если бы я верил, то жить мне было бы намного легче».
– Хотелось бы поговорить о вашем творчестве. Как вам далась роль матери вашего отца, то есть собственной бабушки, в фильме «Чаплин»?
– О, это была замечательная роль. Я не знала свою бабушку — она умерла задолго до моего рождения. Я не думала о своей героине как о бабушке, я концентрировалась только на исполнении этой прекрасной роли. Я осознала, что играла свою бабушку, только после просмотра фильма. Какая у нее была ужасная, трагическая судьба…
– Мне кажется, что картины вашего отца в последнее время в нашем обществе приобретают особую актуальность. Взять гениальный фильм «Огни большого города». Он о социальном расслоении на миллионеров и бездомных. Для вашего отца это был просто удачный выразительный киноприем, или он всерьез задумывался над этой проблемой, когда уже сам стал миллионером, выйдя из социальных низов?
– Он был замечательным актером. Думаю, что все его фильмы актуальны и сейчас, они могли бы быть сняты и вчера. Например, его фильм «Месье Верду», фильм о банкире, который потерял работу и в один день оказался на улице. Я пересматривала этот фильм недавно, и он будто снят вчера. В конце фильма герой произносит речь, когда его поймали за то, что он стал убивать ведьм (женщин-медиумов) и отбирать у них деньги на лечение жены-инвалида. Он говорит: «Моя единственная ошибка в том, что я не профессионал. Убиваешь одного человека или десятерых, и ты — убийца. Убиваешь миллион, и ты — герой».
– Вы достаточно долго были женой и музой выдающегося режиссера Карлоса Сауры. Скажите, какой фильм из вашей совместной фильмографии вы выделили бы?
– Думаю, все эти фильмы прекрасны. Тогда мы вели войну против диктатуры изнутри страны, а не извне. Нам не нравился тот режим, мы не поддерживали его. Мы думали, что фильмы могут изменить мир, не осознавая, что фильмы могут изменить мировоззрение отдельного человека, но никак не мир в целом. Но это было прекрасно, я люблю эти фильмы.
– Г-жа Чаплин, широко известны слова вашего отца о том, что звук убьет кино. Но пришли 1960-е, и стало очевидно, что звук не только не убил, а обогатил кинематограф. Какие фильмы и каких режиссеров ваш отец любил смотреть в те годы?
– Помню, он был влюблен в фильмы Ингмара Бергмана, в частности, в фильм «Земляничная поляна». Он пересмотрел все его фильмы, он обожал его. Я помню этот их большой роман. Отец говорил мне: «О, я знаю этот фильм, это отличное кино». Поворачивался к матери и спрашивал: «Как же его имя?» А мать отвечала: «Ингмар Бергман».
– Спасибо вам огромное за эти драгоценные 10 минут!
– Это вам спасибо. Спасибо (по-русски)!
Ведущий рубрики Роман ОЛЕНЕВ, Одесса

Несекретные подробности
Джеральдина Чаплин родилась 31 июля 1944 года в городе Санта-Моника (Калифорния) в семье Чарли Чаплина и Уны О’Нил. В возрасте восьми лет появилась на экране в фильме Чаплина «Огни рампы». В дальнейшем пошла по стопам отца — стала актрисой. С 1967 года сотрудничала с испанским режиссером Карлосом Саурой, сыграла во многих его фильмах. В фильме 1992 года «Чаплин» исполнила роль своей бабушки Ханны, за которую была в третий раз номинирована на «Золотой глобус».



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции