Ностальгия по Олегу Янковскому

 Роман ОЛЕНЕВ, Одесса
 1 марта 2013
 3835

Олег Янковский, ушедший из жизни четыре года назад, был поистине великим актером, ставшим выразителем целой эпохи и символом советского кинематографа. Актер с лицом умного аристократа… Лично я не знаю примера такого актера, у которого внешняя красота сочетается с внутренней. Его лицо — это редкий феномен. Уникальность его облика — это то, что он умел вписаться в разные эпохи, в резко отличавшиеся друг от друга художественные миры.

Не зря его ценили два таких диаметрально противоположных режиссера, как Марк Захаров и Андрей Тарковский. Олег Иванович оказался своеобразным хамелеоном исполнительства, объединял всех его героев — врожденная интеллигентность, внешний и внутренний аристократизм. Джентльменом его персонаж оставался, даже если был на пороге алкоголизма.
У Олега Ивановича действительно были дворянские корни. Изысканность и элегантность чувствуются в каждом его жесте, в каждой небрежной детали. Феномен Янковского как актера не только в благородстве его образа, но и прежде всего во взгляде. Он мог просто смотреть в камеру, и зритель не отрывал от него глаз. В этом взгляде, может быть, и есть главный талант Янковского.
Известно, что когда он был еще подростком, окружающие часто восхищались его глазами. Они не просто красивые, а умные. За всю свою творческую биографию Олегу Ивановичу не довелось играть глупых героев. Под этот удивительно выразительный, магнетически обезоруживающий взгляд специально создавали целые сцены фильма.
Провокационность во взгляде и знаменитый прищур у Янковского появились не сразу. Поначалу его лицо использовали за исключительную киногеничность. В начале актерского пути ему это очень помогало. За эту красоту он и попал в свой первый фильм «Щит и меч». Холодный и бесстрастный взгляд — вот с чего начинал Янковский в кино. В чем-то похожую роль Янковский исполнил в фильме «Служили два товарища». Там он играл красногвардейца, человека военного. К выправке и осанке актера так и напрашивались форма и погоны. И на этот раз его глаза стали одной из важнейших составляющих всего фильма.
Уже в ранних своих работах Янковский умел удивительно молчать. Олег Иванович — один из тех актеров, который в статике запоминается больше, чем с динамикой. Даже в знаменитом фильме «Тот самый Мюнхгаузен» ключевой момент — это взгляд актера.
Умение талантливо молчать для актера — заставлять зрителя соучаствовать. Такое свойство особо ценно именно в кино, когда видны глаза и в кадре нужно показать концентрацию, внутреннюю жизнь. Исключительность таланта Янковского была в том, как он мог работать с текстом. Он принадлежал к актерам психологического кино. Обладая внешностью героя-любовника, Олег Янковский предпочитал играть героев, не только напрямую связанных с темой любви, но и сложных, мучающихся. Янковский делил свои фильмы на декоративные и на те, в которых можно было высказаться по сути, задеть какие-то болевые точки.
Поразительно то, что Янковский мог быть и европейским красавцем, и денди, и человеком, способным передать надрыв русской души. Его герой — надломленный, с какой-то трещиной и накопившейся усталостью. Ему всегда свойственно обостренное чувство собственного достоинства, тяга к свободе, которая очень по-русски граничит с неприкаянностью. И еще нельзя не сказать о мальчишеской дурашливости, хулиганистости его персонажей. Игривость, а самое главное — ирония, вот что важно в манере игры Янковского.
Что касается пафоса, герои Янковского его напрочь лишены. Олег Иванович говорил, что только плохой артист играет совсем всерьез, что хороший актер позволяет себе немного подмигнуть и улыбнуться зрителям. А улыбался Янковский как никто другой. В любом персонаже Янковского как-то удивительно уживались чувства победы и поражения. Такие два разных понятия придавали его герою особую глубину и рельефность. Он не боится выйти из привычной колеи, сойти с дистанции и тем самым оказаться в одиночестве. Классический герой Янковского — это сверхобаятельный интроверт, который так и не приспособился вполне к жизненным обстоятельствам. Он существует отдельно от других людей. При этом со всеми находит общий язык и всеми любим.
Умение Янковского сохранять некую неуловимую дистанцию по отношению к происходящему использовалось самыми разными режиссерами в самых разных художественных обстоятельствах. Он был идеальным актером в роли мудрого волшебника, видящего человека насквозь. И остальные герои Янковского имеют интересную особенность — они балансируют между двумя крайними типами поведения, такими как созерцание и действие.
Исключением стал фильм «Райские птицы», в котором Янковский снялся в последние годы. Начиная с 1990-х он был очень избирателен в работе. В картине для него превыше всего был сценарий. Не все знают, но совсем незадолго до смерти он успел сняться у Соловьева в фильме по роману Л. Толстого «Анна Каренина». Еще одна роль за последние годы, в которой Янковский почувствовал потенциал, — «Любовник». В нем Янковский доказывает, что его лицо и глаза интересны в любом возрасте. Даже в отчаянье его герой по-своему сдержан. Чувствуется, что самая сильная боль у него внутри, о чем мы, зрители, лишь догадываемся.
Впервые у Тарковского Янковский снялся в фильме «Зеркало». Роль незначительная, но для Тарковского очень важная. В этом автобиографичном фильме Янковский сыграл отца Тарковского. В фильме «Ностальгия» у него уже главная роль. Сегодня кадры из этого фильма, вошедшие в золотой фонд кинематографа, смотрятся особенно символично. Почти в каждом сыгранном фильме Янковский нес зрителям такое сильное чувство, как любовь, и зрители отвечали ему тем же. Так получилось, что Янковский оказался последним народным артистом Советского Союза и мало кто имел такое всенародное признание.
Ведущий рубрики Роман ОЛЕНЕВ, Одесса



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции