Я еврей

 Яков Шехтер
 25 апреля 2013
 7657

Эта история произошла во времена царствования Александра Второго. В местечке Шушвинишки жил почтенный и уважаемый еврей Арон-Лейб Энтин. Он умел очень красиво молиться и потому всегда на Йом Кипур и Рош-Ашана занимал место у амуда и вел молитву. Немало сладких слез было пролито прихожанами благодаря силе и звучности его голоса. А сколько правильных решений приняли они в своем сердце, слушая, как Арон-Лейб величаво и торжественно выводит грозные слова гимнов.

У Арона-Лейба была большая семья. Все дети как дети, но один пошел по кривой дорожке. Не захотел, как нормальный еврейский юноша, сидеть в ешиве, разбирая проблемы талмудических споров, а подался в далекий Петербург учиться на доктора. Как это у него получилось, откуда он раздобыл деньги на университет, как сумел выжить в огромном и чужом городе — никто не знает. Известно лишь одно: доктор из него получился очень хороший. Что же касается еврейских качеств — о них история умалчивает. Он не крестился, это точно, но к заповедям относился довольно прохладно. Еще бы: жизнь в столице иная, чем Шушвинишках.
Евреи местечка, а они, как известно, лучше всех знают все обо всех, нехотя произносили его имя. Еще бы: такой успех в светской жизни и такой провал — в духовной. Возможно, поэтому имя доктора до нас не дошло. Доктор и все.
Раввин местечка не любил конфликтов и потому также старался не упоминать имя доктора. Но однажды вернувшийся из Петербурга еврей поведал историю, заставившую раввина изменить свое отношение к отступнику.
Великая княгиня, сестра императора — ее имя также выпало из еврейской памяти — рьяно занималась здравоохранением. Немалую часть своего времени она посвящала инспектированию больниц и госпиталей. Понятное дело, к приезду августейшей особы инспектируемую больницу приводили в порядок. Мыли заброшенные углы, снимали с потолков паутину, обновляли запасы лекарств. Правда, разгрести многомесячные завалы за одну уборку невозможно, но все-таки пользу от таких инспекций трудно недооценивать.
Великая княгиня хорошо понимала истинное положение дел и поэтому не жалела времени на поездки. Как-то раз она посетила больницу, главным врачом в которой был наш доктор. Так рассказывает предание. Мы не станем выяснять, каким образом еврей в царской России стал главврачом, да и мог ли он, не крестившись, занимать такой пост. Доверимся преданию и поплывем дальше по руслу истории.
Великая княгиня долго ходила по больнице. И чем больше она ходила, тем в больший приходила восторг. Все было в порядке: и лекарства, и отчетность. Полы были чисты не для показухи, а по-настоящему, основательно чисты — в этом великая княгиня знала толк. На пальцах, словно бы невзначай проведенных по филенкам и подоконникам, не оставалось пыли. И главное — больные. Она давно не встречала таких довольных больных.
Великая княгиня несколько раз внезапно останавливалась посреди коридора, сворачивала в первую попавшуюся палату и принималась расспрашивать больных об уходе, кормежке, отношении медперсонала. Не то чтобы ей хотелось обнаружить недостатки, но такое благополучие настораживало.
Инспекция затянулась вдвое дольше обыкновенной. Все было замечательно. Секретарь княгини уже сделал по ее указанию несколько записей в дневнике посещения. Вечером, на семейном обеде у императора, она намеревалась рассказать о больнице, в которой — даже не верится — все делалось как положено. И уж конечно расхвалить главврача.
Главврач, молчаливой тенью следовавший за высокой гостьей, ни разу не помешал ей своими пояснениями, предоставляя возможность говорить сотрудникам. Это тоже очень понравилось княгине. Закончив обход, она остановилась в вестибюле и перед тем, как закутаться в шубу, обратилась к главврачу.
– Я очень, очень довольна. Сегодня же расскажу брату о вашей больнице. Вы, голубчик, просто молодец. Если бы все главврачи были такими... — она не закончила фразу, но тяжелый вздох и горькая улыбка не нуждались в словах.
– Всего доброго, милейший, — княгиня приподняла золотой, осыпанный бриллиантами крестик, висевший на длинной цепочке, обвивающей шею, и протянула для поцелуя главврачу.
По вестибюлю прокатился шумок восхищения. Такой жест далеко выходил за рамки обычного благоволения. Судя по всему, главврача ожидало блестящее будущее. И тут... и тут произошло непонятное. Вместо того, чтобы, склонившись, почтительно прикоснуться губами к крестику, главврач замялся, покраснел, а потом тихо, но твердо произнес:
– Я еврей, ваше императорское высочество. Я еврей.
– Еврей? — презрительно приподняла брови княгиня. Она молча опустила крестик, слегка нахмурившись, надела шубку и покинула больницу.
Вот, собственно, и вся история. Дерзкий поступок главврача изменил намерения княгини, и вечером, обедая вместе с венценосным братом, она даже не вспомнила о посещении больницы.
Выслушав рассказ до конца, шушвиницкий раввин пригласил к себе Арона-Лейба.
– Мне известно, что говорят в местечке о твоем сыне-докторе, — сказал он кантору. — Думаю, что эти разговоры причиняют тебе немало огорчения. Знай же, что его «я еврей» ценится на небесах дороже всех твоих замечательных молитв.
Яков ШЕХТЕР, Израиль
В оформлении статьи использована картина «Раввин» XIX века.
Автор неизвестен



Комментарии:

  • 1 февраля 2021

    МЕ

    Изложенная история произошла в середине 1915 года, когда престарелая мать-императрица Мария Фёдоровна, супруга покойного Александра III, посетила в Петрограде «зубоврачебный лазарет» для военнослужащих с челюстно-лицевыми ранениями (при хирургическом госпитале №246 Красного Креста в Зимнем дворце, открытом на средства императрицы Марии Федоровны). Двадцатисемилетний Давид Энтин из села Шумячи Могилёвской губернии, к этому времени сдавший экзамены на зубного врача экстерном в Тартусском университете, был назначен в лазарет старшим протезистом. Впоследствии Энтин Д.А. стал известным военным стоматологом, генералом медицинской службы РККА.

  • 27 сентября 2020

    Григорий

    Горжусь причастностью своей, Ее надеюсь не утратить, - Я сибиряк и я - еврей, А для фашистов - жид в квадрате!

  • 31 июля 2018

    Владимир

    Реальным прототипом героя был профессор Давид Абрамович Энтин, уроженец местечка Шумячи. В 1929-1951 гг. – начальник кафедры челюстно-лицевой хирургии Военно-медицинской академии, в 1939-1951 гг. - главный стоматолог Красной Армии. Он признан основоположником военной стоматологии в СССР. Единственный в мировой истории генерал среди военных стоматологов!!!

  • 23 мая 2018

    Натан

    В те времена принадлежность к некой конфессии существенно влияла на положение гражданина в социуме. По-видимому, врач Энтин действительно как-то получил должность главврача не будучи крещённым евреем. Хорошо бы узнать – как именно? Могу предположить, что вылечил крупного чиновника. Так и получил.

  • 27 марта 2015

    А ныне - беда

    Достаточно взглянуть на "евреев" Америки, 70% которых ( типа J Street)поддержали и поддерживают дьявола уничтожающего Израиль.

  • 9 ноября 2014

    Гость

    Слава Б-гу, что в Израиле ещё можно быть евреем.

  • 26 августа 2014

    Владимир

    Да, у доктора с чувством собственного достоинства всё было в порядке.

  • 4 июля 2014

    Борис

    Да.
    Еврей-это звучит Гордо.Всегда и везде надо оставаться тем,кто ты есть.Евреем быть тяжело.Вот поэтому многие нам и завидуют.
    Борис Германия.

  • 18 ноября 2013

    Гость

    The story very impressing
    Anna Shehter Australia

  • 4 октября 2013

    Гость

    Как хотелось бы иметь такое чувство собственного достоинства.


Добавить комментарий:


Добавление пустых комментариев не разрешено!

Введите ваше имя!

Вы не прошли проверку на бота!