Ингрид Бергман и ее «Женщина по имени Голда»

 Виктор ГОРН, Россия
 7 февраля 2013
 7413

«Женщина по имени Голда» — так назывался художественный телевизионный фильм, созданный шведскими кинематографистами. Роль Голды Меир — премьер-министра Израиля — в нем сыграла знаменитая шведская актриса Ингрид Бергман. Эта роль стала ее последней ролью в кино…  

Интермеццо
Северной кинозвездой она стала после фильма «Интермеццо» режиссера Густава Муландера, ее шестого шведского фильма, снятого в 1936 году. Всемирно известной кинозвездой — после встречи с американским продюсером Дэвидом Селзником, обладавшим умением делать из талантливых актрис звезд мирового уровня.
В «Интермеццо» она сыграла роль очаровательной, но мучающейся от неустроенности и женского одиночества, талантливой пианистки — учительницы музыки. Фильм имел успех не только в Скандинавии, но и в США, куда Ингрид со своим мужем Петером Линдстромом и малышкой Пиа прибыла в мае 1939 года по приглашению Дэвида Селзника. Кинокомпания «Селзник интернешнл» собиралась переделать «Интермеццо» для показа на американском рынке.
В своей работе продюсер следовал жесткой голливудской традиции не искать звезд, а «делать» их и не собирался отступать от нее ни на шаг. Иногда для этого было необходимо изменить походку, манеры и даже черты лица актера, в результате чего менялся весь его облик. Это были первые подступы к тому, чтобы стать звездой.
Когда Селзник впервые увидел Ингрид не на экране, а в жизни, он понял, что в ней ничего менять не нужно. Ее походка была непосредственной, манеры — непринужденными, черты лица дышали изысканным благородством. Это был блестящий ход — поворот серебряного ключика. Идея была настолько же простой, насколько гениальной. Во всяком случае, до Селзника в Голливуде до этого никто не додумывался. Он решил, что все должно остаться так, как есть. Его протеже должна была стать первой «естественной» актрисой в Голливуде. То же самое произошло и с ее именем. Обычно приглашенным на «фабрику грез» актерам подбирали новое, звучащее, запоминающееся имя. Селзник решил, что Ингрид Бергман остается Ингрид Бергман и под этим именем войдет в историю мирового кино. Что и произошло.
Первое появление Ингрид перед американской публикой стало сенсацией. «Сенсации» было всего 23 года.
После «Интермеццо» она снялась в фильмах «По ком звонит колокол» по роману Эрнеста Хемингуэя, в «Унесенных ветром» по роману Маргарет Митчелл и в картине режиссера Майкла Кёртица «Касабланка». Ингрид пользовалась успехом, слава шагала за ней по пятам, и в 1944 году как лучшая актриса года она получила свой первый «Оскар» за фильм «Колокола святой Марии». Через четыре года газета «Дейли верайети» провела опрос на звание лучших актрис эры немого и звукового кино. В анкету были включены около 200 актеров, проработавших в кино 25 и более лет. Лучшей актрисой немого экрана была признана Грета Гарбо, звукового — Ингрид Бергман. Это был ее звездный час.

