Забытые мелодии

 Николай Овсянников
 23 ноября 2012
 4617

Сейчас уже вряд ли установишь, с чьей легкой руки широко известная песня «Конфетки-бараночки» (другое название «Москва златоглавая») попала в разряд русских народных. Одним из ее первых публичных исполнителей в СССР был ленинградский романсовый певец Валерий Агафонов (1941–1984). В годы перестройки песня начала свое победное шествие по российским просторам, и голосистые «народницы» Надежда Бабкина и Людмила Рюмина, не утруждая себя поисками авторов, повсеместно исполняли и записывали ее как русскую народную. Сегодня, судя по всему, «Конфетки…» считает таковой не только лихо исполняющий неведомым образом обрусевший шлягер Филипп Киркоров, но и вся его многомиллионная аудитория.

Между тем впервые в наших краях песня прозвучала в середине 1960-х годов. Она была записана певицей Зиной Павловой, выступавшей в парижских кабаре «Царевич» и знаменитом ресторане «Распутин». Приехав с гастролями в США (впоследствии Зина неоднократно проделывала этот маршрут в обоих направлениях), она записала на фирме Monitor Records долгоиграющую пластинку «Пой, цыганка!», где анонимный шлягер Candies and pretzels («Конфетки и бараночки») значился под № 3 вслед за известным романсом А. Обухова «Калитка» (The gate).
На волне увлечения певцами-эмигрантами нелегально завезенная в СССР пластинка была быстро растиражирована с помощью магнитофонных записей. Сразу полюбившаяся новинка (кроме «Конфеток…» практически все песни гиганта были широко известны) вскоре попала в неутвержденный ресторанный репертуар, откуда, очевидно, и почерпнул ее Валерий Агафонов.
Однако выходу в США пластинки Зины Павловой предшествовало появление сенсационного гиганта Jan Peerce on 2nd Avenue (1964), где знаменитый американский тенор Жан Пирс (настоящее имя Яков Пинхус Перельмут, 1904–1984, любимец Артуро Тосканини), в сопровождении оркестра под управлением Гершона Кингсли записал 14 love songs золотой эпохи еврейских театров Америки. Среди них был несправедливо забытый романс Шолома Секунды (1894–1974) на стихи Аншеля Шорра Mein yiddish maidele («Моя еврейская возлюбленная»).
Лучшая часть мелодии этого произведения была полностью скопирована Зиной Павловой и аккомпанировавшим ей ансамблем при создании песенного припева «Конфеток…» — самой красивой и запоминающейся части шлягера. Очевидно, Шолом Секунда знал об этом «изящном» плагиате, но будучи довольно пожилым и не склонным к судебным разбирательствам человеком (к тому же погруженным в это время в сочинение концертной классики), счел, что его имя и без «Конфеток…» известно всему миру благодаря его другому песенному шедевру 1932 года — Bay mir bistu sheyn («Для меня ты самая прекрасная»).
Примечательно, что и это произведение еврейского композитора с легкой руки Л.О. Утесова превратилось в воюющем СССР в знаменитый антифашистский шлягер «Барон фон дер Пшик» (1943). Возможно, снисходительность композитора объяснялась и его ностальгическими чувствами в отношении исторической родины — он родился в царской России и 13-летним подростком был увезен в США эмигрировавшими родителями.
Впервые же его романс о еврейской возлюбленной прозвучал в 1927 году в великой еврейской оперетте Zayn yiddish maidele («Его еврейская возлюбленная»), поставленной в Свободном театре Аншеля Шорра в Бруклине. Текст был написан А. Шорром по одноименной повести Исидора Лаша.
События переносили зрителя в Россию накануне Первой мировой войны. Гриша, молодой офицер, сын русского генерала, и Анюта, единственная дочь состоятельного еврея, влюблены друг в друга и, кажется, полны решимости пожениться. Но Анюта не может ослушаться строго придерживающегося еврейской традиции отца и, жертвуя счастьем, даже собирается подписать t’naim (контракт помолвки) с пожилым евреем, которого отец подобрал ей в качестве жениха.
Гриша появляется на сцене с поразительной новостью. Он только что узнал, что фактически он еврей. Его мать, которую он никогда не знал, была еврейкой. Как выяснилось, она сошла с ума, когда отец Гриши бросил ее и взял с собой детей. В конце пьесы Гриша и Анюта не только воссоединяются согласно традиционной еврейской церемонии, но и всей семьей эмигрируют в Палестину.
В 1937 году «Его еврейская возлюбленная» была возобновлена как новый музыкальный спектакль Уильяма Сегеля и Секунды, причем У. Сегель внес некоторые изменения в оригинальную версию И. Лаша. В 1944-м Шолом Секунда, готовя песню к публикации, несколько изменил ее первоначальную композицию. Таким образом, у Зины Павловой и ее музыкантов при подготовке «русской» версии песни имелись в распоряжении как нотное издание Шолома Секунды, так и пластиночная запись Жана Пирса.
Оставалось присочинить нехитрую мелодию куплета (не исключаю, что и она была где-то аккуратно позаимствована) и столь же нехитрые вирши:
Москва златоглавая. Звон колоколов.
Царь-пушка державная. Аромат пирогов… и т.д.
Авторов, способных к поэтическому творчеству подобного рода, среди огромной русско-еврейской общины Нью-Йорка в 1960-е было предостаточно. Ценителям же еврейской песенной классики, кроме исполнения Жана Пирса (в конце 1990-х гигант переиздан в США в виде CD фирмой VANGUARD), я рекомендую исполнение «Моей еврейской возлюбленной» тенором Симоном Спиро в сопровождении Венского камерного оркестра (CD Bay mir bistu sheyn, NAХOS, 2005).
Николай ОВСЯННИКОВ, Россия



Комментарии:

  • 21 мая 2014

    Леонид Рубинович

    Хоть в Москву златоглавую,
    Хоть в Кейптаунский порт,
    Восходите на палубу,
    Поднимайтесь на борт.

    Здесь корабль-мелодия,
    Хоть убили язык,
    И теперь к ней подходит,
    Лишь молчания крик.

    Где тот парень из песни,
    Что задумчив стоял,
    И о девушке грезил,
    И о жизни мечтал?

    Для нее этот парень,
    Был красивее всех,
    Где глаза ее карие,
    Ее слезы и смех?

    Океан ее песен,
    Глубина ее глаз ...
    Но на палубе пепел,
    Не заметен для вас.

    Ваше сердце не плачет,
    Не болит голова,
    Джентельмены удачи,
    Подменили слова.

    Пусть мелодию старую,
    Исполняют опять,
    От Москвы до Кейптауна,
    Вам ее не понять.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!