Анатомия одной фотографии

 Александр Ешанов
 1 марта 2013
 3182

…Жизнь, ах, жизнь длинна Для тех, чья душа фантазий полна. Серж Генсбур. Из неопубликованного

Погода 18 октября 2012 года была, пожалуй, хуже не придумаешь. Но пугали меня не огромные лужи и даже не моросящий с утра дождь, который то припускал, то прекращался, — я с тоской смотрел на толщу темно-серых облаков, уже в полдень покрывших густым мраком всю Москву. На дневной свет для фотосъемки рассчитывать не приходилось. Здесь нужно пояснить: я спешил на фотосъемку человека, чье имя в мире медицины звучит уже несколько десятилетий, как звон золотого дублона… Впрочем, я немного тороплюсь. Лучше обо всем по порядку. Как-то в телефонном разговоре Александр Исаакович Гельман спросил меня:
– Ты продолжаешь свою «Коллекцию…» в журнале «Алеф»?
– Да, но, пожалуй, не так резво, как в первые годы.
– Если хочешь, могу познакомить тебя с человеком, который несомненно украсит любую коллекцию, с человеком необычайной судьбы — с Александром Хуновичем Трахтенбергом.
Александр Исаакович — человек вообще-то немногословный. Он предпочитает писать пьесы, кино­сценарии, стихи, а если говорить, то мало, но веско. В том разговоре он не скупился ни в словах, ни в оценках: «Саша выдающийся хирург, лауреат Государственной премии России в области медицины, автор более двух десятков книг по хирургии в области онкологических заболеваний легких… И очень гордится почетнейшей среди хирургов наградой — «Серебряный скальпель». Но главное, он добрый, замечательный человек. Мы с ним давно знакомы… Еще нас связывают тяжелые воспоминания: он, как и я, ребенком находился в нацистском гетто…»
Не откладывая в долгий ящик, я позвонил Александру Хуновичу и представился.
– Да, да, Гельман мне о вас говорил, — услышал я очень приятный низкий тембр.
Так наше знакомство состоялось. Потом мы еще не раз перезванивались и беседовали на всевозможные темы. Но главным образом о судьбе Александра Хуновича. Мне очень важно было услышать его одиссею именно от него. И мне повезло — у профессора Трахтенберга начинался отпуск, поэтому ему легче было выкроить время, чтобы вспомнить о своих родителях, о родительском доме, о своем жизненном пути, о людях, благодаря которым он выжил в гетто. Как в древней китайской мудрости: «Когда идете в гору, не забывайте тех, кто встретился на вашем пути», он помнил имена не только известных врачей, высокого начальства, но и самых простых людей, с которыми его столкнула жизнь и кто сыграл в ней пусть небольшую, но важную роль.
Потом уже, при встрече Александр Хунович подарил мне свою книгу «Спасенный – чтобы спасать» — книгу, в которой я узнавал уже услышанные мною события и иные, раскрывающие секрет личности и характера автора книги. В ней с подкупающей простотой я узнавал о непостижимо сложном и удивительном пути ее автора.
На книге Александр Хунович написал: «Саше с наилучшими пожеланиями: крепкого здоровья, трудового долголетия и успехов. От автора». Затем — подпись. И дата — 18.10. 2012 г.
В тот день я и спешил на встречу, вглядываясь в небо, которое не сулило мне ничего хорошего. Эта встреча вызвала у меня странное ощущение — знакомые незнакомцы. Телефонные беседы с Александром Хуновичем, безусловно, создали некий плацдарм, позволивший легко преодолеть возможную при первой встрече полосу отчуждения. Поэтому диалог наш потек плавно. Фотоаппарат, конечно, был наготове, но он пока не «вмешивался» в наш разговор.
Слушая собеседника, я остро вглядывался в его лицо: оно поразило меня своей лепкой и необыкновенной выразительностью. Я даже ощутил некую неловкость, поскольку иногда терял нить беседы (поэтому и фотографировать я долго не решался).
Просто слушал и смотрел. Вопросы почти не задавал. Я рассматривал лицо и слушал монолог. В манере говорить, в выражении глаз я чувствовал пытливость ума и «упругость воли». Мне показалось, что я начинаю понимать этого удивительного человека, в ком переплетались дерзость и храбрость виртуоза-хирурга с хитринкой талантливого дипломата. И неожиданно вспомнил мудрую мысль великого музыканта Иегуди Менухина: «Внезапной биографии не существует». Конечно, в ней воплотился весь необыкновенный путь профессора Трахтенберга.
Тогда Александр Хунович сетовал на дефицит времени — многое задумано, начато, а силы убывают. Да, подумал я, действительно, «все в мире хрупко, неустойчиво». Но не давал покоя вопрос: каким должен быть портрет моего героя? И, как проблеск луча, мелькнула мысль: «…у каждого посвященного глубина его ума и познаний должна прочитываться на лице» (из книги Иегуди Менухина «Странствия»).
Хотите — верьте, хотите — нет, но за разговором я и не заметил, в какой момент из гущи облаков выглянуло солнце. И секунды не теряя, попросил Александра Хуновича пройти в коридор и подойти к окну, куда пробивался нежданный, но такой необходимый солнечный луч. Так появился этот кадр.
Александр ЕШАНОВ, Россия
Фото автора



Комментарии:


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!


Дорогие читатели! Уважаемые подписчики журнала «Алеф»!

Сообщаем, что наша редакция вынуждена приостановить издание журнала, посвященного еврейской культуре и традиции. Мы были с вами более 40 лет, но в связи с сегодняшним положением в Израиле наш издатель - организация Chamah приняла решение перенаправить свои усилия и ресурсы на поддержку нуждающихся израильтян, тех, кто пострадал от террора, семей, у которых мужчины на фронте.
Chamah доставляет продуктовые наборы, детское питание, подгузники и игрушки молодым семьям с младенцами и детьми ясельного возраста, а горячие обеды - пожилым людям. В среднем помощь семье составляет $25 в день, $180 в неделю, $770 в месяц. Удается помогать тысячам.
Желающие принять участие в этом благотворительном деле могут сделать пожертвование любым из предложенных способов:
- отправить чек получателю Chamah по адресу: Chamah, 420 Lexington Ave, Suite 300, New York, NY 10170
- зайти на сайт http://chamah.org/donate;
- PayPal: mail@chamah.org;
- Zelle: chamah212@gmail.com

Благодарим вас за понимание и поддержку в это тяжелое время.
Всего вам самого доброго!
Коллектив редакции