Жанна
Роль, о которой она мечтала всю жизнь, была Жанна д’Арк. Образ Жанны преследовал ее всю жизнь. Она даже не знала, когда это началось. Наверно, все шло из детства. С ее желанием сыграть Жанну д’Арк творилась какая-то мистика. У нее ничего не получилось с Дэвидом Селзником, собиравшимся снимать фильм о героине Франции, — планы расстроила война. Ингрид не раз предлагала разным продюсерам и режиссерам снять картину о Жанне, но ничего утешительного в ответ не слышала. И вот однажды после войны в ее доме в Калифорнии раздался звонок из Нью-Йорка, и драматург Максуэл Андерсон предложил ей сыграть роль Жанны в своем спектакле в одном из бродвейских театров. В этом был перст судьбы. Она согласилась немедленно, не читая пьесы, не зная, кто еще будет занят в спектакле.
О Жанне было написано много книг, и у всех авторов была, естественно, своя Жанна. Андерсон написал ее мягкой, женственной и застенчивой. Вложил в нее свои идеи не только о вере и неверии, но и о современных проблемах. Ингрид старалась приблизить Жанну, которую ей предстояло сыграть, к историческому прообразу — и в какой-то мере ей это удалось.
А потом был фильм «Орлеанская дева» Виктора Флеминга, где она вновь сыграла героиню французского народа. После просмотра Эрих Мария Ремарк написал ей, что отныне облик исторической Жанны будет ассоциироваться у него с обликом Ингрид. Это происходило не только с Ремарком. На родине Орлеанской девы, где бы актриса ни была, ее всюду принимали так, как будто она была живым воплощением Жанны д’Арк. И даже через пятнадцать лет после показа фильма во Франции, когда она прилетела в Париж, таможенники, глядя на нее, говорили: «А, Жанна д’Арк… Добро пожаловать домой».
Волна и камень
В 1948 году произошла ее первая встреча с Роберто Росселлини. В небольшом полупустом нью-йоркском кинотеатре крутили интеллектуальное кино, и она увидела его «Открытый город». Перед ней открылись не только Рим, не только извечная драма человеческих отношений, где присутствуют надежда и отчаяние, любовь и смерть, перед ней открылся удивительный мир итальянского режиссера, сумевшего в 89 минут экранной жизни вместить всю жизнь своих героев. Она влюбилась в эту картину, она влюбилась в неистовый гений этого дерзкого итальянца, никогда ранее не виданного ею.
Это был грандиозный скандал. С Петером была прожита целая по-шведски спокойная и уравновешенная семейная жизнь. Росселлини взорвал ее своим фильмом. После того, как она посмотрела его же «Пайзу», она поняла, что не может жить, как жила раньше. Что все, что она играла прежде, — не то. Что Петер, Пиа, семья — все летит в пропасть. И тогда она написала Роберто письмо. Она написала ему, что она шведская актриса. Что в «Триумфальной арке» по Эриху Марии Ремарку она сыграла итальянскую девушку, но из итальянского языка ей известны всего два слова: Ti amo, зато она прекрасно говорит по-английски, не забыла немецкий и понимает по-французски. И еще она написала ему о том, что если ему нужна такая актриса, то она готова прилететь в Рим и работать вместе с ним. Ей казалось, что она предлагает режиссеру актрису, а получилось, что актрису и жену.
Росселлини прислал ей телеграмму с предложением сняться в его очередном фильме Terredi Dio. Она прилетела в Рим весной 1949 года. После того, как съемки закончились, она решила, что остается с Роберто. Она проигнорировала общественное мнение, она закрыла глаза на скандал, который раздули падкие на сенсации газетчики, — газеты пестрели заголовками: «Известная шведская актриса Ингрид Бергман разводится с мужем», «Звезда мирового экрана выходит замуж за Роберто Росселлини». Единственное, что ее волновало, это Пиа. Но даже любовь к дочери не перевесила чувство к Роберто. Она перешагнула и через это.
За семь лет совместной жизни с Роберто она пережила унизительный развод с Петером, отчуждение Пиа, дикие по характеру нападки блюстителя нравственности, американского сенатора из Колорадо Эдвина С. Джонсона, заявившего, что она посягает — ни больше ни меньше — на сам институт брака. Она пережила взлеты и падения в творческой жизни — за четыре коротких месяца 1949 года она утратила статус первой леди Голливуда. А потом обрела счастье в семейной жизни, родив трех маленьких Росселлини — Робертино, Изабеллу и Изотту-Ингрид.
Она играла в спектаклях, воспитывала детей и не заметила, как прошла молодость и наступила зрелость. Зрелость женщины, зрелость актрисы. И когда она осознала, что переступила очередной рубеж в своей жизни, то поняла, что смертельно устала. Устала от бешеного, изматывающего жизненного ритма, устала от Роберто. Она никогда не думала, что может развестись с ним. Но, как известно, никогда не говори «никогда». С Роберто она испытала столь же бесконечное счастье, сколь и глубокие мучения. Но на каких весах можно было взвесить, чего ей досталось больше, и не есть ли мучения неизбежный спутник любви? Она мирилась со многим, не смирилась с единственным — когда у Роберто появилась очаровательная молодая индианка, с которой он познакомился на съемках документального фильма «Индия, 1958». Они развелись.

Осенняя соната
В 1977 году великий режиссер Ингмар Бергман предложил великой актрисе Ингрид Бергман сняться в своей «Осенней сонате» в роли известной пианистки Шарлотты, которая приезжает в Норвегию, чтобы навестить двух дочерей. Одна из них страдает тяжким недугом, неспособна передвигаться и живет вместе с семьей сестры. Бергман собирался делать фильм о любви. Он хотел показать тоску по любви, разные ее пути, ложь и обман во имя самого святого человеческого чувства. Он хотел сделать фильм о любви как единственной возможности выжить в этом мире. И ему это удалось. Благодаря блистательной игре Ингрид Бергман и Ли Ульман.
Фильм «Осенняя соната» вышел в прокат в 1978 году и завоевал симпатии зрителей во всем мире, потому что то, о чем хотел рассказать Ингмар Бергман и что удалось воплотить на экране Ингрид Бергман, было знакомо каждому человеку и вызывало эмоциональное сопереживание.
«Нью рипаблик» написала: «Игра Ингрид Бергман потрясает. Все прошедшие десятилетия мы обожали ее… В руках мастера она поднялась до истинных высот».
За игру в «Осенней сонате» Ингрид и Лив получили приз нью-йоркской кинокритики и самую престижную итальянскую премию «Донателло».
Финал
В 1973 году она обнаружила у себя в груди опухоль. На протяжении девяти лет она, как могла, противостояла неизлечимой болезни — скрывала свой страх перед небытием, успокаивала близких и по-прежнему старалась оставаться той Ингрид Бергман, какой знали ее все годы творческой карьеры миллионы поклонников во всем мире — энергичной, наполненной жизнью и радостью, «великолепной Ингрид». Все эти годы она продолжала сниматься в кино и играть на сцене с предельной самоотдачей, все более и более совершенствуясь от фильма к фильму, от спектакля к спектаклю. За эти девять лет смертельной болезни она завоевала третий «Оскар», была награждена высшим театральным призом «Тони» и главной телевизионной премией «Эмми». Но жизнь была прожита, пережита, изжита, и она отчетливо сознавала это, стремительно и неуклонно двигаясь к неизбежному.
Последний раз она снялась в главной роли в телевизионном фильме «Женщина по имени Голда» режиссера Алана Гибсона (A Woman Called Golda, США). Казалось бы, парадокс: актриса, известная своим ярким драматическим дарованием, своими классическими ролями, своей скандинавской красотой, играет современного политического деятеля. К тому же Голда Меир была далеко не красавицей, а Ингрид Бергман даже в пожилом возрасте сохраняла все чары голливудской звезды. Ее героиня, сраженная смертельным недугом, сумела не сломаться и выстоять до конца. Фактически она играла саму себя — искусство и жизнь соединились в мистическое целое. Последняя ее роль была светла, трагична и печальна и наполнена каким-то сакральным сокровенным смыслом — смыслом ухода.
Фильм вышел на экраны весной 1982 года. Летом того же года Ингрид Бергман ушла из жизни.
Виктор ГОРН, Россия



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции